ВУДИ АЛЛЕН

ста­ра­юсь делать се­рьез­ное, но вы­хо­дят ко­ме­дии

Telenedelya - - КИНО - Текст: ЛИДИЯ АГЕЕВА

ПА­РЕНЬ ИЗ БРУКЛИНА

В укра­ин­ский про­кат 14 февраля вы­хо­дит оче­ред­ная кар­ти­на 81-лет­не­го Вуди Ал­ле­на «Ко­ле­со чу­дес». Ре­жис­сер рас­ска­зы­ва­ет дра­ма­ти­че­скую ис­то­рию о любви и пре­да­тель­стве с Кейт Уинслет, Джейм­сом Бе­лу­ши и Джа­сти­ном Тим­бер­лей­ком. Она раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в по­сле­во­ен­ные 50-е в пар­ке ат­трак­ци­о­нов на Ко­ни-Ай­лен­де, в Бруклине, где Вуди ро­дил­ся и рос. – Вы бы­ва­ли в этом пар­ке ре­бен­ком?

– Ко­неч­но! В пер­вый раз ро­ди­те­ли сво­ди­ли ме­ня ту­да в на­ча­ле 40-х. Жи­вешь се­бе в рай­оне с обыч­ны­ми до­ма­ми и шко­ла­ми, про­хо­дишь па­ру квар­та­лов, и вдруг пе­ред то­бой воз­ни­ка­ет это вол­шеб­ное ме­сто с ма­ги­че­ски­ми шоу и гор­ка­ми, где можно ка­тать­ся на ма­ши­нах, стре­лять в ти­ре и есть вся­кие вкус­но­сти – поп­корн, ку­ку­ру­зу, хот-до­ги. По­тря­са­ю­ще! К то­му же парк сто­ит пря­мо на бе­ре­гу мо­ря – можно ва­лять­ся на пля­же, пла­вать, а по­том провести еще па­ру ча­сов на Ко­ни-Ай­лен­де. – Бруклин из­ме­нил­ся с тех пор, те­перь его на­зы­ва­ют но­вым Ман­х­эт­те­ном. Хо­те­ли бы ту­да вер­нуть­ся?

– Я фа­нат Ман­х­эт­те­на. В Бруклине жил в бед­ном мно­го­квар­тир­ном до­ме, где один те­ле­фон на всех. И меч­тал о Ман­х­эт­тене – боль­шом рай­оне по дру­гую сто­ро­ну мо­ста, с пент­ха­у­са­ми, шам­пан­ским и бе­лы­ми те­ле­фо­на­ми. А еще – с ноч­ны­ми клу­ба­ми, те­ат­ра­ми, опе­ра­ми и кон­цер­та­ми. Я вы­рос на ми­фе о Ман­х­эт­тене и не мог до­ждать­ся, ко­гда пе­ре­еду ту­да. Мне по­вез­ло – по­се­лил­ся там в 19 и жи­ву до сих пор.

МИР ГЛАЗАМИ ЖЕН­ЩИ­НЫ

– Го­во­рят, мужчины не мо­гут по­нять жен­щин. Вам же в «Ко­ле­се чу­дес» уда­лось со­здать яр­кие жен­ские пер­со­на­жи, ко­то­рых сыг­ра­ли Кейт Уинслет и Джу­но Темпл. В чем сек­рет?

– Сна­ча­ла я, как и мно­гие мужчины, со­всем их не по­ни­мал. Пи­сал сце­на­рии толь­ко для се­бя – в мо­их пер­вых филь­мах звез­дой был я сам. А по­том на­чал встре­чать­ся с Дай­ан Ки­тон. Она иг­ра­ла в мо­ей пье­се «Сы­г­рай это еще раз, Сэм!», мы по­дру­жи­лись, ста­ли вме­сте жить. Я был аб­со­лют­но по­гру­жен в нее – Дай­ан бы­ла ум­ной, чув­стви­тель­ной, та­лант­ли­вой и зна­ла столь­ко все­го. И я на­чал смот­реть на мир ее глазами, пи­сать для нее. – Че­му вас на­учи­ли ва­ши же­ны?

– Пер­вая су­пру­га, Хар­лин Ро­зен, изу­ча­ла фи­ло­со­фию и при­ви­ла мне ин­те­рес к этой на­у­ке. Мы бы­ли детьми, ко­гда по­же­ни­лись: ей – 17, мне – 19. По су­ти, про­сто съе­ха­ли от ро­ди­те­лей. Вто­рая же­на, Лу­и­за Лас­сер, бы­ла де­вуш­кой мо­ей меч­ты – ко­то­рая, как в ки­но, жи­вет на Ман­х­эт­тене, на Пя­той аве­ню, в дуп­лек­се – до­ме на две се­мьи. У Лу­и­зы даже име­лась уче­ная сте­пень в по­ли­то­ло­гии! Она очень под­дер­жи­ва­ла ме­ня, ко­гда я толь­ко на­чал вы­сту­пать на сцене. У нее я на­учил­ся то­му, как жить в Нью-Йор­ке. – А что тре­тья же­на – Сун-и?

– У нее со­вер­шен­но дру­гой жиз­нен­ный опыт. Сун-и ро­ди­лась в Се­уле, и ей при­шлось прой­ти че­рез ужас­ные ис­пы­та­ния. В пять лет она ока­за­лась на ули­це, где так го­ло­да­ла, что даже съе­ла ку­сок мы­ла – ду­ма­ла, что это еда. Я узнал от Сун-и о дру­гой жиз­ни.

Мне во­об­ще по­вез­ло: все жен­щи­ны, ко­то­рых я встре­тил, бы­ли за­ме­ча­тель­ны­ми и внес­ли огром­ный вклад в раз­ви­тие мо­ей лич­но­сти. Я всем обя­зан им. И в первую очередь мо­ей ку­зине Ри­те. Она все­гда бра­ла ме­ня с со­бой – и в парк на Ко­ни-Ай­лен­де, и в ки­но, и вез­де-вез­де. При-

ОДИН ИЗ СА­МЫХ ТАЛАНТЛИВЫХ РЕЖИССЕРОВ СОВРЕМЕННОСТИ РАССКАЗАЛ «ТЕЛЕНЕДЕЛЕ» О ДЕТ­СТВЕ В НЬЮЙОРКЕ, ЖЕНЩИНАХ СВО­ЕЙ ЖИЗ­НИ И ДЖАСТИНЕ ТИМБЕРЛЕЙКЕ

об­щи­ла ме­ня ко мно­гим ве­щам. Так что я – про­дукт многих за­ме­ча­тель­ных жен­щин. И очень бла­го­да­рен им за это. – А как же пу­те­ше­ствия, на­при­мер, с ва­шим джаз-бан­дом?

– Люб­лю иг­рать на клар­не­те, но мне не нра­вит­ся ез­дить по ми­ру, со­би­рать че­мо­да­ны, ре­ги­стри­ро­вать­ся в оте­лях. Все это не для ме­ня. – Вы­сту­па­е­те в Нью-Йор­ке?

– Да, иг­раю в несколь­ких квар­та­лах от до­ма, в оте­ле Carlyle. Мо­гу дой­ти ту­да за де­сять минут. Вы­сту­паю каж­дую неде­лю по по­не­дель­ни­кам. Там со­би­ра­ют­ся за­ме­ча­тель­ные лю­ди – я по­лу­чаю на­сто­я­щее удовольствие.

ТАЛАНТЫ И ПО­КЛОН­НИ­КИ

– Джа­стин Тим­бер­лейк при­хо­дил к вам? Вы иг­ра­ли вме­сте?

– Нет, я не очень хо­ро­шо зна­ком с его му­зы­кой, по­то­му что мое му­зы­каль­ное раз­ви­тие за­кон­чи­лось в кон­це 50-х. За­то иг­рал с Джейм­сом Бе­лу­ши. Од­на­ж­ды Джеймс при­шел в бар, ко­гда мы вы­сту­па­ли с груп­пой, и у него бы­ла с со­бой губ­ная гар­мош­ка. Он сыг­рал вме­сте с на­ми.

А Джа­сти­на я луч­ше знаю как ак­те­ра. – И как он вам? Вы го­во­ри­ли, что у него есть клас­си­че­ский шарм, как у Клар­ка Гей­б­ла и Хам­ф­ри Бо­гар­та.

– На роль спа­са­те­ля Мик­ки мне ну­жен был актер, ко­то­рый бы вы­гля­дел как человек, ко­то­рый может дей­стви­тель­но спа­сать жиз­ни. Му­же­ствен­ный и спор­тив­ный, а не та­кой спо­кой­ный и ма­лень­кий, как я. Кто-то пред­ло­жил Джа­сти­на, и я по­ду­мал, что это от­лич­ная идея. У него осо­бое оба­я­ние – ко­гда на­прав­ля­ешь на него ка­ме­ру, он вы­гля­дит как ки­но­звез­да. Живи мы в 30-х или 40-х, он бы точ­но стал од­ной из звезд той эпо­хи. – В ва­шем филь­ме ге­рой Джа­сти­на меч­та­ет стать сце­на­ри­стом и ис­поль­зу­ет кни­ги, что­бы со­блаз­нять жен­щин. А ка­кие кни­ги по­ре­ко­мен­до­ва­ли бы вы?

– Я ни­ко­гда не был чи­та­те­лем – мой спи­сок ли­те­ра­ту­ры очень ба­на­лен. Люб­лю, ко­гда груз раз­вле­че­ния ви­сит на пи­са­те­ле, не хо­чу про­де­лы­вать за него всю ра­бо­ту, как в «Улис­се» Джейм­са Джой­са. Мне нра­вят­ся срав­ни­тель­но про­стые кни­ги. Че­хов – хо­ро­ший при­мер. От его сю­же­тов по­лу­ча­ешь удовольствие: они все­гда эмо­ци­о­наль­ны, и ты по­ни­ма­ешь, к че­му он кло­нит. – В его ис­то­ри­ях ча­сто мрач­ные фи­на­лы.

– А мне все­гда нра­ви­лись мрач­ные ве­щи. Я ведь не со­би­рал­ся быть ко­ме­дий­ным ав­то­ром. Как и Джа­стин в мо­ем филь­ме, я хо­тел быть сле­ду­ю­щим Юд­жи­ном О’Ни­лом, Ар­ту­ром Мил­ле­ром, Тен­нес­си Уи­льям­сом или Ан­то­ном Че­хо­вым. Но у ме­ня дру­гой та­лант. Вот по­че­му вре­мя от вре­ме­ни я ста­ра­юсь сде­лать что-то се­рьез­ное, но по боль­шей ча­сти вы­хо­дят ко­ме­дии. – А как к ним от­но­сят­ся ва­ши де­ти?

– Они не ви­де­ли боль­шин­ства мо­их филь­мов и не смот­рят на ме­ня как на ге­роя или на со­сто­яв­ше­го­ся ре­жис­се­ра. У них очень трез­вый взгляд на ме­ня: до него не до­хо­дит, он это не зна­ет, он не может рас­слы­шать, что про­ис­хо­дит. А Сун-и веч­но с ни­ми со­гла­ша­ет­ся: «Да, он стар­ше, по­это­му не по­ни­ма­ет». И ча­сто ме­ня под­ка­лы­ва­ет. Вот та­кая у ме­ня жизнь до­ма. Ко­неч­но, они ви­дят ме­ня в ха­ла­те, в кро­ва­ти, как я смот­рю в пи­жа­ме бейс­бол по те­ле­ви­зо­ру… – Но вы имен­но та­кой и в сво­их филь­мах!

– Я по­яв­лял­ся на экране в том же са­мом, что и сей­час на мне на­де­то, и де­лал то же са­мое, что и в обыч­ной жиз­ни, – гу­лял по Нью-Йор­ку, хо­дил по ре­сто­ра­нам. По­это­му лю­ди счи­та­ют, что я та­кой же, как мои ге­рои. Но нет! Мои ге­рои лег­ко­мыс­лен­нее и, на­де­юсь, смеш­нее ме­ня. Я не та­кая ин­те­рес­ная лич­ность. Встаю утром, ез­жу на ве­ло­си­пе­де, ра­бо­таю, иг­раю на клар­не­те и гу­ляю по пар­ку. Ве­ду обыч­ную жизнь ти­пич­но­го пред­ста­ви­те­ля ра­бо­че­го клас­са. Днем – ра­бо­та, а по ве­че­рам си­жу у те­ле­ви­зо­ра и смот­рю иг­ры с мя­чом: аме­ри­кан­ский фут­бол, бейс­бол, бас­кет­бол, тен­нис, гольф… Все по­дой­дет. Мо­гу даже вклю­чить со­рев­но­ва­ния ле­со­ру­бов. Про­сто люб­лю спорт.

НА СЪЕМКАХ ФИЛЬМА «КО­ЛЕ­СО ЧУ­ДЕС» С КЕЙТ УИНСЛЕТ И ДЖУ­НО ТЕМПЛ. ПО ПРИЗНАНИЮ МЭТРА, ОН ВДОХНОВЛЯЛСЯ ПЬЕСОЙ ЮДЖИНА О’НИЛА «КОШКА НА РАСКАЛЕННОЙ КРЫШЕ»

ДЖА­СТИН ТИМ­БЕР­ЛЕЙК И КЕЙТ УИНСЛЕТ

(КАДР ИЗ ФИЛЬМА «КО­ЛЕ­СО ЧУ­ДЕС»)

ВУДИ АЛЛЕН ИГ­РА­ЕТ НА КЛАР­НЕ­ТЕ С НОВООРЛЕАНСКИМ ДЖАЗ-БАН­ДОМ ЭДДИ ДЕЙВИСА (2011)

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.