Ва­дим КАРПЬЯК:

МЫ НА­ШЛИ СЧА­СТЬЕ СО ВТО­РОЙ ПО­ПЫТ­КИ

Telenedelya - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Текст: ЛЮД­МИ­ЛА КОЗАРЕНКО

СТЕКЛЫШКО, КО­ТО­РОЕ СОЕДИНЯЕТ СЕРДЦА – Ва­дим, Та­ня, смот­ришь на ва­ши се­мей­ные фо­то – и по­ни­ма­ешь: вот оно, сча­стье! А вы сра­зу это по­ня­ли, ко­гда уви­де­ли друг дру­га?

ВА­ДИМ: Ду­маю, да. (Улы­ба­ет­ся.) По­то­му что пер­вый раз мы встре­ти­лись еще в но­яб­ре 1995-го. На уни­вер­си­тет­ских со­рев­но­ва­ни­ях по во­лей­бо­лу ока­за­лись в од­ной ко­ман­де, вме­сте за­щи­ща­ли честь гу­ма­ни­тар­но­го фа­куль­те­та Ки­е­во-Мо­ги­лян­ской ака­де­мии. И Та­ня иг­ра­ла луч­ше всех.

ТА­ТЬЯ­НА: Это прав­да. В ко­ман­де бы­ли все пар­ни, и толь­ко я од­на – де­вуш­ка. Но иг­ра­ла и вправ­ду луч­ше всех! (Сме­ет­ся.)

ВА­ДИМ: Это по­то­му что Та­ня за­ни­ма­лась 7 лет во­лей­бо­лом. Она бы­ла ли­де­ром на­шей ко­ман­ды. Пом­ню, то­гда по­смот­рел на нее и по­ду­мал: «Ух ты, ин­те­рес­ная, ин­те­рес­ная де­вуш­ка! На­до по­зна­ко­мить­ся по­бли­же».

– Та­ня, а что вы по­ду­ма­ли, уви­дев Ва­ди­ма впер­вые?

ТА­ТЬЯ­НА: Не мо­гу ска­зать, что я сра­зу об­ра­ти­ла на него вни­ма­ние. Тем бо­лее у Ва­ди­ка бы­ла чуд­ная при­чес­ка. Он то­гда но­сил длин­ные во­ло­сы, за­вя­зан­ные в хво­стик. Из-за то­го, что они пу­ши­лись, вы­гля­дел ка­ким-то на­хло­бу­чен­ным с этим сво­им хво­сти­ком и смеш­ным. Так что я вна­ча­ле об­ра­ти­ла вни­ма­ние имен­но на при­чес­ку. Но Карпьяк взял ме­ня из­мо­ром.

– Как уха­жи­ва­ли за Та­ней, Ва­дим?

ВА­ДИМ: Та­ня мне очень по­нра­ви­лась, и я ре­шил, что про­сто так это остав­лять нель­зя. В ход пошло все: от муж­ской са­мо­уве­рен­но­сти до ре­фе­ра­та по ло­ги­ке, ко­то­рый на­пи­сал вме­сто нее.

ТА­ТЬЯ­НА: Да, мы учи­лись на од­ном фа­куль­те­те, толь­ко Ва­дим на курс стар­ше. По­лу­ча­ет­ся, он уже знал пре­по­да­ва­те­ля и, в от­ли­чие от ме­ня, по­ни­мал, что тот тре­бу­ет.

– Вы оце­ни­ли этот по­сту­пок?

ТА­ТЬЯ­НА: Его оце­нил пре­по­да­ва­тель! (Улы­ба­ет­ся.) Ва­дим по­лу­чил для ме­ня 93 бал­ла, это бы­ла очень вы­со­кая оцен­ка.

– На­сколь­ко яр­ким был ваш ро­ман?

ТА­ТЬЯ­НА: Яр­ким, но недол­гим. Мы по­встре­ча­лись где-то пол­го­да и раз­бе­жа­лись.

ВА­ДИМ: Но то­гда про­изо­шел один весь­ма сим­во­ли­че­ский слу­чай. Од­на­жды я про­во­жал Та­ню до­мой, это был де­кабрь, шел пер­вый снег, и у нее из оч­ков пря­мо в снег вы­па­ло стек­ло.

ТА­ТЬЯ­НА: Для ме­ня это бы­ла ка­та­стро­фа. На но­су – сес­сия, на­до бы­ло си­деть в биб­лио­те­ке, а оч­ков нет. И Ва­дим ска­зал, что стек­ло най­дет. К то­му вре­ме­ни я уже на­ча­ла ду­мать о на­шем сов­мест­ном бу­ду­щем и за­га­да­ла: ес­ли оты­щет это стеклышко, мы бу­дем вме­сте. Це­лых пол­ча­са Ва­дим на­стой­чи­во его ис­кал. Пом­ню, я так за­мерз­ла! Но та­ки на­шел! И вот ко­гда мы рас­ста­лись, по­ду­ма­ла: «Ну, что ж, зна­чит, все это че­пу­ха». Ко­неч­но, в 17 лет ты не мо­жешь ска­зать, что это на всю жизнь. Но по­том меж­ду на­ми вспых­нул ро­ман во вто­рой раз, и я вспом­ни­ла то стеклышко. (Сме­ет­ся.)

ПО­ЧТИ ДЖОРДЖ КЛУНИ – По­че­му все-та­ки рас­ста­лись в пер­вый раз? Ко­гда ста­ло яс­но, что от­но­ше­ния не за­да­лись?

ТА­ТЬЯ­НА: Слиш­ком боль­шой вы­бор был и у Ва­ди­ма, и у ме­ня. Пер­вый курс, мне 17, Ва­ди­ку 18. Мно­го пар­ней при­зна­ва­лось в люб­ви, слу­ча­лось мно­го увле­че­ний. Цеп­лять­ся за од­но­го бы­ло бы стран­но. Ты про­сто еще не пред­став­ля­ешь сво­ей жиз­ни с кем-то. Мы не смог­ли оста­но­вить­ся толь­ко на од­ном ва­ри­ан­те. По край­ней ме­ре, у ме­ня так бы­ло (улы­ба­ет­ся).

– При ка­ких об­сто­я­тель­ствах жизнь све­ла вас сно­ва?

ТА­ТЬЯ­НА: Ини­ци­а­то­ром встре­чи бы­ла я. Ме­ня то­гда взя­ли ре­дак­то­ром на один укра­ин­ский те­ле­ка­нал. Сре­ди мо­их за­да­ний бы­ло об­но­вить ве­чер­ний вы­пуск но­во­стей и най-

ти ту­да укра­ин­ско­го Джор­джа Клуни. Сверх­за­да­ча! По­то­му что од­но де­ло – об­но­вить, и со­всем дру­гое – най­ти Джор­джа Клуни. (Улы­ба­ет­ся.) Я по­до­бра­ла боль­шой пул ра­диои те­ле­ве­ду­щих, а по­том по­ду­ма­ла, что в чис­ло пре­тен­ден­тов на­до вклю­чить и Ва­ди­ма. У него уже был опыт ра­бо­ты на те­ле­ви­де­нии и ра­дио, по­сто­ян­но слы­ша­ла его го­лос в ка­кой-то ре­кла­ме. На­пи­са­ла ему, спро­си­ла, не хо­чет ли по­про­бо­вать­ся. Он ска­зал: «Да, класс­но, да­вай».

Мы про­шли с ним все трак­ты, у него бы­ли бе­се­ды с ру­ко­вод­ством ка­на­ла. В кон­це кон­цов со­шлись на том, что бе­рем его. Но в по­след­ний мо­мент ди­рек­тор по мар­ке­тин­гу ска­за­ла при­мер­но та­кие сло­ва: «Я бы его не бра­ла. Ну, посмот­ри­те, это же мо­ло­дой Ку­ли­ков. Пусть че­рез несколь­ко лет пой­дет на «Сво­бо­ду сло­ва». Нет – так нет. Ва­ди­му то­гда бы­ло 33, а мы ис­ка­ли че­ло­ве­ка 45+.

Я по­зво­ни­ла и ска­за­ла: «Из­ви­ни, мы все­та­ки бе­рем не те­бя». И ду­ма­ла, на этом на­ше об­ще­ние за­кон­чи­лось. Хо­тя, рас­ста­ва­ясь, пре­ду­пре­ди­ла, что, воз­мож­но, пред­ло­жу ему дру­гой про­ект.

ВА­ДИМ: Те трак­ты бы­ли в июле 2010-го, в ав­гу­сте мне от­ка­за­ли, и в ав­гу­сте же моя пер­вая же­на ска­за­ла, что у нее ро­ман с ее те­пе­реш­ним му­жем.

В об­щем, мы рас­ста­лись в кон­це ав­гу­ста, а в на­ча­ле сен­тяб­ря я по­зво­нил Тане: «У ме­ня тут та­кая ис­то­рия, я уже не се­мей­ный, со­от­вет­ствен­но, это кри­ти­че­ски уве­ли­чи­ва­ет ко­ли­че­ство сво­бод­но­го вре­ме­ни. По­это­му ес­ли у те­бя есть идеи по по­во­ду те­ле­ви­де­ния, мы мо­жем вы­пить ко­фе и об­су­дить это де­таль­нее».

ТА­ТЬЯ­НА: Мы встре­ти­лись, про­сто по­го­во­ри­ли. Я то­гда уди­ви­лась, что у Ва­ди­ма не сло­жи­лась лич­ная жизнь – для ме­ня это бы­ла неожи­дан­ность. По­чти сра­зу ста­ло яс­но, что у нас нема­ло об­щих тем. Он раз­би­ра­ет­ся во мно­гих ве­щах, в ко­то­рых мне хо­те­лось разо­брать­ся. На­при­мер, как все ра­бо­та­ет на том же ра­дио.

ВА­ДИМ: Плюс был та­кой важ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский ню­анс. Мы встре­ти­лись на ко­фе на По­до­ле, как раз воз­ле Ки­е­во-Мо­ги­лян­ской ака­де­мии, где ко­гда-то учи­лись, и это то­же по­вли­я­ло на ат­мо­сфе­ру об­ще­ния.

– Не бы­ло мыс­ли: «Вто­рой раз в ту же ре­ку? Нет, спа­си­бо!»?

ТА­ТЬЯ­НА: Бы­ло мно­го раз­ных чувств и со­мне­ний, ес­ли чест­но.

ВА­ДИМ: Мы как раз бы­ли уже в том воз­расте, ко­гда раз­рыв преды­ду­щих от­но­ше­ний угро­жа­ет ка­та­стро­фой, а не ма­нит воз­мож­но­стя­ми. Важ­ное об­сто­я­тель­ство – и я, и Та­ня про­жи­ли в бра­ке по семь лет.

БОРЩ – НЕ ГЛАВ­НОЕ – Та­ня, в ка­кой мо­мент по­чув­ство­ва­ли, что Ва­дим – тот че­ло­век, с ко­то­рым вы хо­ти­те про­жить всю жизнь?

– Не мо­гу ска­зать, что это был один мо­мент. Ско­рее, я ста­ра­лась во­об­ще ни о чем по­доб­ном не ду­мать. И ко­гда эта мысль ста­ла по­сто­ян­но по­яв­лять­ся, от­го­ня­ла ее и успо­ка­и­ва­ла се­бя тем, что у ме­ня есть муж. Но од­на­жды Ва­дим ска­зал: «Зна­ешь, я влю­бил­ся, при­чем се­рьез­но. Так что ты по­ду­май».

– Сколь­ко вам да­ли «на по­ду­мать»?

ТА­ТЬЯ­НА: Ва­дим ме­ня не огра­ни­чи­вал. Я са­ма се­бя огра­ни­чи­ла. Ре­ши­ла, что раз так все се­рьез­но, мне нуж­но опре­де­лить­ся быст­ро. Я мо­но­гам­ный че­ло­век и за чест­ность в от­но­ше­ни­ях. По­это­му по­про­си­ла: «Не тро­гай ме­ня несколь­ко недель. По­зво­ни то­гда-то, и мы по­го­во­рим».

ВА­ДИМ: Для ме­ня это то­же был весь­ма де­ли­кат­ный мо­мент. С од­ной сто­ро­ны, я по­ни­мал, что у Та­ни се­мья. Сам не­дав­но ока­зал­ся в си­ту­а­ции, ко­гда она ру­шит­ся, так что по­ни­мал, на­сколь­ко та­кой опыт трав­ма­ти­чен. А с дру­гой – бы­ли чув­ства, и скры­вать их не мог. И ес­ли уж не весь мир о них дол­жен знать, то, по край­ней ме­ре, Та­ня – точ­но. Тем бо­лее мне ка­за­лось, она об этих чув­ствах на­ча­ла до­га­ды­вать­ся.

ТА­ТЬЯ­НА: Со вре­ме­нем я по­ня­ла, как это пра­виль­но раз­ру­лить. По­то­му что воз­ни­ка­ло мно­го во­про­сов, в том чис­ле и свя­зан­ных с ме­стом жи­тель­ства. Ко­неч­но, пе­ре­ез­жать нуж­но бы­ло мне, по­то­му что это я ухо­ди­ла из се­мьи. Ска­за­ла Ва­ди­му, что мне нуж­но еще ре­шить неко­то­рые во­про­сы, по­сле че­го пе­ре­еха­ла к нему под Ки­ев.

– Чем вы оба за­ни­ма­лись, ко­гда на­ча­лась ва­ша се­мей­ная жизнь?

ТА­ТЬЯ­НА: Я ра­бо­та­ла на те­ле­ви­де­нии – в но­во­стях, а Ва­дим имел де­ло с ра­дио, был свя­зан с му­зы­каль­ным биз­не­сом.

– Не на­ме­ти­лось неко­е­го со­пер­ни­че­ства – у ко­го ста­тус в об­ще­стве вы­ше и зар­пла­та?

ТА­ТЬЯ­НА: Мы ча­сто ме­ня­лись об­ще­ствен­ны­ми ро­ля­ми с точ­ки зре­ния сте­рео­ти­пов. И в этот мо­мент важ­но бы­ло оста­вать­ся не про­сто му­жем и женой, лю­бов­ни­ка­ми, а быть в парт­нер­ских от­но­ше­ни­ях неза­ви­си­мо от ста­ту­са.

ВА­ДИМ: К на­ча­лу на­ших от­но­ше­ний Та­ня за­ра­ба­ты­ва­ла боль­ше, чем я. И ес­ли на уровне парт­нер­ских от­но­ше­ний под­дер­жи­вать ра­вен­ство бы­ло до­воль­но про­сто, то на уровне вкла­да в се­мей­ный бюд­жет пе­ре­кос был. Не мо­гу ска­зать, что я стра­дал от это­го, но дис­ком­форт пом­ню. Увы, то, чем за­ни­мал­ся, бы­ло ме­нее при­быль­ной де­я­тель­но­стью, чем ра­бо­та на те­ле­ви­де­нии, ко­то­рой за­ни­ма­лась Та­ня.

ТА­ТЬЯ­НА: Мы с Ва­ди­мом по­лу­чи­ли об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое поз­во­ля­ет нам мыс­лить за рам­ка­ми сте­рео­ти­пов. Свой ма­ги­стер­ский ди­плом я за­щи­ти­ла по тео­рии фе­ми­низ­ма. Для ме­ня на пер­вом ме­сте (и Ва­дим об этом зна­ет) парт­нер­ство в от­но­ше­ни­ях. При этом хо­те­лось ему по­ка­зать, что под­дер­жу его в лю­бом слу­чае. А он не за­став­ля­ет ме­ня ва­рить борщ.

ВА­ДИМ: (Сме­ет­ся.) Хо­тя я очень люб­лю Та­нин борщ.

– Кто же у вас до­ма го­то­вит?

ТА­ТЬЯ­НА: Мы оба. По­сколь­ку мне го­то­вить нра­вит­ся, де­лаю это ча­ще. Ес­ли нуж­но со­сре­до­то­чить­ся на ка­ком-то непро­стом про­ек­те, на­хо­жу слож­ное блю­до и во вре­мя го­тов­ки про­ду­мы­ваю ва­ри­ан­ты. То есть для ме­ня это боль­ше спо­соб ме­ди­та­ции, чем поль­за се­мье. Так что нель­зя ска­зать, что у нас кух­ня – на мне. Но борщ, к при­ме­ру, го­тов­лю толь­ко я.

ВА­ДИМ: Это та­кой уро­вень со­вер­шен­ства, ко­то­рый мне непод­вла­стен. Я не бу­ду тра­тить оста­ток сво­ей жиз­ни на то, что­бы хоть при­бли­зить­ся к нему, а не то что пре­взой­ти. (Улы­ба­ет­ся.) За­то сви­ни­на в кис­ло-слад­ком со­усе – толь­ко моя зо­на от­вет­ствен­но­сти. Ес­ли Та­ня едет с ра­бо­ты, а я уже до­ма, то оче­вид­но, что ужин то­же за мной. Я и де­тей по­корм­лю – для ме­ня это не про­бле­ма.

КТО В СЕ­МЬЕ АСФАЛЬТОУКЛАДЧИК – Ва­дим, как по­лу­чи­лось, что ста­ли те­ле­ве­ду­щим? Же­на-про­дю­сер сло­во за­мол­ви­ла?

ТА­ТЬЯ­НА: Нет. Моя роль бы­ла толь­ко в том, что­бы дать ему воз­мож­ность по­нять, что он это мо­жет. И Ва­дим в это по­ве­рил.

– Ско­ро ис­пол­ня­ет­ся ров­но 5 лет, как Ва­дим ра­бо­та­ет в кад­ре. По­сле пер­вых эфи­ров бы­ли до­ма се­рьез­ные раз­бо­ры по­ле­тов?

ТА­ТЬЯ­НА: Они у нас каж­дый эфир, да­же сей­час! (Улы­ба­ет­ся.) А 5 лет на­зад – тем бо­лее.

Пом­ню, толь­ко ро­ди­ла вто­ро­го ре­бен­ка, бы­ла в де­кре­те. А то­гда пря­мо во вре­мя эфи­ра ве­ду­щие си­де­ли в ин­тер­не­те, сле­ди­ли за но­во­стя­ми, рас­ска­зы­ва­ли о по­след­них со­бы­ти­ях (это бы­ло на­ча­ло 2014 го­да). И Ва­дик по­сто­ян­но был на свя­зи в мес­сен­дже­ре. Ну и си­ту­а­ция: у ме­ня здесь но­во­рож­ден­ный Орест, там – Мар­та, а я во вре­мя эфи­ра даю Ва­ди­му со­ве­ты – как сесть, что го­во­рить. По­том ска­за­ла се­бе: «Та­ня, ты нор­маль­ная? Ус­по­кой­ся!».

– Ва­дим, за что Та­ня осо­бен­но вас кри­ти­ко­ва­ла?

ВА­ДИМ: За пер­вый эфир­ный об­раз, ко­то­рый мне сде­ла­ли, – с ба­боч­кой.

ТА­ТЬЯ­НА: Из­ви­ни, это ин­фор­ма­ци­он­ный ка­нал, ка­кая ба­боч­ка?

ВА­ДИМ: По­том кри­ти­ко­ва­ла, что не так си­жу, слиш­ком на­кло­ня­юсь над сто­лом – на­до ров­нее. Бы­ли за­ме­ча­ния по фор­му­ли­ров­ке во­про­сов. Она счи­та­ла, что их мож­но де­лать ко­ро­че и рез­че. Ку­да луч­ше смот­реть, ку­да рас­став­лять уда­ре­ния, ко­гда го­во­рю или чи­таю текст… (Улы­ба­ет­ся.) Но для ме­ня это бы­ло важ­но. По­то­му что в пря­мом эфи­ре пе­ре­пи­сать дубль и ис­пра­вить невоз­мож­но.

В той же «Сво­бо­де сло­ва» на эфи­ре си­дит про­дю­сер Ми­ха­ил Пав­лов, ко­то­рый смот­рит вы­пуск и как про­дю­сер, и как зри­тель. Ко­гда ты внут­ри про­грам­мы, со­всем ина­че все вы­гля­дит. Ино­гда ка­жет­ся, что уже все, ни­че­го из это­го го­стя не вы­тя­нуть. А со сто-

ро­ны вид­но, что нуж­но еще чуть до­жать, и бу­дет важ­ная ин­фор­ма­ция или неожи­дан­ный по­во­рот.

– Два го­да на­зад вы ста­ли ве­ду­щим по­ли­ти­че­ско­го ток-шоу «Сво­бо­да сло­ва» на ICTV. До­ма у вас то­же сво­бо­да сло­ва – ста­ра­е­тесь сра­зу же вы­ска­зы­вать друг дру­гу пре­тен­зии, ес­ли они по­яв­ля­ют­ся, или бе­ре­те тайм-аут, что­бы все об­ду­мать?

ВА­ДИМ: Я – бо­лее им­пуль­сив­ный. Ес­ли есть про­бле­ма, сра­зу на­чи­наю ее ре­шать. Ино­гда слиш­ком на­пи­раю. Как Та­ня го­во­рит, «вклю­чаю асфальтоукладчик». То есть ни­кто от­сю­да не вый­дет, по­ка не раз­ру­лим си­ту­а­цию. (Сме­ет­ся.) Она же сна­ча­ла все об­ду­ма­ет, мо­жет вы­на­ши­вать ре­ше­ние несколь­ко дней, иметь несколь­ко за­пас­ных ва­ри­ан­тов. И толь­ко по­том ска­жет: «Есть та­кая про­бле­ма, ее мож­но ре­шить так, так и так. Да­вай об­су­дим, как луч­ше это сде­лать». Мне нра­вит­ся, что ей уда­ет­ся ме­ня сбалансировать. У нас так: ес­ли я го­тов, дал Тане вре­мя по­ду­мать.

– Что вас друг в дру­ге ра­ду­ет и что, воз­мож­но, хо­те­лось бы из­ме­нить?

ВА­ДИМ: Ну, я бы Тане вшил кар­ту Google с ав­то­ма­ти­че­ским на­ви­га­то­ром, что­бы она не те­ря­лась. (Сме­ет­ся.) Бук­валь­но се­год­ня по­зво­ни­ла и ска­за­ла, что за­блу­ди­лась. И еще – ес­ли Гос­подь при­слу­ши­ва­ет­ся к мо­им по­же­ла­ни­ям, то я по­про­сил бы Его сде­лать так, что­бы Та­ня боль­ше по­лю­би­ла го­ры, а я – мо­ре. Хо­чет­ся взять па­лат­ку, под­нять­ся в го­ры и пе­ре­но­че­вать там. Вдво­ем! А она та­ко­го не лю­бит.

ТА­ТЬЯ­НА: Да я люб­лю го­ры! То есть ка­тать­ся там на лы­жах. И очень стра­даю от то­го, что Ва­дим не ка­та­ет­ся. У нас ма­ло сво­бод­но­го вре­ме­ни, и ес­ли оно по­яв­ля­ет­ся, ста­ра­ем­ся ис­кать ком­про­мисс, что­бы про­ве­сти его вме­сте. По­это­му се­год­ня Ва­дим по­чти не хо­дит в го­ры, а я по­чти не ка­та­юсь.

ДОВЕРЯЙ И ДЕЛЕГИРУЙ – Но на­вер­ня­ка же есть ка­кие-то об­щие увле­че­ния? Или необ­щие, ко­то­рые со­че­та­е­те?

ВА­ДИМ: Я мно­го вре­ме­ни про­во­жу с детьми, люб­лю с ни­ми де­лать то, на чем мож­но со­сре­до­то­чить­ся. Еще со шко­лы увле­ка­юсь авиа­мо­де­ли­ро­ва­ни­ем, оно от­лич­но раз­ви­ва­ет мел­кую мо­то­ри­ку. Ка­кое-то вре­мя вы­ши­вал. Но ко­гда ро­ди­лись де­ти, за­бро­сил. Ес­ли в до­ме ма­лы­ши, на­до быть крайне осто­рож­ным с игол­ка­ми и нит­ка­ми. По­это­му сей­час боль­ше скон­цен­три­ро­ва­лись на сол­да­ти­ках и рас­крас­ках. Под впе­чат­ле­ни­ем от по­езд­ки в Рим мы с Оре­стом не­дав­но сде­ла­ли из пла­сти­ка рим­ско­го ле­ги­о­не­ра. Еще ма­сте­рим мо­де­ли ко­раб­лей. Ино­гда со­би­ра­ем гри­бы.

ТА­ТЬЯ­НА: Я за гри­ба­ми не хо­жу, мо­гу за­блу­дить­ся в ле­су – есть у ме­ня та­кая про­бле­ма. За­то ко­гда ока­зы­ва­юсь од­на в но­вом го­ро­де, ни­ко­гда не по­те­ря­юсь. Люб­лю об­щать­ся с людь­ми и уве­ре­на, что все­гда най­ду вы­ход. Но ко­гда знаю, что Ва­дик мо­жет прий­ти на по­мощь, от­клю­чаю эту внут­рен­нюю кар­ту.

ВА­ДИМ: До Та­ни я не мог по­хва­стать­ся тем, что ле­гок на подъ­ем. Но те­перь пу­те­ше­ствия – на­ше хоб­би. Лю­бим вы­рвать­ся на несколь­ко дней са­ми или с детьми.

ТА­ТЬЯ­НА: Это, ско­рее, не хоб­би, а то, чем мне уда­лось те­бя увлечь.

Рань­ше Ва­дик от­но­сил­ся к путешествиям с боль­шим скеп­си­сом. А я на­шу первую по­езд­ку по­да­ри­ла ему на день рож­де­ния, и он про­сто не смог ска­зать: «Зна­ешь, до­ро­гая, от­стань!».

ВА­ДИМ: Да я и сей­час те­бе так не мо­гу ска­зать. (Улы­ба­ет­ся.)

ТА­ТЬЯ­НА: В Ва­ди­ме я на­ко­нец на­шла се­бе иде­аль­но­го спут­ни­ка, с ко­то­рым мне ин­те­рес­но. До него страш­но лю­би­ла ез­дить од­на.

– Как гар­мо­нич­но сов­ме­стить ра­бо­ту, вос­пи­та­ние де­тей и соб­ствен­ные ин­те­ре­сы, что­бы все успе­вать и не чув­ство­вать се­бя ни­ко­му обя­зан­ным?

ВА­ДИМ: На­до де­ле­ги­ро­вать пол­но­мо­чия. ТА­ТЬЯ­НА: Это пер­вое. А вто­рое – на­учить­ся до­ве­рять парт­не­ру неза­ви­си­мо от то­го, как это вос­при­мет об­ще­ство. К при­ме­ру, очень мо­ло­дые ма­мы не мо­гут по­ру­чить му­жу одеть ре­бен­ка, на­кор­мить, по­мыть. А у нас с пер­во­го дня не бы­ло та­ких про­блем. Во­пер­вых, у Ва­ди­ма уже был ре­бе­нок от пер­во­го бра­ка, со­от­вет­ствен­но, имел­ся опыт. И я зна­ла, что раз он со мной, мы раз­де­лим эти нелег­кие обя­зан­но­сти на дво­их. Ко­гда Мар­та бы­ла еще на груд­ном вскарм­ли­ва­нии (она да­же во­ду не пи­ла – толь­ко мо­ло­ко), ме­ня гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли, при­шлось при­ни­мать ан­ти­био­ти­ки. И вот я в боль­ни­це, ре­бен­ка на­до пе­ре­во­дить на ис­кус­ствен­ное корм­ле­ние. Ва­дим с этим спра­вил­ся неве­ро­ят­но кру­то. И у ме­ня не бы­ло стра­ха, что у него не по­лу­чит­ся. ВА­ДИМ: Не на­до жест­ко ого­ва­ри­вать ро­ли в се­мье. Вот мы ре­ша­ем си­ту­а­тив­но – кто что мо­жет сде­лать в дан­ный мо­мент.

ТА­ТЬЯ­НА: Ко­гда ро­дил­ся млад­ший, Орест, мне при­шлось сме­нить про­фес­си­о­наль­ное на­прав­ле­ние. Я то­гда ча­сто ез­ди­ла в ко­ман­ди­ров­ки за гра­ни­цу и мно­го че­го про­пу­сти­ла. Ко­гда бы­ла в Вар­ша­ве, он по­шел. Уле­те­ла в Па­риж – он ска­зал чет­ко свое пер­вое сло­во, и это бы­ло «та­то», а не «ма­ма». В этом нет ни­че­го экс­тра­ор­ди­нар­но­го. Не ко­рю се­бя: «Бо­же, я пло­хая мать!». Ва­дим лю­бит ме­ня, де­ти лю­бят нас обо­их в па­ре, а не «ма­ма луч­ше де­ла­ет это, а па­па – то». Они нас не раз­де­ля­ют. И нам ка­жет­ся, это нор­маль­но.

НЕ ЕДИНОЕ ЦЕ­ЛОЕ, А ДВЕ ЛИЧ­НО­СТИ – Не­дав­но вы бы­ли в Дис­ней­лен­де – это меч­та каж­до­го ре­бен­ка. Ста­ра­е­тесь все меч­ты де­тей осу­ществ­лять или вы­бо­роч­но?

ТА­ТЬЯ­НА: Это бы­ла меч­та ма­те­ри! (Сме­ет­ся.) Но и Мар­та то­же хо­те­ла.

Ко­гда у ме­ня по­яви­лись за­ру­беж­ные ко­ман­ди­ров­ки, она уже по­ни­ма­ла, что ма­ма едет по ра­бо­те, зна­ла, ку­да от­пра­ви­лась, изу­ча­ла стра­ны по кар­те. Я воз­вра­ща­лась и рас­ска­зы­ва­ла, где бы­ла, что ви­де­ла. До­че­ри боль­ше все­го за­пом­нил­ся Па­риж. Прав­да, о Дис­ней­лен­де ни­че­го не зна­ла. А мне хо­те­лось де­тей ту­да сво­зить. И се­бя, ко­неч­но, то­же.

ВА­ДИМ: Мы не ста­вим се­бе це­лью ре­а­ли­зо­вы­вать лю­бую меч­ту ре­бен­ка. Меч­та – это что-то боль­шое. Ча­ще де­ти вы­ска­зы­ва­ют свои по­же­ла­ния. У нас есть опре­де­лен­ные пра­ви­ла: ес­ли Мар­та и Орест че­го-то хо­тят, долж­ны до­ка­зать, что им это дей­стви­тель­но на­до. Ко­гда Мар­та про­си­ла те­ле­фон, мы ей ска­за­ли: «Вна­ча­ле на­до на­учить­ся чи­тать. Ты же не смо­жешь по­нять, что там на­пи­са­но». Она со­гла­си­лась и про­чи­та­ла «Карлсо­на» и «Пеп­пи Длин­ный­чу­лок». Все 6 кни­жек! То есть за­ра­бо­та­ла мо­биль­ный.

Се­год­ня она меч­та­ет стать пи­са­тель­ни­цей и ху­дож­ни­цей. Мы не про­грам­ми­ру­ем ее на это, но да­ем воз­мож­ность по­про­бо­вать се­бя. Зна­ко­мые ху­дож­ни­ки ей по­ка­зы­ва­ют, что та­кое ком­по­зи­ция и т. д., а зна­ко­мые пи­са­те­ли – как пи­шут кни­ги. Она уже и са­ма на­чи­на­ет что-то пи­сать. Стар­ший Мар­ко меч­тал быть ор­ни­то­ло­гом, по­это­му мы бра­ли би­нокль, шли в парк и рас­смат­ри­ва­ли птиц. В об­щем, под­дер­жи­ва­ем ин­те­ре­сы де­тей.

– В се­мье обя­за­тель­но долж­ны быть хо­ро­ший и пло­хой по­ли­цей­ский?

ТА­ТЬЯ­НА: В се­мье на­до иметь здра­вый смысл и хо­лод­ную го­ло­ву.

ВА­ДИМ: Долж­ны быть, од­на­ко мы спе­ци­аль­но не рас­пре­де­ля­ем эти ро­ли. По на­шим от­но­ше­ни­ям с детьми вид­но, что ро­ли по­сто­ян­но ме­ня­ют­ся. Ино­гда ме­ня до­пе­чет – и я, как Та­ня го­во­рит, «ас­фаль­то­уклад­чи­ком на­е­ду». То­гда она оста­нав­ли­ва­ет: «Спо­кой­нее, Ва­дик». А ино­гда мне при­хо­дит­ся го­во­рить: «Та­ня, это – де­ти: 10, 6 и 5 лет».

– В этом го­ду вы пре­одо­ле­ли 8-лет­ний ру­беж вме­сте. На­шли свою фор­му­лу сча­стья?

ВА­ДИМ: Я для се­бя опре­де­лил ее так: на­до до­ве­рять парт­не­ру. Та­ня не часть ме­ня, она – са­мо­до­ста­точ­ная лич­ность. И я ува­жаю ее не про­сто за то, что она кра­си­вая и ум­ная…

ТА­ТЬЯ­НА: Кле­во!

ВА­ДИМ: …а за то, что она смог­ла се­бя ре­а­ли­зо­вать. Зна­е­те, как го­во­рят: «Мы од­но це­лое»? Нет, мы не единое це­лое. Мы две са­мо­до­ста­точ­ные лич­но­сти, ко­то­рые ува­жа­ют друг дру­га.

ТА­ТЬЯ­НА: А моя фор­му­ла сча­стья – про­сто­та в от­но­ше­ни­ях. Не услож­нять жизнь се­бе и парт­не­ру, быть чест­ны­ми. Ко­гда те­бе что­то не нра­вит­ся, ска­жи об этом здесь и сей­час, но спо­кой­но, а не вы­на­ши­вай в се­бе, что­бы по­том взо­рвать­ся. Хо­тя я со­глас­на с Ва­ди­мом: парт­нер­ство и ува­же­ние – это са­мое глав­ное.

ВЕДУЩИЙ «СВО­БО­ДЫ СЛО­ВА» (ICTV) В ЭТОМ ГО­ДУ ОТ­МЕ­ЧА­ЕТ ДВЕ ВАЖ­НЫЕ ДА­ТЫ: 5 ЛЕТ КА­РЬЕ­РЫ ТЕЛЕВЕДУЩЕГО И 8 ЛЕТ СЕ­МЕЙ­НОЙ ЖИЗ­НИ. И ТО И ДРУ­ГОЕ ДАВАЛОСЬ НЕПРОСТО, ЗА­ТО СЕЙ­ЧАС ОН ТОЧ­НО ЗНА­ЕТ, КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ

ТА­ТЬЯ­НА ОБЛАДАЕТВАЖНЫМ НАВЫКОМ – УМЕ­ЕТ СБАЛАНСИРОВАТЬ МУ­ЖА

До­ма у нас то­же сво­бо­да сло­ва

В ЭТОЙ СЕ­МЬЕ ИН­ТЕ­РЕ­СЫ ДЕ­ТЕЙ ПОД­ДЕР­ЖИ­ВА­ЮТ

РА­ДИ ЛЮБИМЫХ ЧАД МОЖ­НО ПРОМЕНЯТЬ ГО­РЫ НА МО­РЕ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.