Опе­ра­ция или Пить на­до мень­ше!

В но­во­год­нюю ночь на­ши лю­ди тра­ди­ци­он­но пьют и ве­се­лят­ся. Мне же бы­ло не до ве­се­лья, по­это­му я ту­по на­пи­вал­ся…

Uspiehi i Porazenia - - Курьезная История -

что еще при­ка­же­те де­лать, ес­ли вас бро­си­ла лю­би­мая де­вуш­ка. По­зво­ни­ла и: «Про­сти… Меж­ду на­ми все кон­че­но… Да­вай оста­нем­ся дру­зья­ми…» Ти­пич­но женская ло­ги­ка, точ­нее — пол­ное ее от­сут­ствие: «все кон­че­но» апри­о­ри про­ти­во­ре­чит про­дол­же­нию ка­ких бы то ни бы­ло от­но­ше­ний, пусть да­же дру­же­ских. Рань­ше я не ве­рил утвер­жде­нию, что все кра­си­вые де­вуш­ки — стер­вы. Те­перь на соб­ствен­ном опы­те убе­дил­ся. Ведь мог­ла же встре­тить со мной Но­вый год, по­ра­до­вать соб­ствен­но­руч­но при­го­тов­лен­ной ут­кой с яб­ло­ка­ми и про­щаль­ным сек­сом. Так нет, со­об­щи­ла о раз­ры­ве пря­мо трид­цать пер­во­го, в во­семь ве­че­ра. Вы­да­ла без па­уз вы­ше­при­ве­ден­ный текст и на­жа­ла кноп­ку сбро­са. Мое уязв­лен­ное са­мо­лю­бие тре­бо­ва­ло бо­лее раз­вер­ну­тых объ­яс­не­ний, по­это­му пе­ре­зво­нил. Од­на­ко Ри­та уже успе­ла от­клю­чить мо­биль­ный. Ну что мне оста­ва­лось? Толь­ко на­пить­ся и за­быть­ся. На­пи­вать­ся в оди­ноч­ку, да еще в та­кую ночь, не хо­те­лось, по­это­му по­ехал к дру­гу и быв­ше­му од­но­класс­ни­ку Диме Во­ро­бье- ву, ко­то­рый к трид­ца­ти го­дам успел об­за­ве­стись бур­жуй­ским за­го­род­ным кот­те­джем. Де­ре­вья на участ­ке бы­ли ил­лю­ми­ни­ро­ва­ны гир­лян­да­ми, а из до­ма нес­лась гром­кая му­зы­ка. «Ве­се­лят­ся», — мрач­но по­ду­мал я. На ду­ше ста­ло еще га­же. Хо­тел раз­вер­нуть­ся и уехать, но вме­сто это­го вы­шел из ма­ши­ны и на­жал на кноп­ку в за­бо­ре. Во­ро­та разъ­е­ха­лись, я за­гнал тач­ку во двор, под­нял­ся на крыль­цо… Дверь мне от­крыл сам хо­зя­ин. На нем с двух сто­рон ви­се­ли две де­ви­цы: од­на — так се­бе, дру­гая — кра­са­ви­ца. — Же­ка?! — уди­вил­ся Ди­мон. — А ты че­го один, без сво­ей пр­э­ле­сти? — Раз­бе­жа­лись, — бурк­нул я и стя­нул с го­ло­вы шап­ку. — Те­перь яс­но, че­го ты смур­ной, — по­ни­ма­ю­ще кив­нул Воробей. — Он не смур­ной, — хи­хик­нув, за­яви­ла де­ви­ца Так Се­бе. — Он су­ро­вый, бру­таль­ный и лох­ма­тый. Как ре­лик­то­вый гоминоид. — А по-мо­е­му, очень сим­па­тич­ный гуманоид, — прыс­ну­ла Кра­са­ви­ца. — Не гуманоид, а гоминоид, — по­пра­ви­ла ее подруга. — То есть йе­ти или снеж­ный че­ло­век. — А ты та­кой хо­лод­ный, как айс­берг в оке­ане… — про­пе­ла Кра­сот­ка и про­тя­ну­ла мне ла­до­шку для по­це­луя. Це­ло­вать ее ру­ку я, есте­ствен­но, не стал, но по­жал. Вы­шло

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.