Го­сти­нец для Слад­кой ФЕИ

По ве­че­рам в на­шем ка­фе все­гда ан­шлаг, а до по­лу­дня – во­об­ще «мерт­вое вре­мя», по­се­ти­те­лей по­чти нет...

Uspiehi i Porazenia - - Шаги К Счастью -

ыло око­ло один­на­дца­ти, ко­гда над две­рью треньк­нул ко­ло­коль­чик. В ка­фе во­шли двое пар­ней (один — ху­до­ща­вый и бе­ло­бры­сый, дру­гой — тем­но­во­ло­сый кре­пыш) и за­ня­ли сто­лик у ок­на. Я вы­жда­ла несколь­ко ми­нут, что­бы они успе­ли озна­ко­мить­ся с ме­ню, по­том по­до­шла и рас­кры­ла блок­нот. Бе­ло­бры­сый за­ка­зал са­лат с рук­ко­лой и мо­ре­про­дук­та­ми, апель­си­но­вый фреш и пан­на­ко­т­ту с ягод­ным со­усом. Га­стро­но­ми­че­ские при­стра­стия его то­ва­ри­ща ока­за­лись бо­лее про­стец­ки­ми — кре­пыш по­про­сил от­бив­ную с кар­тош­кой, чай и клюк­вен­ный пи­рог. За два го­да ра­бо­ты офи­ци­ант­кой я ста­ла непло­хим пси­хо­ло­гом: прак­ти­че­ски с пер­во­го взгля­да мо­гу опре­де­лить, кто из кли­ен­тов за­му­ча­ет пер­со­нал при­дир­ка­ми и пре­тен­зи­я­ми, а кто — с ап­пе­ти­том съест все, что по­да­дут, еще и спа­си­бо ска­жет. Бе­ло­бры­сый па­рень (су­дя по при­ки­ду — гла­мур­ный ма­жор), без­услов­но, от­но­сил­ся к пер­вой ка­те­го­рии. «Сей­час нач­нет мозг вы­но­сить сво­и­ми капризами, — с до­са­дой по­ду­ма­ла я. — То гре­беш­ки в са­ла­те ему слиш­ком жест­кие, то сок недо­ста­точ­но хо­лод­ный, то со­ус не той кон­си­стен­ции». А вот от кре­пы­ша не жда­ла ни­ка­ко­го под­во­ха — толь­ко бла­го­дар­ность и чае­вые. Но, как го­во­рит­ся, и на ста­ру­ху бы­ва­ет про­ру­ха, под­ве­ла ме­ня моя прак­ти­че­ская пси­хо­ло­гия… Ко­гда я при­нес­ла пар­ням счет, бе­ло­бры­сый вдруг улыб­нул­ся и, при­щелк­нув паль­ца­ми, ска­зал:

Во­об­ще-то клюк­вен­ный пи­рог мне все­гда уда­вал­ся, по­это­му я бы­ла удив­ле­на и оби­же­на... По­да­рен­ных нам на сва­дьбу де­нег мне хва­ти­ло, что­бы от­крыть ка­фе-кон­ди­тер­скую

— Пе­ре­дай­те ва­ше­му по­ва­ру, что пан­на­ко­т­та про­сто бо­же­ствен­ная! Несколь­ко дней на­зад наш кон­ди­тер по­ло­ма­ла но­гу, и хо­зя­ин, что­бы не брать вре­мен­но­го со­труд­ни­ка, пред­ло­жил мне, по­ка Ли­ля в боль­ни­це, за до­пол­ни­тель­ную пла­ту го­то­вить де­сер­ты. Ко­неч­но, не про­сто так пред­ло­жил, знал, что я дав­но увле­ка­юсь ку­ли­на­ри­ей и мечтаю от­крыть свое ка­фе-кон­ди­тер­скую. Но мо­ей мечте вряд ли суж­де­но осу­ще­ствить­ся — на от­кры­тие соб­ствен­но­го за­ве­де­ния нуж­ны боль­шие день­ги, а у ме­ня из до­хо­дов — толь­ко зар­пла­та. Пред­ло­же­ние хо­зя­и­на, я, есте­ствен­но, при­ня­ла. И де­ло бы­ло не толь­ко в двой­ном окла­де. Про­сто хо­те­лось свои лю­би­тель­ские на­вы­ки ис­про­бо­вать на про­фес­си­о­наль­ной кухне. Я при­хо­ди­ла в шесть утра и до от­кры­тия ка­фе успе­ва­ла сде­лать все необ­хо­ди­мые за­го­тов­ки. Те­перь вы по­ни­ма­е­те, по­че­му мне бы­ла так при­ят­на по­хва­ла ма­жо­ри­сто­го кли­ен­та. — Спа­си­бо. Пан­на­ко­т­ту я го­то­ви­ла, — объ­яс­ни­ла, за­рдев­шись от сму­ще­ния и удо­воль­ствия. — Прав­да? Да вы про­сто Слад­кая фея! — вос­тор­жен­но вос­клик­нул бе­ло­бры­сый. Я ода­ри­ла его лу­че­зар­ной улыб­кой и по­вер­ну­лась к кре­пы­шу: — На­де­юсь, вам то­же все по­нра­ви­лось? — Ес­ли чест­но, то пи­рог был не очень, — по­сле неко­то­рой за­мин­ки от­ве­тил он. На­вер­ное, так се­бя чув­ству­ет пти­ца, в ко­то­рую злой маль­чиш­ка пуль­нул из ро­гат­ки. Толь­ко что па­ри­ла в под­не­бе­сье, а че­рез миг с под­би­тым кры­лом кам­нем па­да­ет вниз. — А что с пи­ро­гом не так? — спро­си­ла, ста­ра­ясь, что­бы го­лос зву­чал ров­но. — В прин­ци­пе, он съ­е­доб­ный, но моя ма­ма его го­раз­до вкус­нее го­то­вит. «Вот и ез­дил бы на ланч к ма­ме, ес­ли она та­кая ве­ли­кая ку­ли­нар­ка!» — вер­те­лось на язы­ке, но, ко­неч­но, ни­че­го та­ко­го не ска­за­ла, по­то­му что кли­ент все­гда прав, да­же ес­ли… со­всем не прав. — У ва­шей ма­мы есть фир­мен­ный ре­цепт клюк­вен­но­го пи­ро­га? — спро­си­ла не­по­нят­но за­чем. — На­вер­ное… — по­жал пле­ча­ми он. — Она его в тайне дер­жит или мо­жет по­де­лить­ся с на­чи­на­ю­щим кон­ди­те­ром? — Не знаю. Вы мне дай­те на вся­кий слу­чай но­мер сво­е­го те­ле­фо­на… Я у ма­мы спро­шу и, ес­ли что, пе­ре­зво­ню. Я за­пи­са­ла на бу­маж­ной сал­фет­ке но­мер мо­биль­но­го и свое имя. — На­до же, ка­кое сов­па­де­ние! Мою ма­му то­же Але­ной зо­вут… — ска­зал кре­пыш, за­со­вы­вая сал­фет­ку в кар­ман. —Ая — Ни­ко­лай. — Очень при­ят­но, — кив­ну­ла я. На са­мом де­ле мне бы­ло непри­ят­но. Очень. Ка­ко­му ма­сте­ру мо­жет по­нра­вить­ся, ко­гда ха­ют его тво­ре­ние… Пар­ни рас­пла­ти­лись и на­пра­ви­лись к вы­хо­ду. Я про­во­ди­ла их взгля­дом. «Ти­пич­ный ма­мень­кин сы­нок, — ду­ма­ла, гля­дя в коротко стри­же­ный за­ты­лок кре­пы­ша. — А по ви­ду не ска­жешь… Ин­те­рес­но, по­зво­нит или нет?» Ни­ко­лай не по­зво­нил. Но на сле­ду­ю­щий день явил­ся в ка­фе соб­ствен­ной пер­со­ной. На этот раз один, без бе­ло­бры­со­го ма­жо­ра. При­сел за край­ний сто­лик, при­гла­ша­ю­ще мах­нул мне ру­кой. Я по­до­шла: — Доб­рое утро, что бу­де­те за­ка­зы­вать? — Спа­си­бо, ни­че­го. У ме­ня че­рез пол­ча­са важ­ная встре­ча, так что я на ми­нут­ку. Тут ма­ма вам про­си­ла пе­ре­дать… — он по­лез в сум­ку. Я бы­ла уве­ре­на, что Ни­ко­лай до­ста­нет от­ту­да ли­сток с ре­цеп­том, но ошиб­лась. Па­рень из­влек из сум­ки су­док с боль­шим кус­ком клюк­вен­но­го пи­ро­га. — Это что? — изу­ми­лась я. — По­про­буй­те, его ма­ма пек­ла. Я спе­ци­аль­но при­нес, что­бы вы срав­ни­ли и… не оби­жа­лись на ме­ня за вче­раш­нее. Вос­поль­зо­вав­шись от­сут­стви­ем кли­ен­тов, я уво­лок­ла су­док в под­соб­ку, под­де­ла ло­жеч­кой ку­со­чек пи­ро­га, и… Пра­виль­но го­во­рят, что все по­зна­ет­ся в срав­не­нии. Мой клюк­вен­ный пи­рог со­всем неплох, но тот, что испекла ма­ма Ни­ко­лая, был про­сто ска­зоч­но вкус­ным. Те­сто — неж­ное и рас­сып­ча­тое — так и та­я­ло во рту, клюк­вен­ная на­чин­ка и воз­душ­ная бе­лая про­слой­ка со­зда­ва­ли непо­вто­ри­мую гам­му вку­са. Как же ей это уда­лось? Я за­кры­ла гла­за и от­пра­ви­ла в рот еще один ку­сок, вклю­чив на мак­си­мум обо­ня­ние и ра­бо­ту вку­со­вых ре­цеп­то­ров. Ага, ка­жет­ся, по­ня­ла, ка­ким об­ра­зом моя тез­ка до­стиг­ла та­ко­го эф­фек­та! Ни­ко­лай по­зво­нил ве­че­ром то­го же дня. — При­вет. Я тут к ма­ме за­бе­жал, про­дук­ты за­вез. Она спра­ши­ва­ет, от­га­да­ла ли ты ин­гре­ди­ен­ты… — лег­ко и непри­нуж­ден­но пе­ре­шел па­рень на «ты» буд­то мы бы­ли зна­ко­мы сто лет. — Как от­че­ство тво­ей ма­мы? — я то­же от­бро­си­ла офи­ци­оз. — Ста­ни­сла­вов­на, а что? — Ни­че­го. Передай ей, по­жа­луй­ста, тру­боч­ку... Здрав­ствуй­те, Але­на Ста­ни­сла­вов­на. Во-пер­вых, огром­ное спа­си­бо за го­сти­нец. Во-вто­рых, та­ко­го по­тря­са­ю­ще­го пи­ро­га я еще ни­ко­гда в жиз­ни не ела. А в-тре­тьих… Ка­жет­ся, раз­га­да­ла ваш ре­цепт. Вы в те­сто му­ку по­по­лам с крах­ма­лом кла­ли, пра­виль­но? А еще до­ба­ви­ли мин­даль­ную крош­ку и ка­кой­то ли­кер, ско­рее все­го, «Ама­рет­то». На­чин­ку де­ла­ли не из сы­рой клюк­вы, а слег­ка ка­ра­ме­ли­зи­ро­ван­ной, с до­бав­ле­ни­ем са­хар­ной пуд­ры и сли­вок. А про­слой­ка — из ита­льян­ской ме­рен­ги. — Олень­ка, вы ге­ни­аль­ная уче­ни­ца! — услы­ша­ла я ме­ло­дич­ный жен­ский смех. — И боль­шая ум­ни­ца! Я про­сто по­тря­се­на... Ой, из­ви­ни­те, тут у ме­ня Ни­ко­лень­ка труб­ку из рук рвет. — Оль, ты на ме­ня точ­но не сер­дишь­ся за то, что не оце­нил твой пи­рог? — Точ­но. И я да­же по­ни­маю по­че­му. — Спа­си­бо. Но со­весть ме­ня все рав­но му­чит и тре­бу­ет, что­бы я за­гла­дил свою ви­ну. Мо­жет, схо­дим ку­да-ни­будь? — Да­вай, у ме­ня зав­тра как раз вы­ход­ной. Толь­ко не в ка­фе. Луч­ше в ки­но — сто лет уже не бы­ла! …В сва­деб­ное пу­те­ше­ствие мы с Ко­лей не по­е­ха­ли, по­то­му что по­да­рен­ных на сва­дьбу де­нег мне как раз хва­ти­ло, что­бы от­крыть ка­фе-кон­ди­тер­скую. У нас мно­го по­сто­ян­ных кли­ен­тов, при­хо­дят да­же це­лы­ми се­мья­ми. В ме­ню са­мые раз­ные де­сер­ты — фран­цуз­ские, ита­льян­ские и да­же ки­тай­ские (на­при­мер, «Гла­за дракона»). Но са­мым боль­шим успе­хом у по­се­ти­те­лей поль­зу­ет­ся фир­мен­ный клюк­вен­ный пи­рог «Але­нуш­ка».

Оль­га, 31 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.