ЛЕГ­КИЙ ФЛИРТ С ТЯ­ЖЕ­ЛЫ­МИ ПОСЛЕДСТВ ИЯМИ

Каж­дый наш по­сту­пок и да­же мысль – бу­ме­ранг, за­пус­ка­е­мый в бу­ду­щее. Жаль, я это­го не зна­ла рань­ше!

Uspiehi i Porazenia - - Очень Личное -

Ядо сих пор ино­гда на­хо­жу в квар­ти­ре его ве­щи — за­бы­тую ру­баш­ку на дне кор­зи­ны с гряз­ным бе­льем, за­ло­жен­ную в кни­ге вме­сто за­клад­ки ста­рую кре­дит­ку, за­жи­гал­ку в ящи­ке сто­ла. Я не вы­бра­сы­ваю эти ве­щи, не скла­ды­ваю их в от­дель­ную ко­роб­ку с над­пи­сью «Андрей», а остав­ляю на сво­их ме­стах — так со­здаю ил­лю­зию то­го, что он до сих пор жи­вет здесь, что он ря­дом, что мы вме­сте. Я до сих пор пом­ню, как мир во­круг за­мер, ко­гда он за­г­ля­нул в мои гла­за сво­и­ми — сме­ю­щи­ми­ся, ма­ла­хи­то­вы­ми, слов­но го­во­ря­щи­ми без слов. За­мер­ли ма­ши­ны, пол­зу­щие в пробке, а лю­ди, спе­ша­щие по де­лам, за­сты­ли в смеш­ных по­зах — слов­но в дет­ской иг­ре «Мо­ре вол­ну­ет­ся раз», и да­же кро­хот­ные сне­жин­ки, па­да­ю­щие с неба, за­мер­ли на пол­пу­ти, удив­лен­но раз­гля­ды­вая нас, един­ствен­но жи­вых и дви­га­ю­щих­ся в этом за­стыв­шем ми­ре. — Де­вуш­ка, стой­те! — ска­зал он, до­го­няя ме­ня, и ко­гда я обер­ну­лась, спросил: — Бы­ло боль­но? — Что? — не по­ня­ла я. — Я про­сто хо­тел спро­сить — вам бы­ло боль­но? Ну, ко­гда па­да­ли с небес?

Я снис­хо­ди­тель­но улыб­ну­лась — та­кой ми­лый и ба­наль­ный под­кат! Но в этот миг за­гля­ну­ла в его гла­за... На­до ска­зать, что я ра­но по­взрос­ле­ла — ма­ма умер­ла, ко­гда мне бы­ло два го­да, отец мой был из тех са­мых ка­пи­та­нов даль­не­го пла­ва­нья, ко­то­рые ни­ко­гда не воз­вра­ща­ют­ся из рей­са, и ба­бу­ля вос­пи­ты­ва­ла ме­ня од­на. Мне ис­пол­ни­лось шест­на­дцать, ко­гда ее не ста­ло, и я вы­нуж­де­на бы­ла устро­ить­ся на ра­бо­ту — спер­ва офи­ци­ант­кой в ка­фе, за­тем кас­си­ром, поз­же — ад­ми­ни­стра­то­ром. Че­рез несколь­ко лет я на­ко­пи­ла до­ста­точ­но де­нег, что­бы по­сту­пить в ин­сти­тут, и с тех пор жизнь моя на­по­ми­на­ла ве­ре­ни­цу кад­ров, за­пу­щен­ных в уско­рен­ном слайд-шоу: дом, ра­бо­та, ин­сти­тут, ма­га­зин, дом... Сколь­ко пом­ни­ла се­бя, веч­но ку­да-то спе­ши­ла, опаз­ды­ва­ла, бе­жа­ла — слов­но Али­са, ко­то­рая вдруг узна­ла, что в Стране чу­дес нуж­но бе­жать со всех ног, ес­ли хо­чешь оста­вать­ся на ме­сте, а ес­ли хо­чешь ку­да-то по­пасть, сто­ит бе­жать в два ра­за быст­рее. Но сто­и­ло ему бро­сить мне вдо­гон­ку «Де­вуш­ка, стой­те!» —и я оста­но­ви­лась.

Он стал тем че­ло­ве­ком, ко­то­рый раз­ре­шил мне боль­ше ни­ку­да не спе­шить и ни за чем не гнать­ся, а про­сто быть, быть ря­дом... Два са­мых ко­рот­ких го­да в мо­ей жиз­ни мы бы­ли счаст­ли­вы — так, что ка­за­лось, буд­то это сча­стье од­на­жды пе­ре­пол­нит нас и рва­нет че­рез край, как гор­ная ре­ка, про­рвав­шая дамбу, за­пол­няя со­бою все во­круг, сме­тая все на сво­ем пу­ти. И од­на­жды утром, проснув­шись, он при­жал­ся к мо­ей спине, к впа­дин­ке меж­ду ло­пат­ка­ми и ска­зал: — Вы­хо­ди за ме­ня, Ма­русь! — Хо­ро­шо, — сон­но улыб­ну­лась я и при­тя­ну­ла к се­бе его го­ло­ву со взъеро­шен­ны­ми во­ло­са­ми. Мне ка­за­лось то­гда, что мы бу­дем вме­сте все­гда и что вме­сте все­гда бу­дем счаст­ли­вы. Но сра­зу за две­рью загса нас жда­ла жизнь. Это был 2009 год — год пер­во­го кри­зи­са, са­мо­го боль­шо­го, как го­во­ри­ли по те­ле­ви­зо­ру лы­се­ю­щие муж­чи­ны в оч­ках, но раз­ве в на­шей стране раз­бе­решь, где кри­зис мень­ше, а где — боль­ше? В на­шем про­вин­ци­аль­ном рай­цен­тре на за­па­де стра­ны ста­ло со­всем ту­го с ра­бо­той, а Ан­дрею с его про­фес­си­ей му­зы­кан­та и во­все бы­ло неку­да по­дать­ся. Ка­кое-то вре­мя мы пе­ре­би­ва­лись тем, что за­ра­ба­ты­ва­ла в ре­сто­ране я и что при­но­сил со слу­чай­ных хал­тур муж, — он иг­рал на сва­дьбах и юби­ле­ях, од­на­ко за­ка­зов ста­но­ви­лось все мень­ше: кри­зис мно­гих на­учил эко­но­мить, осо­бен­но на из­ли­ше­ствах вро­де пыш­ных празд­неств и дол­гих за­сто­лий. Но мы бы­ли мо­ло­ды и пол­ны сил, а по­то­му не бо­я­лись ра­бо­тать и глав­ное — меч­тать. — Ва­лер­ка, мой быв­ший од­но­класс­ник, ну, тот, ко­то­рый в го­сти к нам за­хо­дил про­шлым ле­том, с уси­ка­ми та­кой, — сбив­чи­во рас­ска­зы­вал Андрей, свер­кая гла­за­ми, — ра­бо­та­ет в ка­ком-то круп­ном сто­лич­ном бан­ке. Он ска­зал, ес­ли про­да­дим тут квар­ти­ру и на­со­би­ра­ем на пер­вый взнос, по­мо­жет взять в Ки­е­ве ипо­те­ку! Пред­став­ля­ешь?! Своя квар­ти­ра в сто­ли­це! А там ведь со­всем дру­гие день­ги и дру­гие воз­мож­но­сти — ты смо­жешь на­ко­нец бро­сить свою за­бе­га­лов­ку и по про­фес­сии пой­ти, а мне, как Ва­лер­ка го­во­рит, во­об­ще лег­ко най­ти ра­бо­ту бу­дет — там на хо­ро­ших му­зы­кан­тов спрос! — Прав­да? — спра­ши­ва­ла я, ушам сво­им не ве­ря. Ки­ев, своя квар­ти­ра, мно­же­ство воз­мож­но­стей и пер­спек­тив, ма­ня­щих, как ми­ра­жи! А еще я так меч­та­ла за­нять­ся на­ко­нец-то на­сто­я­щим де­лом, ведь пять лет изу­ча­ла в ин­сти­ту­те ан­глий­ский, прав­да, два по­след­них го­да — на за­оч­ном, но я же бы­ла луч­шей сту­дент­кой кур­са! И мне так на­до­е­ло ру­гать­ся с офи­ци­ан­та­ми и ве­сти учет туа­лет­ной бу­ма­ги в ре­сто­ране… По­это­му уже спу­стя пол­го­да и це­лый кар­пат­ский лес, пе­ре­ве­ден­ный на за­пол­нен­ные на­ми бу­ма­ги, мы пе­ре­еха­ли в крохотную, но уют­ную и свет­лую «од­нуш­ку» в од­ном из спаль­ных рай­о­нов сто­ли­цы… Сто­ли­цы! Я пом­ню, как мы впервые за­шли в соб­ствен­ную квар­ти­ру — непри­выч­но вы­со­кие по­тол­ки, непри­выч­но шум­ные ули­цы за ок­ном, стран­ное ощу­ще­ние счастья и тре­во­ги од­но­вре­мен­но. — Иди сю­да, — улы­ба­ясь, по­до­звал ме­ня Андрей к ок­ну и, при­об­няв за пле­чи, об­вел ру­кою пей­заж за ок­ном. — Смот­ри, ка­кой от­кры­ва­ет­ся вид! — Ага, — ра­дост­но кив­ну­ла я.— Вид­но и тор­го­вый центр, и озе­ро за ним… — Нет, — мот­нул муж го­ло­вой, — не ту­да смот­ришь. От­сю­да от­кры­ва­ет­ся вид на на­шу но­вую жизнь! Од­на­ко с пер­во­го же дня, как мы пе­ре­еха­ли в Ки­ев, на­ча­лось слож­но­сти. Сто­ли­ца ока­за­лась да­ле­ко не той стра­ной Оз, ко­то­рую мы пред­став­ля­ли се­бе в сво­их про­вин­ци­аль­ных и по-дет­ски на­ив­ных меч­тах: тут то­же бы­ло слож­но

с ра­бо­той, це­ны за ком­му­наль­ные услу­ги бы­ли за­об­лач­ны­ми, ото­ва­ри­вать­ся в су­пер­мар­ке­тах и тор­го­вых цен­трах ока­за­лось на­мно­го до­ро­же, чем на рын­ках на­ше­го рай­цен­тра. Андрей за­ра­ба­ты­вал неча­сты­ми уро­ка­ми иг­ры на ги­та­ре и фор­те­пи­а­но, а я так и не смог­ла устро­ить­ся пе­ре­вод­чи­ком — ока­за­лось, мо­их зна­ний ан­глий­ско­го и опы­та хва­та­ет лишь на то, что­бы за­пол­нять ан­кет­ки на сай­тах зна­комств, но на жизнь это­го не хва­та­ло, да­же ес­ли за­тя­нуть по­я­са так, что тре­ща­ли ко­сти. — Слу­шай, ты ведь поль­ский зна­ешь? — од­на­жды спро­си­ла Полина, на­ша со­сед­ка по лест­нич­ной пло­щад­ке, с ко­то­рой я по­дру­жи­лась в первую же неде­лю на но­вом ме­сте. — Угу, — кив­ну­ла я, раз­ли­вая ко­фе по чаш­кам, — раз­го­вор­ный. У нас мно­гие на укра­ин­ско-поль­ском сур­жи­ке го­во­рят — в За­пад­ной Укра­ине каж­дый вто­рой на­по­ло­ви­ну по­ляк. — Ме­ня тут про­сто дво­ю­род­ный брат при­гла­ша­ет на ра­бо­ту в Кра­ков. Он сам уже ше­стой год в Поль­ше жи­вет и ра­бо­та­ет, вот, недав­но и граж­дан­ство по­лу­чил. Ра­бот­ка, го­во­рит, непыль­ная — кос­ме­ти­кой тор­го­вать в стек­ляш­ке на рын­ке. За ле­то мож­но за­ра­бо­тать око­ло де­сят­ки штук. — Гри­вен? — уточ­ни­ла я. — Ев­ро, дет­ка, — усмех­ну­лась Полина, ко­то­рая бы­ла стар­ше ме­ня все­го на па­ру лет. — Так что ду­май, Ма­шуль. Я в сле­ду­ю­щем ме­ся­це пла­ни­рую ехать — а вдво­ем как-то ве­се­лее, тем бо­лее ты

Мне ка­за­лось, что мы все­гда бу­дем та­ки­ми счаст­ли­вы­ми. Но за по­ро­гом загса нас жда­ла жизнь

язык зна­ешь. Брат и жи­лье нам поды­щет по­де­шев­ле, пла­тить бу­дем в склад­чи­ну. Хо­ро­ший ва­ри­ант, со­гла­шай­ся. Той но­чью мы с Ан­дре­ем дол­го не мог­ли уснуть, в ноч­ной ти­шине ти­хонь­ко об­суж­дая, что пошло в на­шей жиз­ни не так и по­че­му це­лых пол­то­ра го­да мы ни­как не мо­жем най­ти сво­е­го ме­ста в этом боль­шом и шум­ном го­ро­де, гло­та­ю­щем и вы­пле­вы­ва­ю­щем лю­дей, как на­до­ев­шую жвач­ку. — Мы ед­ва на­скреб­ли в про­шлом ме­ся­це за­пла­тить за ипо­те­ку, — го­во­ри­ла я, во­дя паль­цем по его гру­ди, род­ной и лю­би­мой, — а ес­ли я хо­тя бы год по­ра­бо­таю в Поль­ше, мы смо­жем вне­сти всю сум­му сра­зу и на­ве­ки по­про­щать­ся с этой ка­ба­лой… — Я не хо­чу те­бя от­пус­кать, — шеп­тал он, ло­вя мою ла­донь и при­жи­мая ее к сво­им гу­бам.— Из­ви­ни, что я ока­зал­ся ник­чем­ным му­жем… — Глу­по­сти. Ты са­мый луч­ший муж на све­те, — го­во­ри­ла я и твер­до ве­ри­ла в это, и, несмот­ря на все, что слу­чи­лось с на­ми, ве­рю до сих пор. Хо­зя­и­на ма­лень­ко­го ма­га­зин­чи­ка, в ко­то­ром мы с По­ли­ной про­да­ва­ли кос­ме­ти­ку, все на­зы­ва­ли Янек, но мы зва­ли про­сто Ва­ня — ведь де­сять лет на­зад он и был про­сто Ва­ней, при­е­хав­шим из Одес­сы на­чи­нать свой биз­нес в ев­ро­пей­ской стране-со­сед­ке. Зная, что укра­ин­ские де­вуш­ки по­ря­доч­ны и тру­до­лю­би­вы, он от­да­вал пред­по­чте­ние сво­им зем­ляч­кам при при­е­ме на ра­бо­ту, и так­же, по его сло­вам, меч­тал ко­гда-то же­нить­ся на хох­луш­ке. — По­че­му же ты в Одес­се не на­шел се­бе же­ну? — улы­ба­ясь, спра­ши­ва­ла его Полина. — Зна­ешь, в на­ро­де го­во­рят: «за­по­ро­жец» — не ма­ши­на, одес­сит­ка — не же­на, — от­шу­чи­вал­ся Ва­ня. Ему недав­но стук­ну­ло трид­цать, он был вы­со­ким и да­же до­воль­но сим­па­тич­ным, а еще об­ла­дал ред­ким свой­ством слу­шать. — А хо­зя­ин-то глаз с те­бя не сво­дит, — шеп­ну­ла Полина, и я неволь­но обер­ну­лась, встре­тив­шись с ним взгля­дом, и в ту же се­кун­ду мы оба раз­вер­ну­лись в про­ти­во­по­лож­ные сто­ро­ны. Мы ра­бо­та­ли в ма­га­зине по­чти ме­сяц, и Ва­ня каж­дый день, при­ез­жая за вы­руч­кой, из­бе­гал раз­го­ва­ри­вать со мной и об­щал­ся пре­иму­ще­ствен­но с По­ли­ной, каж­дый раз крас­нея, ко­гда я об­ра­ща­лась к нему. Сна­ча­ла я да­же оби­жа­лась, ду­мая, что непри­ят­на ему, но по­том по­ня­ла, что все как раз на­обо­рот… В тот день на­пар­ни­ца при­бо­ле­ла, и я за­кры­ва­ла ма­га­зин од­на. Ва­ня немно­го опоз­дал и при­е­хал, ко­гда я уже по­чти за­сы­па­ла за при­лав­ком. — Из­ви­ни, что за­ста­вил те­бя ждать… Уве­рен, ты очень го­лод­ная, и мой долг — на­кор­мить те­бя се­год­ня и под­вез­ти до­мой. Со­глас­на? — Со­глас­на, — улыб­ну­лась я. Мы ра­бо­та­ли еже­днев­но, кро­ме по­не­дель­ни­ка, и про­жив ме­сяц в од­ном из са­мых кра­си­вых го­ро­дов Ев­ро­пы, я до сих пор нигде, кро­ме рын­ка и об­ще­жи­тия, не бы­ва­ла. Мы от­лич­но про­ве­ли тот ве­чер — ели на­сто­я­щий поль­ский би­гус на лет­ней тер­ра­се неболь­шо­го ре­сто­ран­чи­ка, мно­го сме­я­лись, вспо­ми­ная со­вет­ское дет­ство, и мне бы­ло хо­ро­шо в ком­па­нии это­го чу­жо­го, по су­ти, муж­чи­ны. Од­на­ко призна­юсь чест­но: был при­я­тен не столь­ко кон­крет­но Ва­ня, сколь­ко муж­ское вни­ма­ние, ведь Андрей так да­ле­ко и я очень ску­ча­ла по нему… Но ес­ли быть до кон­ца от­кро­вен­ной, то нуж­но при­знать­ся и в том, что я от­кры­ла для се­бя в тот ве­чер: каж­дый раз, ко­гда ло­ви­ла на се­бе вни­ма­тель­ный взгляд Ва­ни, вни­зу жи­во­та на­чи­на­ли ожи­вать ба­боч­ки, ко­то­рые уже дав­но не да­ва­ли о се­бе знать… — А что, за­му­тишь ро­ман с ше­фом, воз­мож­но, он зар­пла­ту нам под­ни­мет, — хи­хик­ну­ла Полина, ко­гда я,

сму­ща­ясь, рас­ска­за­ла ей про ужин с Ва­ней. — Он с пер­во­го дня на те­бя за­смат­ри­ва­ет­ся, по­верь, по­дру­га, у ме­ня на это де­ло глаз на­ме­тан... — У ме­ня есть Андрей, — теп­ло улыб­ну­лась я,— и я люб­лю его боль­ше жиз­ни и ни­ко­гда не пре­дам. — Ни­кто и не про­сит пре­да­вать, — по­жа­ла пле­ча­ми По­ля, — мож­но про­сто улы­бать­ся, глаз­ка­ми стре­лять — флир­то­вать, в об­щем. За это в тюрь­му не са­жа­ют и на раз­вод не по­да­ют. А так — и хо­зя­и­ну при­ят­но, и те­бе не скуч­но. Я по­ду­ма­ла: «Ну ка­кая чушь! С че­го мне флир­то­вать с чу­жим пар­нем, ко­гда до­ма ме­ня ждет лю­би­мый муж»... и на сле­ду­ю­щий день со­гла­си­лась схо­дить с Ва­ней в кино. Ес­ли од­на­жды я пред­ста­ну пе­ред выс­шим су­дом и кто-то без­греш­ный, спра­вед­ли­вый и чест­ный спро­сит ме­ня, ви­но­ва­та ли, от­ве­чу: «Да. Ви­но­ва­та в том, что ду­ма­ла: это все не­вин­ный флирт, мы про­сто про­во­дим вре­мя вме­сте. Я нрав­люсь ему, но раз­ве он мо­жет влю­бить­ся в ме­ня, за­муж­нюю жен­щи­ну, тем бо­лее что и по­во­да-то я не даю? Ви­но­ва­та в том, что по­сле то­го как он пы­тал­ся поцеловать ме­ня в ма­шине, я про­сто мяг­ко ска­за­ла ему «нет», вме­сто то­го что­бы дать по­ще­чи­ну и уво­лить­ся на сле­ду­ю­щий день. Да, ска­жу я, стоя на том су­де, я ви­но­ва­та». Ну а по­ка — раз­ве най­дет­ся та, что пер­вой бро­сит в ме­ня ка­мень?.. Впервые я при­е­ха­ла на ро­ди­ну спу­стя пол­го­да ра­бо­ты, на но­во­год­ние празд­ни­ки. И лишь уви­дев зна­ко­мое ли­цо му­жа в в аэро­пор­ту, по­ху­дев­шее и род­ное, и при­жав­шись к его пле­чу, сра­зу по­ня­ла: в Кра­ков не вер­нусь. Это как жить, за­дер­жав ды­ха­ние, сда­вить паль­ца­ми гор­ло, гло­тать го­ря­чую пыль. Андрей был мо­им ды­ха­ни­ем, мо­им кис­ло­ро­дом, и я мог­ла жить без него, но ды­шать пол­ной гру­дью — нет. — Ва­ня сам не свой с тех пор, как ты со­об­щи­ла, что не вер­нешь­ся ра­бо­тать, — го­во­ри­ла По­ли­ну по скай­пу. — Вче­ра ска­зал, что­бы я в вы­ход­ные вы­руч­ку у се­бя дер­жа­ла, бо­юсь, он что-то задумал, Ма­шуль… Ва­ня явил­ся бук­валь­но на сле­ду­ю­щий день — ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся на по­ро­ге на­шей квар­ти­ры, слов­но злой джинн из бу­тыл­ки, нерв­но сжи­мая в ру­ке бу­кет.

Ко­гда я уви­де­ла Ва­ню на по­ро­ге на­шей квар­ти­ры, ме­ня слов­но па­ра­ли­зо­ва­ло: за­чем он здесь?

— Ма­ри­я­ия здесь жи­вет? — спросил он у Ан­дрея, оот­крыв­ше­го­рео­е­е­му дверь.ер — Здесь… — удив­лен­но про­тя­нул су­пруг, раз­гля­ды­вая неждан­но­го го­стя. — А вам она, соб­ствен­но, за­чем? Я вы­ско­чи­ла из ком­на­ты, услы­шав зна­ко­мый го­лос, ко­ле­ни под­ка­ши­ва­лись. — За­тем, что я ее люб­лю, — про­сто ска­зал Ва­ня, как буд­то со­об­щал, что ошиб­ся две­рью. И про­тя­нул мне бу­кет. — Ан­дрюш, — умо­ля­ю­ще ска­за­ла я, — сей­час все те­бе объ­яс­ню! Это ошиб­ка... А даль­ше все на­по­ми­на­ло театр аб­сур­да, ре­жис­сер ко­то­ро­го со­шел с ума. — Ма­ша, мы долж­ны быть вме­сте! Я знаю, ты то­же лю­бишь ме­ня! — кри­чал Ва­ня под ок­на­ми на­шей квар­ти­ры, бла­го жи­ли мы на тре­тьем эта­же. — Как ты мог­ла, как ты мог­ла… — глу­хо по­вто­рял Андрей, сжав го­ло­ву ла­до­ня­ми, по­том вне­зап­но смот­рел на ме­ня: — У вас бы­ло что-то? — Нет, нет! — кри­ча­ла я, па­дая к его но­гам. — Ни­че­го не бы­ло, по­верь! — Но он же при­е­хал! Он же был уве­рен, что ты пой­дешь с ним… По­че­му, Маш, по­че­му? Ты да­ва­ла ему по­вод? — Я не знаю, — пла­ка­ла я, — мы про­сто гу­ля­ли вме­сте, и все… Мне там так не хва­та­ло те­бя! — Не хва­та­ло ме­ня, а гуляла с ним, — ре­зю­ми­ро­вал муж. В его гла­зах бы­ло столь­ко бо­ли! — Я люб­лю те­бя, — про­шеп­та­ла, гля­дя, как он со­би­ра­ет ве­щи. — Ты пре­да­ла ме­ня, — ска­зал он и за­крыл в по­след­ний раз дверь. С тех про­шло по­чти три го­да. Мне до сих пор боль­но вспо­ми­нать тот ве­чер, хо­тя не знаю, что это мо­жет бо­леть, — там, под реб­ра­ми, уже дав­но ти­хо и пу­сто, буд­то кто-то вы­ре­зал из ме­ня жиз­нен­но важ­ный ор­ган, но по ка­кой-то неле­пой ошиб­ке я про­дол­жаю жить. Андрей так и не про­стил ме­ня, хо­тя я пы­та­лась все ему рас­ска­зать в пись­ме, но слиш­ком глу­бо­ка бы­ла ра­на, на­не­сен­ная мной, слиш­ком ма­ло оста­ва­лось до­ве­рия, пле­щу­ще­го­ся на до­ныш­ке его ду­ши, что­бы по­ве­рить мне. Как там го­во­рят: нель­зя ни о чем жа­леть, ведь да­же ошиб­ки ста­но­вят­ся опы­том... А я вот жа­лею. Жа­лею о том, что этот опыт дал­ся та­кой кро­вью, что рань­ше ни­кто не рас­ска­зал мне: все, что мы де­ла­ем сей­час, — это за­пус­ка­ем бу­ме­ран­ги в свое бу­ду­щее. Сло­ва, по­ступ­ки, да­же мыс­ли. Де­сят­ки, сот­ни бу­ме­ран­гов каж­дый день. И они вер­нут­ся, уж по­верь­те. Тре­щи­ны за­тя­ги­ва­ют­ся, но толь­ко свер­ху. Соч­но-зе­ле­ный га­зон вы­гля­дит вполне счаст­ли­во, но внут­ри оста­ет­ся раз­би­тая, разо­дран­ная в кло­чья поч­ва. Сто­ит по­явить­ся непо­го­де, и все оскол­ки вы­мы­ва­ет на­ру­жу.

Ма­рия, 28 лет

Пол­го­да про­ра­бо­тав в Поль­ше вда­ли от лю­би­мо­го му­жа, я на­ко­нец по­ня­ла, что на­ша раз­лу­ка не сто­ит ни­ка­ких за­ра­бо­тан­ных де­нег...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.