Моя лю­би­мая бай­кер­ша

Че­сать язы­ком – да­ле­ко не то же са­мое, что пе­ре­но­сить тя­же­сти, упа­ко­ван­ные в меш­ко­ви­ну. Про­ве­ре­но!

Uspiehi i Porazenia - - Очень Личное -

аз­ру­га­лись мы с На­таш­кой в дым. Вдре­без­ги. На­прочь. Внут­ри ста­ло пу­сто и ти­хо. Не би­лась по­су­да, не ле­тал пух из ба­буш­ки­ной пе­ри­ны и не лез син­те­пон из по­душ­ки. Но На­та­ша для ме­ня боль­ше не су­ще­ство­ва­ла. Я ехал на сво­ем двух­ко­лес­ном коне без шле­ма и без курт­ки. Ве­тер не ра­до­вал про­хла­дой ске­лет, и не ры­чал по­до мной пря­мо­ток вы­хло­па. Я был тих, ме­лан­хо­ли­чен и пе­ча­лен. Гром­кий треск и рев мо­то­ров за­ста­ви­ли ме­ня оглянуться и при­нять к по­реб­ри­ку — ме­ня до­го­ня­ла груп­па мест­ных бай­ке­ров. Мы с ни­ми не то что­бы дру­жи­ли, но и не враж­до­ва­ли. Мне пре­ти­ли их ха­мо­ва­тые ма­не­ра ез­ды и по­ве­де­ние на до­ро­гах, им же бы­ла непо­нят­на моя веж­ли­вая ма­не­ра. Но де­ло бы­ло к но­чи, и они вновь со­бра­лись шум­ной ста­ей. Их жда­ли за-

го­род­ный за­бро­шен­ный аэро­дром, где мож­но бы­ло, не ме­шая окру­жа­ю­щим, вво­лю гонять на сво­их бай­ках, оглу­шая окрест­но­сти ди­ким ре­вом. — При­вет, Се­рый! По­еха­ли с на­ми! — Нет, ре­бя­та — мне утром на ра­бо­ту. — Врешь ты все — ты зав­тра в ко­ман­ди­ров­ку едешь, ка­кая ра­бо­та с утра? — неожи­дан­но вме­ша­лась ма­лень­кая де­вуш­ка в ко­жан­ке —я с удив­ле­ни­ем узнал Оле­сю, скром­ную со­труд­ни­цу сво­ей кан­це­ля­рии, у ко­то­рой па­ру ча­сов на­зад по­лу­чил ко­ман­ди­ро­воч­ное пред­пи­са­ние. Ин­те­рес­ное кино! Вот уж ко­го не ча­ял здесь уви­деть. — По­еха­ли. Хоть раз­ве­ешь­ся. Же­лез­ная стая свер­ка­ла хро­мом и ог­ня­ми, по­ры­ки­ва­ла движ­ка­ми, ост­ро пах­ла бен­зи­ном, мас­лом, го­ря­чим ме­тал­лом, ко­жей си­де­ний и кур­ток, та­ба­ком, вы­хло­па­ми… От этой сим­фо­нии за­па­хов и зву­ков кру­жи­лась го­ло­ва. — По­еха­ли, Се­рый, — по­вто­рил один из смут­но зна­ко­мых вер­зил, ко­то­ро­го я пом­нил уже лет де­сять. За эти го­ды он за­мет­но по­тя­же­лел и стал скуп на сло­ва. От­ка­зы­вать­ся бы­ло неудоб­но. — Ла­ды. Я толь­ко за­ско­чу до­мой за курт­кой и шле­мом… И мы по­еха­ли. Ле­ся ока­за­лась очень ин­те­рес­ной ба­рыш­ней, да и все осталь­ные ре­бя­та то­же. До­мой я при­е­хал за пол­ночь, а еще че­рез день мы по­еха­ли на мо­то­т­рек — он рас­по­ла­гал­ся неда­ле­ко от окруж­ной, и там обыч­но го­ня­ли на спор­тив­ных мо­то­цик­лах те, ко­му нуж­но бы­ло сбра­сы­вать адреналин не в мор­до­бой, а в здо­ро­вые ва­ри­ан­ты. Еще из­да­ли я за­ме­тил, как по го­рам и жи­во­пис­ным кри­вым трас­сы го­ня­ли два мо­то­цик­ла, при­чем тот, что шел пер­вым, не сде­лал ни од­ной ошиб­ки. Все по­во­ро­ты про­хо­дил чет­ко, на скло­нах и укло­нах не пры­гал и не тор­мо­зил, сло­вом — кра­си­во шел. Вто­рой пы­тал­ся за ним угнать­ся, но от­ста­вал — чем даль­ше, тем без­на­деж­нее. Осва­и­вать го­ноч­ный байк не вхо­ди­ло в мои пла­ны, да и у то­ва­ри­щей бы­ли иные стрем­ле­ния. Как-то са­ма со­бой ро­ди- лась идея сго­нять к мо­рю на вы­ход­ные. Ле­ся бы­ла не од­на, а с по­дру­гой. По­дру­га ее ме­ня по­ра­зи­ла сра­зу. Строй­ная, гиб­кая, ма­лень­кая, ост­рая на язык. Мо­то­цикл ве­ла са­ма, при­чем очень ак­ку­рат­но — вид­но, что тя­же­лый конь ей не в ди­ко­вин­ку, да и по­сад­ка вы­да­ва­ла опыт­но­го мо­то­цик­ли­ста. Неза­мет­но мы ока­за­лись в ко­лонне ря­дом, но раз­го­ва­ри­вать на хо­ду бы­ло неудоб­но. За ко­фе на од­ной из ав­то­за­пра­вок раз­го­вор на­ла­дил­ся. Аня — так зва­ли мою но­вую зна­ко­мую — неспеш­но по­тя­ги­вая горь­кий на­пи­ток, по­ин­те­ре­со­ва­лась: — А ты ча­сто ез­дишь с ре­бя­та­ми? Я чест­но от­ве­тил: — Пер­вый раз. А даль­ше ме­ня по­нес­ло, как Оста­па. Не знаю за­чем, но я ей на­го­во­рил, что объ­ез­дил на мо­то­цик­ле по­чти всю Ев­ро­пу — прав­дой из это­го бы­ла толь­ко по­ло­ви­на. В смыс­ле Ев­ро­пу-то я объ­ез­дил, но не на мо­то­цик­ле. По­сле че­го вы­ва­лил де­вуш­ке все, что знал о бай­ках, — от цеп­ных при­во­дов и карданов до об­те­ка­те­лей и про­чих при­мо­чек. Она слу­ша­ла бла­го­склон­но, за­да­ва­ла уточ­ня­ю­щие во­про­сы — при­чем та­кие, на ко­то­рые я не все­гда мог и от­ве­тить, но при­зна­вать­ся — ни в ка­кую, и вы­да­вал «фан­та­зии на заданную те­му». Ре­бя­та, при­слу­ши­ва­ясь к на­шей бол­товне, че­му-то по­сме­и­ва­лись. — Ань, че­го они ржут? — Не об­ра­щай вни­ма­ния, они все­гда та­кие. Так как ты го­во­ришь, по­плав­ко­вый кар­бю­ра­тор был устро­ен на том мо­то­цик­ле? А по­том мы пе­ре­клю­чи­лись на вос­по­ми­на­ния о Ки­ев­ском мо­то­цик­лет­ном за­во­де, где, как вы­яс­ни­лось, ко­гда-то ра­бо­та­ли ее ро­ди­те­ли. — Те­перь по­нят­но, от­ку­да та­кая лю­бовь к мо­то­цик­лам. — Да, ведь на­ши «Дне­пры» — по су­ти, по­том­ки мо­то­цик­лов BMW. И мы опять на­дол­го ныр­ну­ли в ис­то­рию мо­то­цик­лов. Я все пы­тал­ся по­нять: прав­да ли, что Аня так хо­ро­шо зна­ет ис­то­рию мо­то­цик­лов и их устрой­ство, или это пон­ты для под­дер­жа­ния раз­го­во­ра. Увы, вы­яс­нить это до­ве­лось до­воль­но ско­ро.

Ска­жу чест­но, эта де­вуш­ка сра­зу мне по­нра­ви­лась. Но я не стал за­го­ва­ри­вать с ней на хо­ду

Мой «конь» за­чи­хал и за­глох. Ко­лон­на оста­но­ви­лась у обо­чи­ны. Ре­бя­та оза­да­чи­лись: по­кру­ти­ли го­ло­ва­ми, кто-то по­дер­гал ры­чаг кикс­тар­те­ра, но по­том пе­ре­ду­мал. А Аня толь­ко гля­ну­ла на мою ма­ши­ну и сра­зу спро­си­ла: — Ты дав­но филь­тры ме­нял? — Дав­нень­ко, ес­ли чест­но. Он без дви­же­ния па­ру лет сто­ял… — Яс­но. Ре­бя­та по­мог­ли до­тол­кать мой байк до бли­жай­шей сто­ян­ки. Аня по­до­шла ко мне: — По­еха­ли со мной. Ес­ли не бо­ишь­ся. — Я? Да с че­го бы? Ез­дишь ты непло­хо, и во­об­ще… Я те­бе до­ве­ряю! Ре­бя­та опять гром­ко рас­сме­я­лись. Я недо­умен­но огля­нул­ся. — Не об­ра­щай вни­ма­ния, са­дись и дер­жись креп­че. Я сел сза­ди, об­хва­тив ее за та­лию. Зем­ля рва­ну­лась из-под ног, ве­тер мгно­вен­но за­бил рот и уши. Я опу­стил за­бра­ло шле­ма. Еха­ли мы по шос­се недол­го, свер­ну­ли ку­да-то в сто­ро­ну, про­еха­ли по ти­хой ули­це, вы­ско­чи­ли на трас­су и опять мах­ну­ли в сто­ро­ну. В ито­ге ока­за­лись воз­ле гаража, где Аню, как ни стран­но, встре­ти­ли как дав­нюю зна­ко­мую. — А, Ан­ка при­ле­те­ла! Да не од­на — с мо­ло­дым че­ло­ве­ком. Го­во­рив­ший это муж­чи­на был яв­но рад встре­че. По сте­нам, на по­лу, во дво­ре сто­я­ли мо­то­цик­лы раз­ной сте­пе­ни со­бран­но­сти и го­тов­но­сти. Вер­стак был за­ва­лен же­лез­ка­ми, и все вме­сте очень на­пом­ни­ло мне по­дво­рье мо­е­го де­да — та­ко­го же ма­сте­ро­во­го и ру­ка­сто­го вор­чу­на, к ко­то­ро­му я так ред­ко за­ез­жал. — Да лад­но те­бе, дядь То­ля. У нас тут непри­ят­ность при­клю­чи­лась… — Так за­ез­жай­те ко мне — ме­ста-то на всех хва­тит. И ре­ка ря­дом — что вам всем к мо­рю то­му на­до? Здесь и гор­ки есть, — он по­че­му-то лу­ка­во под­миг­нул. Во мне опять вклю­чил­ся вы­пенд­реж: — Гор­ки? Это же здо­ро­во! Я их люб­лю. — Лю­бишь? А конь-то за­хро­мал… — не удер­жал­ся от под­нач­ки дя­дя То­ля. Кста­ти, у него на­шлись необ­хо­ди­мые зап­ча­сти, и мы со­бра­лись ехать об­рат­но. Про­ща­ясь, дя­дя То­ля креп­ко по­жал мне ру­ку и по­вто­рил свое при­гла­ше­ние:

Муж­чи­на был яв­но рад встре­че с Аней. И да­же пред­ло­жил нам немно­го у него по­го­стить...

— При­ез­жай­те ко мне: где но­че­вать — есть, природа — за­ме­ча­тель­ная, и шаш­лы­ки, и рыбалка, и ре­ка… Ре­монт мно­го вре­ме­ни не за­нял. Я, чув­ствуя се­бя не луч­шим об­ра­зом, ре­шил пе­ре­дать ре­бя­там при­гла­ше­ние от дя­ди То­ли: «Нас тут в го­сти при­гла­ша­ют…» — Кто при­гла­ша­ет? Ко­го — нас? — на­пе­ре­бой по­сы­па­лись во­про­сы. — Дя­дя То­ля, — уточ­ни­ла Аня. — Сам лич­но нас при­гла­сил. Тут вся на­ша груп­па за­мол­ча­ла. И мы из­ме­ни­ли марш­рут. Ле­ся, по­сме­и­ва­ясь, объ­яс­ни­ла мне, что дя­дя То­ля из тех пер­вых бай­ке­ров, от ко­то­рых сто­на­ли га­иш­ни­ки на ис­хо­де СССР, — ав­то­ри­тет непре­ре­ка­е­мый. По­это­му от его при­гла­ше­ний от­ка­зы­вать­ся не сле­ду­ет. — А Аня его от­ку­да зна­ет? Ле­ся лишь по­жа­ла пле­ча­ми: — Те­сен бай­кер­ский мир. А ты Ане нра­вишь­ся, при­чем все­рьез, учти это. Она де­вуш­ка не про­сто так, не на де­сять ми­нут. Так что — про­из­во­ди хо­ро­шее впе­чат­ле­ние даль­ше. Ве­чер у дя­ди То­ли был за­ме­ча­тель­ный. Мы си­де­ли у ко­ст­ра, пе­ли пес­ни, спо­ри­ли до хри­по­ты на раз­ные те­мы, неиз­мен­но воз­вра­ща­ясь к мо­то­цик­лам и по­гиб­шим бай­ке­рам. На ноч­лег рас­по­ло­жи­лись в спорт­за­ле шко­лы, где, как вы­яс­ни­лось, дя­дя То­ля был учи­те­лем тру­да и физ­куль­ту­ры. Спа­ли мы креп­ко, а утром все вме­сте по­шли ку­пать­ся. Я за­лю­бо­вал­ся фи­гур­кой Ани, она же, сме­рив ме­ня с ног до го­ло­вы, то­же, ви­дать, что-то про­счи­та­ла. Пла­вать я умел, по­это­му по­ка­зал все, на что спо­со­бен. Ле­ся толь­ко по­сме­и­ва­лась, осталь­ные ре­бя­та то­же. Я по­ни­мал, что как но­ви­чок в их ком­па­нии мно­го­го не знаю и не по­ни­маю, но не те­рял при­сут­ствия ду­ха. Ве­че­ром, со­би­ра­ясь об­рат­но, кол­ле­га мне объ­яс­ни­ла, по­че­му сме­я­лись ре­бя­та. — Пом­нишь, ты все пы­тал­ся вы­яс­нить, кто на мо­то­т­ре­ке так кра­си­во ез­дил? — Пом­ню. И что? — Так вот — это бы­ла Аня. И твое хва­стов­ство… Ну, ты по­нял, нет? С тех пор про­шло уже несколь­ко лет. И свою же­ну ина­че как «моя лю­би­мая бай­кер­ша» я не на­зы­ваю. Хо­тя са­мое луч­шее еще впе­ре­ди!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.