НЕ ЖДИ ми­ло­сти от ПОД­ЛЕ­ЦА!

От­ца сво­е­го я со­всем не пом­ню. Он скрыл­ся за го­ри­зон­том еще до мо­е­го рож­де­ния и ни­как себя не про­яв­лял.

Uspiehi i Porazenia - - Верное Решение -

огда мне ис­пол­ни­лось две­на­дцать, ма­ма вы­шла за­муж за вдов­ца с ре­бен­ком. Иван Вла­ди­ми­ро­вич с пер­во­го дня от­но­сил­ся ко мне как к род­ной. Его сын Де­нис — мой ро­вес­ник. Не знаю по­че­му (ведь ро­ди­те­ли от­но­си­лись к нам оди­на­ко­во хо­ро­шо), мы со свод­ным бра­том друг дру­га не лю­би­ли. Хоть и учи­лись в од­ном клас­се и да­же си­де­ли за од­ной пар­той, но ни­ка­ких род­ствен­ных чувств ни­ко­гда не ис­пы­ты­ва­ли. — Ну что вы все вре­мя гры­зе­тесь, как кош­ка с со­ба­кой? — се­то­ва­ли ро­ди­те­ли. А ме­ня раз­дра­жа­ло в Дэне все: и то, как он льсти­во за­гля­ды­вал в гла­за па­пе и ма­ме, а за спи­ной по­но­сил их на чем свет сто­ит, и то, как в шко­ле вы­пра­ши­вал оцен­ки, и то, как врал... Де­нис с дет­ства был ко­ры­сто­лю­бив и чрез­вы­чай­но рас­чет­лив. Мы окон­чи­ли шко­лу, по­сту­пи­ли на эко­но­ми­че­ские фа­куль­те­ты, но в раз­ные вузы.

По­лу­чив про­фес­сию, оба сра­зу вер­ну­лись в род­ной го­род. А тут па­па как раз от­крыл свою фир­му, за­тем вто­рую... Есте­ствен­но, мы с бра­том ста­ли ра­бо­тать в кор­по­ра­ции от­ца — я все­гда так на­зы­ва­ла от­чи­ма, впро­чем, он и был род­ным, лю­бя­щим и за­бот­ли­вым па­пу­лей. Че­рез три го­да вне­зап­но умер­ла ма­ма: сер­деч­ный при­ступ, «ско­рая» не при­е­ха­ла во­вре­мя — и нет че­ло­ве­ка. Пом­ню, как па­па то­гда об­нял ме­ня, при­жал к себе и про­из­нес: «Нуж­но жить даль­ше, до­чень­ка. И пом­ни: у те­бя все­гда есть я». Про­шло еще де­сять лет. Мы с брат­цем весь­ма успеш­но ру­ко­во­ди­ли от­де­ла­ми в кор­по­ра­ции, но гла­вой оста­вал­ся па­па. А по­том слу­чи­лась еще од­на бе­да: у от­ца об­на­ру­жи­ли рак. Сго­рел он очень быст­ро. Перед смер­тью вы­звал к себе и ме­ня, и Дэна и ска­зал: «Я со­ста­вил за­ве­ща­ние та­ким об­ра­зом, что всем при­хо­дит­ся по од­ной тре­тьей... по­ров­ну...» — Ко­му это всем? — про­ши­пел Дэн. — Те­бе, Ве­ре и... Мо­же­те счи­тать ме­ня вздор­ным ста­ри­ком, но тре­тья часть за­ве­ща­на пер­во­му вну­ку, про­дол­жа­те­лю ро­да, ко­то­ро­го я уже не уви­жу... Брат пе­ре­ме­нил­ся в ли­це — у ме­ня де­тей еще не бы­ло, впро­чем, как и му­жа, а у Дэна рос­ли две де­воч­ки. — Ты что, из ума вы­жил? — ах­нул он. — Нет, я в здра­вом уме. И еще... По­ста­рай­тесь со­хра­нить мое де­ти­ще, ведь я столь­ко тру­да в него вло­жил! Но уж ес­ли пой­ме­те, что не сра­бо­тать­ся вам вме­сте, то­гда ре­шай­те са­ми, кто ко­му вы­пла­тит тре­тью часть. Но учти­те: ес­ли при­дет­ся де­лить фир­му, не вы­иг­ра­ет от это­го ни­кто! И пом­ни­те фра­зу: «Ты все­гда в от­ве­те за тех, ко­го при­ру­чил!» ...Все со­труд­ни­ки ком­па­нии об­ра­ти­ли вни­ма­ние, что по­сле смер­ти от­ца де­ла по­шли в го­ру, до­хо­ды уве­ли­чи­лись, но, несмот­ря на это, ухуд­шил­ся мо­раль­ный кли­мат. Де­нис был жест­ким ру­ко­во­ди­те­лем, а мне не хо­те­лось с ним за­во­дить­ся. — Ве­ра Сер­ге­ев­на, я хо­чу с ва­ми по­го­во­рить, — на­ча­ла как-то глав­ный бух­гал­тер Люд­ми­ла и за­мя­лась. — Что-то слу­чи­лось? — По­ни­ма­е­те, при Иване Вла­ди­ми­ро­ви­че мы вы­де­ля­ли ма­те­ри­аль­ную по­мощь со­труд­ни­кам, а сей­час... Де­нис Ива­но­вич ка­те­го­ри­че­ски про­тив это­го. Мо­жет, вы с ним по­го­во­ри­те? — Хо­ро­шо, по­про­бую, — от­ве­ти­ла ей. — А ко­му имен­но нуж­на по­мощь? — Ире Кри­во­ше­е­вой. Пом­ни­те? Кста­ти, она сей­час в при­ем­ной си­дит. По­звать? Че­рез ми­ну­ту в ка­би­нет во­шла Ири­на. Чест­но ска­зать, я ее не узна­ла: бед­нень­ко оде­та, со­всем без ма­ки­я­жа, то ли за­пла­кан­ная, то ли опух­шая. «Пьет, что ли?» — с неко­то­рой до­лей брезг­ли­во­сти кон­ста­ти­ро­ва­ла мыс­лен­но. Меж­ду тем, Люд­ми­ла по­вер­ну­лись в ее сто­ро­ну с во­про­сом: «Сколь­ко еще?» — Де­сять ты­сяч дол­ла­ров! — всхлип­нув, от­ве­ти­ла Ири­на. — Но у ме­ня нет та­ких де­нег... И про­дать боль­ше нече­го... — Не ре­ви! — при­ка­за­ла глав­бух. — Что-то при­ду­ма­ем. — Ка­кие де­сять ты­сяч? Объ­яс­ни­те, на­ко­нец, в чем де­ло! — вме­ша­лась я. — Да у Иры сы­ниш­ка бо­лен. Ему нуж­на опе­ра­ция, а де­нег не хва­та­ет, — от­ве­ти­ла Лю­да и, обер­нув­шись к Ире, спро­си­ла: — У те­бя фото Юры с со­бой? Кив­нув, де­вуш­ка про­тя­ну­ла мне бу­маж­ный лист фор­ма­та А4. На нем был не про­сто сни­мок маль­чи­ка — это ока­за­лась ли­стов­ка-пла­кат с но­ме­ром сче­та, на ко­то­рый мож­но пе­ре­чис­лять день­ги для ле­че­ния тя­же­ло­боль­но­го ре­бен­ка. — Я при­хо­ди­ла к Де­ни­су Ива­но­ви­чу про­сить ма­те­ри­аль­ную по­мощь, но он от­ка­зал! — опу­стив гла­за, ска­за­ла Ири­на и опять всхлип­ну­ла. — Из­ви­ни... Не зна­ла, что у те­бя боль­ной ре­бе­нок, — про­ле­пе­та­ла я и сно­ва взгля­ну­ла на фо­то­гра­фию ее сы­на. Он был так на нее по­хож! И еще на ко­го­то... Но на ко­го? Ли­цо до бо­ли зна­ко­мое, но... Нет, это­го не мо­жет быть! Спу­стя па­ру ми­нут я фу­ри­ей вле­те­ла в ка­би­нет свод­но­го брат­ца. — Ты знал об этом? — за­кри­ча­ла, раз­ма­хи­вая у него перед но­сом ли­стов­кой Ири­ны. — О чем? О том, что ка­кая-то ду­ра про­сит де­нег? Ве­ра, во-пер­вых, она боль­ше у нас не ра­бо­та­ет. Во-вто­рых, у нас в фир­ме есть бо­лее важ­ные де­ла, чем по­мощь неиз­вест­но ко­му. И в-тре­тьих, су­ще­ству­ет ре­гла­мент, про­це­ду­ры, стра­те­гия, так? Мы не мо­жем себе поз­во­лить по­мо­гать всем ни­щим! — пре­зри­тель­но бро­сил Дэн. Он си­дел, от­вер­нув­шись к ок­ну. Ко­го­то его ли­цо мне в тот мо­мент очень на­по­ми­на­ло. Но ко­го? — Не всем, а ре­бен­ку на­шей быв­шей со­труд­ни­цы! Впро­чем, это не так важ­но. Ма­лы­шу пло­хо, по­ни­ма­ешь? На­столь­ко, что, ес­ли в бли­жай­шее вре­мя не сде­лать опе­ра­цию, он мо­жет уме­реть. — Ну и что с то­го? — Как ты мо­жешь та­кое го­во­рить?! — за­ора­ла я ди­ким го­ло­сом. — По­ве­рить не мо­гу! Ка­кая же ты сво­лочь! — Слу­шай, свя­то­ша, от­ва­ли! Не нра­вит­ся — по­шла вон с фир­мы! К чер­то­вой ма­те­ри! Сво­бод­на! — Он по­мол­чал, пы­та­ясь овла­деть со­бой, и про­дол­жил чуть ти­ше: — Да кто она та­кая, что­бы на­ши день­ги на ее вы­род­ка тра­тить? И за­меть, сум­ма-то от­нюдь не ма­лень­кая! И вдруг ме­ня осе­ни­ло: раз­рез глаз, фор­ма но­са, цвет во­лос... Гос­по­ди, так у Ири­ны ре­бе­нок от него! «Ну уж нет! Я те­бе ни­че­го не ска­жу о сво­ей до­гад­ке!» — по­ду­ма­ла и вспом­ни­ла пред­смерт­ное на­став­ле­ние от­ца: «Ты все­гда в от­ве­те за тех, ко­го при­ру­чил!» Не зря па­па го­во­рил, что я, несмот­ря ни на что, вся в него. У ме­ня со­зрел план. Ко­вар­ный. Но спра­вед­ли­вый. По до­ро­ге до­мой я за­шла на клад­би­ще. «Пап, по­ни­маю: это твое де­ти­ще... Но я хо­чу уй­ти... Так нель­зя... Маль­чи­ку, тво­е­му пер­во­му вну­ку, нуж­но по­мочь!» Не счи­тай­те ме­ня иди­от­кой, но в тот мо­мент мне по­ка­за­лось, что ли­цо от­ца на па­мят­ни­ке смяг­чи­лось. «Зна­чит, все де­лаю пра­виль­но!» — ре­ши­ла я. И на сле­ду­ю­щий же день уво­ли­лась. Что бы­ло по­том? Я «уве­ла» свою до­лю из обо­ро­та фир­мы. Рас­ска­за­ла о сво­их пла­нах Ирине. Мы до­ка­за­ли с по­мо­щью ге­не­ти­че­ской экс­пер­ти­зы, что ее сын яв­ля­ет­ся ре­бен­ком Дэна, со­от­вет­ствен­но, од­на треть на­след­ства при­над­ле­жит ему. Сей­час Ира с Юроч­кой в боль­ни­це в Гер­ма­нии. Те­перь мой пле­мян­ник смо­жет хо­дить! И это са­мое глав­ное! А я? Я на­ча­ла стро­и­тель­ство го­сти­ни­цы и на­шла пре­крас­но­го ком­па­ньо­на!

Услы­шав, ко­му отец от­пи­сал тре­тью часть от все­го, чем он вла­де­ет, брат при­шел в ярость Неожи­дан­но ме­ня осе­ни­ло: так от­цом ре­бен­ка Ири­ны яв­ля­ет­ся Де­нис? Ну на­до же, ка­кой гад!

Ве­ра, 33 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.