ЛУЧ­ШЕЕ ле­кар­ство от оди­но­че­ства

Пав­лу­ша зво­нил каж­дый день. А я ра­до­ва­лась так, буд­то мы не об­ща­лись пол­го­да...

Uspiehi i Porazenia - - Слу­чай Или Пред­на­зна­че­ние? - Ла­ри­са, 48 лет

Cы­ноч­ка! Как хо­ро­шо, что ты по­зво­нил! — кри­ча­ла в труб­ку. — Я так со­ску­чи­лась! — Я то­же, — де­ли­кат­но врал Пав­лик, но тем не ме­нее на­по­ми­нал: — Мы же с Со­ней в суб­бо­ту к те­бе на обед при­ез­жа­ли. «Знал бы ты, как это мно­го — че­ты­ре дня оди­но­че­ства!» — мель­ка­ла мысль. Вслух, есте­ствен­но, ни­че­го та­ко­го не го­во­ри­ла (де­прес­сия — по­зор­ная бо­лезнь, и ее нуж­но скры­вать от окру­жа­ю­щих). — Ка­кие но­во­сти? — спра­ши­ва­ла фаль­ши­во без­за­бот­ным то­ном. — Но­во­сти все те же, — сме­ял­ся сын в от­вет. — Ра­бо­та­ем, но­вый утюг ку­пи­ли, со­би­ра­ем день­ги на от-

дых в Тур­ции — в июне пла­ни­ру­ем мах­нуть в Ан­та­лию. — А как Со­неч­ка се­бя чув­ству­ет? — осто­рож­но ин­те­ре­со­ва­лась я. — Ма, не да­ви! — на­чи­нал сер­дить­ся Пав­лик. — Мы са­ми ре­шим, ко­гда ей... са­мо­чув­ствие пор­тить! Но обе­щаю, ес­ли у Сонь­ки вдруг нач­нет­ся ток­си­коз, ты пер­вая об этом узна­ешь. Да, ка­юсь, на­вер­ное, все-та­ки слег­ка да­ви­ла на де­тей в этом во­про­се. Но у ме­ня бы­ло смяг­ча­ю­щее об­сто­я­тель­ство — уж очень хо­те­лось вну­ка. Или внуч­ку — все рав­но. Пусть толь­ко ро­дят и даль­ше де­ла­ют, что хо­тят: стро­ят ка­рье­ру, пу­те­ше­ству­ют... А я бу­ду во­зить­ся с мо­ей кро­хо­ту­леч­кой. И не ста­нет ни­ка­ко­го оди­но­че­ства. Чет­верть ве­ка я по­свя­ти­ла се­мье. Все это вре­мя чув­ство­ва­ла се­бя нуж­ной и лю­би­мой. Да­же ра­бо­ту вы­бра­ла без от­ры­ва от ка­стрюль и сти­раль­ной ма­ши­ны — де­ла­ла пе­ре­во­ды с немец­ко­го на до­му. Два го­да на­зад сын же­нил­ся. К это­му со­бы­тию от­нес­лась фи­ло­соф­ски: вы­рос­шим де­тям по­ло­же­но вы­ле­тать из род­но­го гнез­да и на­чи­нать са­мо­сто­я­тель­ную жизнь. Од­на­ко, ко­гда спу­стя пять ме­ся­цев по­сле Пав­лу­ши­ной сва­дьбы из гнез­да к мо­ло­дой лю­бов­ни­це упорх­нул муж, по­ня­ла: ни­ко­му я боль­ше не нуж­на. Ес­ли бы вы толь­ко зна­ли, как страш­но остать­ся со­всем од­ной! Нет, сын, ко­неч­но, еже­днев­но зво­нит, в го­сти ино­гда при­ез­жа­ет. Не так ча­сто, но все­та­ки. Да и луч­шая по­дру­га не за­бы­ва­ет — пе­ри­о­ди­че­ски со­вер­ша­ет бла­го­тво­ри­тель­ные на­бе­ги. Но это все не то. В тот уны­лый се­рый фев­раль­ский день Ин­га то­же «на­бе­жа­ла» и тут же за­ве­ла ду­ше­спа­си­тель­ную бе­се­ду. — Все ханд­ришь? — по­ин­те­ре­со­ва­лась она с по­ро­га. — Хан­д­рю, — не ста­ла от­пи­рать­ся. — Не на­до­е­ло? — А что я мо­гу сде­лать? — со вздо­хом по­жа­ла пле­ча­ми. — Кто же­ла­ет и не дей­ству­ет, тот пло­дит чу­му, — блес­ну­ла по­друж­ка ци­та­той ка­ко­го-то муд­ре­ца и пе­ре­ве­ла для «ту­пой блон­дин­ки»: — Под ле­жа­чий ка­мень во­да не те­чет! Спа­се­ние уто­па­ю­щих — де­ло рук са­мих уто­па­ю­щих! Вот ты что-то де­ла­ешь, что­бы спра­вить­ся с ханд­рой? — Ан­ти­де­прес­сан­ты при­ни­маю. — Ну и ду­ра. Те­бе лю­бой врач ска­жет, что нуж­но не симп­то­ма­ти­ку бо­лез­ни сни­мать, а при­чи­ну устра­нять! — Да я бы ра­да, но как? — На­при­мер, за­муж сно­ва вый­ди. — За­муж? Ага... — я по­до­шла к вход­ной две­ри, рас­пах­ну­ла ее на­стежь. — Смот­ри, ви­дишь, ка­кая оче­редь из же­ни­хов вы­стро­и­лась! Кон­ца и края не вид­но! — Да, с за­му­же­ством я, по­жа­луй, по­го­ря­чи­лась, — со­гласи­лась она. — Но кто ме­ша­ет лю­бов­ни­ка за­ве­сти? Те­перь я рас­пах­ну­ла ок­но и за­кри­ча­ла: — Ау, гос­по­да пре­тен­ден­ты на мое юное те­ло! Кто из вас пер­вый на ка­стинг? — Иди­от­ка! — Ин­га то­роп­ли­во за­хлоп­ну­ла фра­му­гу. — Хо­чешь, что­бы со­се­ди «ско­рую пси­хи­ат­ри­че­скую по­мощь» вы­зва­ли? — Пусть вы­зы­ва­ют! В пси­хуш­ке хоть лю­ди кру­гом бу­дут — вра­чи, па­ци­ен­ты. Все же луч­ше, чем в этом скле­пе. — У-у, как все за­пу­ще­но... — при­свист­ну­ла по­дру­га. — Ко­неч­но, зна­ла, что ты уже пол­то­ра го­да кис­нешь, но что­бы та­кой кис­ляк... Те­бе нуж­но сроч­но с кем-ни­будь по­зна­ко­мить­ся. — Где? — Да хоть бы в Ин­тер­не­те. — Толь­ко не там, — по­ка­ча­ла я го­ло­вой. — В од­ной пе­ре­да­че го­во­ри­ли, что на сай­тах зна­комств ре­ги­стри­ру­ют­ся од­ни афе­ри­сты и из­вра­щен­цы. — По­мень­ше смот­ри вся­кую чушь, — бурк­ну­ла Ин­га, од­на­ко те­му зна­ком­ства в со­ци­аль­ных се­тях за­кры­ла. За­то от­кры­ла дру­гую — еще бо­лее бре­до­вую. — Ла­рик, а что ес­ли те­бе ро­дить? — В со­рок во­семь лет? Со­всем с ума со­шла? — воз­му­ти­лась. — Звез­ды и в пять­де­сят ро­жа­ют. — Так то ж звез­ды... Луч­ше по­ве­дай, как твои маль­чи­ки. — Вы­но­сят мне моз­ги, как обыч­но. Да­вай рас­ска­жу, ка­кое обал­ден­ное пла­тье недав­но ку­пи­ла. Она по­си­де­ла еще ча­сик и убе­жа­ла. Увы, по­дру­га ба­лу­ет ви­зи­та­ми неча­сто. У нее боль­шая се­мья: трое сы­но­вей­школь­ни­ков, муж, све­кровь, два ко­та... По­это­му, ко­гда на сле­ду­ю­щий день по­зво­ни­ли в дверь, ожи­да­ла уви­деть ко­го угод­но, но толь­ко не ее. Од­на­ко на по­ро­ге сто­я­ла Ин­га. — При­вет, а я не од­на, — со­об­щи­ла при­я­тель­ни­ца ве­се­ло. Я с лю­бо­пыт­ством за­гля­ну­ла ей за спи­ну — ни­ко­го! — Не там ищешь, — Ин­га рас­стег­ну­ла на гру­ди змей­ку пу­хо­ви­ка и вы­та­щи­ла из-за па­зу­хи... кро­шеч­но­го щен­ка. — Это — йорк, — по­яс­ни­ла она. — Не чи­сто­кров­ный, ко­неч­но, но, по-мо­е­му, очень сим­па­тич­ный. — Ты ку­пи­ла се­бе со­ба­ку? — Се­бе не мо­гу, — фырк­ну­ла по­дру­га. — Мои ко­ша­ки лю­бо­го пса за­гно­бят. Это те­бе... ле­кар­ство от оди­но­че­ства. А вот при­ло­же­ния к по­дар­ку, — про­тя­ну­ла ви­зит­ку ве­те­ри­на­ра и книж­ку «Де­ко­ра­тив­ное со­ба­ко­вод­ство». Так в мо­ем до­ме по­явил­ся Тя­па. Ма­лень­кий ще­нок, как и ма­лень­кий ре­бе­нок, тре­бу­ет мно­го люб­ви, за­бо­ты и вни­ма­ния. По­это­му на ханд­ру вре­ме­ни те­перь не оста­ва­лось. Я кор­ми­ла Тя­пуш­ку, вы­че­сы­ва­ла, иг­ра­ла с ним, учи­ла ко­ман­дам. А ко­гда сде­ла­ли при­вив­ки, ста­ла хо­дить с ним гу­лять в парк. Пер­вые два дня мы тас­ка­ли друг дру­га за по­во­док по ал­ле­ям, за­тем мне под­ска­за­ли, что даль­ше есть спе­ци­аль­ная ого­ро­жен­ная пло­щад­ка для вы­гу­ла со­бак. От­пра­ви­лись ту­да. Ко­гда уви­де­ла на пло­щад­ке круп­ных псов, хо­те­ла по­вер­нуть об­рат­но, но сим­па­тич­ный се­дой муж­чи­на при­гла­ша­ю­ще по­ма­хал ру­кой: — Иди­те, не бой­тесь. На­ши зве­ри вос­пи­тан­ные, они ма­лы­шей не тро­га­ют! Уви­де­ла, что, кро­ме ов­ча­рок, до­гов, сен­бер­на­ров и дру­гих ве­ли­ка­нов, здесь гу­ля­ет и «ме­лочь» вро­де такс и моп­сов. От­стег­ну­ла ка­ра­бин от ошей­ни­ка и от­пу­сти­ла сво­е­го лю­бим­ца на сво­бо­ду. Со­ба­ки охот­но при­ня­ли Тя­пу в свою ком­па­нию, а их хо­зя­е­ва — ме­ня в свое «брат­ство». В по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве со­бач­ни­ки ока­за­лись очень об­щи­тель­ны­ми и ми­лы­ми людь­ми, а са­мым оба­я­тель­ным из них был вла­де­лец кра­сав­ца ри­зе­на Вла­ди­мир — тот са­мый се­дой муж­чи­на, ко­то­рый пер­вым за­го­во­рил со мной. Во­ло­дя — пол­ков­ник-от­став­ник и уже пять лет вдо­вец. Мы с ним как-то неза­мет­но сдру­жи­лись, а вче­ра он... при­гла­сил ме­ня на сви­да­ние. Так что, ка­жет­ся, жизнь на­ла­жи­ва­ет­ся!

По­сле раз­во­да в квар­ти­ре ста­ло ти­хо, как в скле­пе. А в ду­ше бы­ла пу­сто­та...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.