Ты еще бу­дешь мо­лить о по­ща­де!

Мой Ро­м­чик все­да был из раз­ря­да веч­но недо­воль­ных вор­чу­нов, но на днях он пре­взо­шел сам се­бя!

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

на­чал­ся весь сыр-бор из-за ба­наль­ней­ших — да­же пи­сать об этом смеш­но! — бу­тер­бро­дов с кол­ба­сой. — Ма­ру­ся, ты вче­ра про­штра­фи­лась, — за­явил муж за зав­тра­ком, с ап­пе­ти­том уни­что­жая яич­ни­цу с со­сис­ка­ми. — Че­го это? — спро­си­ла я, не от­вле­ка­ясь от корм­ле­ния Мак­са, с за­вид­ным упор­ством вы­пле­вы­ва­ю­ще­го яб­лоч­ное пю­ре. — Сде­ла­ла мне бу­тер­бро­ды с со­бой, я в обед их раз­во­ра­чи­ваю — а там кол­ба­са вме­сте со шкур­кой. При­шлось до­ста­вать и са­мо­му чи­стить. — Ужас ка­кой, — сар­ка­стич­но усмех­ну­лась. — На­де­юсь, ты не слиш­ком пе­ре­тру­дил­ся? — Мне, ко­неч­но, не слож­но, но ты мог­ла бы быть по­вни­ма­тель­нее. Вме­сто этих слов он мог про­сто взять крас­ную тряп­ку и по­ма­хать ею пе­ред но­сом у бы­ка. На­ка­нуне у Мак­са на­ча­ли лезть зу­бы, две но­чи я по­чти не спа­ла и сей­час чув­ство­ва­ла се­бя ого­лен­ным нер­вом, на­мо­тан­ным на вы­со­ко­вольт­ный про­вод. Не­доб­ро взгля­ну­ла на му­жа че­рез пле­чо, но он не за­ме­тил это­го крас­но­ре­чи­во­го взгля­да и про­дол­жать бес­печ­но чи­тать мне но­та­ции. — Я по­ни­маю, что Макс в по­след­нее вре­мя по­сто­ян­но ка­приз­ни­ча­ет, и ты уста­ешь. Но я ведь то­же на ра­бо­те не се­меч­ки щел­каю. И раз уж мы до­го­во­ри­лись, что я за­ра­ба­ты­ваю день­ги, а ты за­ни­ма­ешь­ся хо­зяй­ством, то да­вай каж­дый бу­дет

вы­пол­нять свою ра­бо­ту ка­че­ствен­но. — Я ста­ра­юсь, Ро­ма, — от­ре­за­ла, за­ки­пая. — Жаль, что ты не за­ме­ча­ешь это­го, а ви­дишь толь­ко кол­бас­ные шкур­ки в сво­их бу­тер­бро­дах! — Ма­ру­ся, я со­всем не хо­чу с то­бой ссо­рить­ся, — он под­нял ла­до­ни вверх в при­ми­ри­тель­ном же­сте, но тут же со­вер­шил ро­ко­вую ошиб­ку, ска­зав: — Про­сто вот у Се­ре­ги же­на, на­при­мер, де­ла­ет ему на ра­бо­ту су­ши. Са­ма их кру­тит, пред­став­ля­ешь?! Каж­дое ут­ро. А ведь у них двое де­тей. Шмяк­нув ло­жеч­кой о пла­сти­ко­вую по­верх­ность дет­ско­го сто­ли­ка, я рез­ко раз­вер­ну­лась к му­жу. — Слу­шай, а ведь у ме­ня то­же двое! Толь­ко один не спит но­ча­ми и плю­ет­ся яб­лоч­ным пю­ре, а вто­рой не мо­жет да­же нос­ков най­ти и очи­стить кол­ба­су! И мне очень жаль, что не умею кру­тить су­ши, как Се­ре­ги­на же­на, но ду­маю, что, воз­мож­но, будь я за­му­жем за Се­ре­гой, то непре­мен­но на­учи­лась бы! Ведь он на­вер­ня­ка не пи­лит свою же­ну по каж­до­му ма­лей­ше­му по­во­ду, а мо­жет, да­же уме­ет сам се­бе по­гла­дить ру­баш­ку, и по­то­му у его лю­би­мой су­пру­ги, ма­сте­ри­цы на все ру­ки, оста­ет­ся вре­мя на су­ши! А у ме­ня нет да­же чер­то­вых де­ся­ти ми­нут, что­бы вы­пить ко­фе! Ис­пу­ган­но про­бур­чав что-то невра­зу­ми­тель­ное, Ро­ма по­спе­шил ре­ти­ро­вать­ся из кух­ни, оста­вив нас с Мак­сом вдво­ем. Ма­лыш ото­ро­пе­ло смот­рел на ме­ня, за­су­нув ку­ла­чок в рот и, ви­ди­мо, ду­мал о том, что его ма­маш­ка со­шла с ума. Ведь я во­об­ще не лю­би­тель ссор, но в тот день бла­го­вер­ный до­вел до руч­ки. «Ну ни­че­го, еще бу­дешь мо­лить ме­ня о по­ща­де, — по­ду­ма­ла зло­рад­но. — Те­бе да­же бу­тер­бро­ды с кол­бас­кой в шкур­ке по­ка­жут­ся пи­щей бо­гов!» На сле­ду­ю­щий день твер­до ре­ши­ла иг­но­ри­ро­вать лю­бые прось­бы му­жа и предо­ста­вить ему пол­ную сво­бо­ду дей­ствий, дабы ли­шить ил­лю­зий по по­во­ду лег­ко­сти и необре­ме­ни­тель­но­сти до­маш­не­го тру­да. В кон­це концов, я на­хо­жусь в от­пус­ке по ухо­ду за ре­бен­ком, а сын у ме­ня толь­ко один, и он не про­сит по­ка по­жа­рить ему на ужин кот­ле­ток и по­гла­дить утром брю­ки. С брюк, соб­ствен­но все и на­ча­лось. — Ма­русь, я там брю­ки ки­нул на гла­диль­ную дос­ку, — со­об­щил мне дра­жай­ший су­пруг, за­хо­дя на кух­ню. — Очень за те­бя ра­да, — с ка­мен­ным ли­цом от­ве­ти­ла я, опо­лас­ки­вая бу­ты­лоч­ки. — На­де­юсь, на­ша дос­ка на­ко­нец на­учи­лась са­ма гла­дить брю­ки. — Ты че­го, до сих пор оби­жа­ешь­ся? Я же не хо­тел ссо­рить­ся... — А мы и не ссо­рим­ся, — по­жа­ла пле­чом. — Про­сто те­перь ты де­ла­ешь все сам, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать мне, как нуж­но. Мо­жет, к кон­цу ма­стер­к­лас­са я на­ко­нец на­учусь. Че­го у Ром­ки не от­ни­мешь, так это прин­ци­пи­аль­но­сти. За­ме­тив, с ка­ким вы­ра­же­ни­ем ли­ца он вы­шел из кух­ни, я до­га­да­лась: ре­шил ид­ти на прин­цип. Ну-ну, по­смот­рим. В ито­ге кое-как вы­гла­див шта­ны и не по­зав­тра­кав, нена­гляд­ный пу­лей вы­ле­тел из до­ма. Я гля­ну­ла на ча­сы: чет­верть де­вя­то­го, то есть опоз­да­ет, че­го мой пунк­ту­аль­ный су­пруг не пе­ре­но­сит. «Мо­жет, это его немно­го взбод­рит», — по­ду­ма­ла удо­вле­тво­рен­но. На­кор­мив Мак­са, я со­бра­лась с ним на про­гул­ку, по до­ро­ге при­выч­но об­ду­мы­вая, что при­го­то­вить на ужин. «А во­об­ще, че­го па­рить­ся? — ре­ши­ла вдруг. — Про­дук­тов — пол­ный хо­ло­диль­ник, Ром­ка сам се­бе что-то при­го­то­вит. В кон­це концов, я на ди­е­те». Ве­че­ром му­же­нек хо­дил по квар­ти­ре мрач­нее тучи, но за­ра­нее под­го­то­вил се­бе на ут­ро ру­баш­ку. «Так, од­на по­лез­ная при­выч­ка уже на­ча­ла вы­ра­ба­ты­вать­ся», — мыс­лен­но по­ста­ви­ла я плю­сик. Утром Ро­ма немно­го про­спал и сно­ва убе­жал в офис го­лод­ным. Мне ста­но­ви­лось да­же жаль его, тем бо­лее я на­ту­ра от­ход­чи­вая и уже дав­но про­сти­ла. Но ре­ши­ла не бро­сать де­ло на пол­пу­ти — в кон­це концов, как я вос­пи­таю сы­на, ес­ли не мо­гу спра­вить­ся да­же с его па­па­шей? На сле­ду­ю­щий день бы­ла суб­бо­та, а Ром­ка обыч­но от­сы­па­ет­ся до обе­да в пер­вый вы­ход­ной. Но, проснув­шись, я об­на­ру­жи­ла его по­ло­ви­ну по­сте­ли пустой. «Не вы­дер­жал, со­брал ве­щи и ушел от ме­ня», — ис­пу­га­лась. И тут учу­я­ла из кух­ни аро­мат све­же­сва­рен­но­го ко­фе... — Ого, что это у нас про­ис­хо­дит? — уди­ви­лась, уви­дев му­жа в непри­выч­ном для него ам­плуа. — Ола­дьи жа­рю на зав­трак, — ве­се­ло за­явил он. — Те­бе бу­дут со сме­та­ной, как ты лю­бишь. — Я, во­об­ще-то, на ди­е­те, — ска­за­ла неуве­рен­но, но аро­мат сто­ял та­кой обал­ден­ный, да и Ро­му в по­след­ний раз у пли­ты ви­де­ла так дав­но, что ре­ши­ла не те­рять мо­мент. — Ма­русь, ты из­ви­ни ме­ня за те упре­ки на­счет кол­ба­сы, — ви­но­ва­то на­чал он, ста­вя пе­ре­до мной та­рел­ку с ола­дья­ми. — Я ведь не имел в ви­ду, что ты ма­ло де­ла­ешь или что-то в этом ро­де. По­ни­маю, те­бе слож­но, а сей­час еще боль­ше в этом убе­дил­ся... Черт, сей­час во­об­ще ду­маю: как все успе­ва­ешь? Те­перь бу­ду боль­ше це­нить твой труд, обе­щаю. — Хо­ро­шо, — удо­вле­тво­рен­но кив­ну­ла я и, хит­ро при­щу­рив­шись, до­ба­ви­ла: — А вот как на­учишь­ся кру­тить су­ши, те­бе во­об­ще це­ны не бу­дет!

В кон­це концов, как я смо­гу вос­пи­тать Мак­са, ес­ли не справ­ля­юсь с его па­па­шей?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.