По­чти как в аме­ри­кан­ской ко­ме­дии

Нас с Жень­кой мож­но на­звать ан­ти­по­да­ми — людь­ми, со­вер­шен­но не по­хо­жи­ми друг на дру­га. Мы по­сто­ян­но спо­рим.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

апри­мер, ес­ли я го­во­рю, что мое пла­тье крас­но­го цве­та, то Же­ня с пе­ной у рта бу­дет до­ка­зы­вать, что се­ро-бу­ро-ма­ли­но­во­го. Мое утвер­жде­ние, что фильм или клип про­сто от­пад, вы­зы­ва­ет у лю­би­мо­го бу­рю него­до­ва­ния, хо­тя пре­крас­но знаю: ему то­же бы­ло ин­те­рес­но. Жень­ка бу­дет опро­вер­гать про­пис­ные ис­ти­ны, лишь бы толь­ко не со­гла­сить­ся со мной! Пре­крас­но пом­ню на­шу первую встре­чу: я воз­вра­ща­лась от по­дру­ги, как вдруг ме­ня чуть бы­ло не сби­ли рез­ко от­крыв­шей­ся две­рью в подъ­езд. — Эй! По­осто­рож­нее нель­зя? — от­ска­ки­вая в сто­ро­ну, воз­му­ти­лась я. — Са­ма ви­но­ва­та, — ни­чуть не рас­те­ряв­шись, бурк­нул лох­ма­тый незна­ко­мец. — Нече­го, ра­зи­нув рот, сто­ять на крыль­це. И во­об­ще, мог­ла бы при­хва­тить ка­кую-то ко­роб­ку и от­не­сти к лиф­ту. Не ви­дишь, лю­ди пе­ре­ез­жа­ют? Ма­ши­наль­но огля­нув­шись, я по­смот­ре­ла на сто­я­щий по­одаль гру­зо­вик с ме­бе­лью. Так вот кто те­перь бу­дет жить в квар­ти­ре на­про­тив! Про­це­див сквозь зу­бы: «По­на­е­ха­ли тут!», я ото­дви­ну­ла наг­ле­ца в сто­ро­ну и по­бе­жа­ла к лиф­ту. Впо­след­ствии ока­за­лось, что этот па­рень не толь­ко по­се­лил­ся со мной по со­сед­ству, но и бу­дет хо­дить в мой класс. Кро­ме все­го про­че­го, он сра­зу на­шел об­щий язык с мо­им бра­том Ан­то­ном. Бо­лее то­го, они ста­ли дру­зья­ми — не раз­лей во­да. В шко­ле я учи­лась очень хо­ро­шо — круг­лая от­лич­ни­ца! Чем ужас­но гор­ди­лась и, нуж­но при­знать, име­ла в клас­се ав­то­ри­тет. Ка­ко­во же бы­ло мое воз­му­ще­ние, ко­гда од­на­жды на уро­ке ал­геб­ры этот на­хал (то есть но­вый со­сед и друг мо­е­го брата) с усмеш­кой из­рек: — А за­дач­ку-то мож­но бы­ло ре­шить бо­лее про­стым спо­со­бом… Ко­ро­че. По­сле че­го вы­шел к дос­ке и в два сче­та сде­лал то, над чем я, от­лич­ни­ца, про­во­зи­лась по­чти два­дцать ми­нут. Но глав­ное — он был прав! Ма­те­ма­тич­ка рас­плы­лась в умиль­ной улыб­ке, а я го­то­ва бы­ла про­ва­лить­ся сквозь зем­лю. Ан­ти­па­тия к пар­ню толь­ко уси­ли­лась. Меж­ду тем все дев­чон­ки на­ше­го клас­са как буд­то по­ме­ша­лись на нем. На­про­па­лую ко­кет­ни­ча­ли, неко­то­рые, те кто со­всем без гор­до­сти, да­же пи­са­ли ду­рац­кие за­пис­ки с лю­бов­ны­ми при­зна­ни­я­ми и при­гла­ша­ли на сви­да­ния. Но Жень­ка ни с кем не встре­чал­ся.

А на ме­ня так во­об­ще не об­ра­щал ни ма­лей­ше­го вни­ма­ния. Нет, ко­неч­но, ино­гда мы об­ща­лись, ведь он при­хо­дил к мо­е­му бра­ту. Но мир­но со­су­ще­ство­вать по­лу­ча­лось мак­си­мум пол­ча­са, а по­том на­чи­на­лась сло­вес­ная ду­эль: — Что у те­бя за му­зы­каль­ные при­стра­стия? Вы­клю­чи эту по­псу! — Во­все не по­пса, а шан­сон! — Как же! Мно­го ты по­ни­ма­ешь… — Мо­жет, и не по­ни­маю. Но это луч­ше то­го, что вы слу­ша­е­те с Ан­то­ном. — А чем, по-тво­е­му, плох рок? — Да всем! Наслу­шав­шись по­доб­ной му­ти, неко­то­рые мнят се­бя ин­тел­лек­ту­аль­ной и куль­тур­ной эли­той, ведь они слу­ша­ют «на­сто­я­щую» му­зы­ку, ко­то­рая «учит ду­мать». А на са­мом де­ле... И так да­лее, и то­му по­доб­ное... Неза­дол­го до вы­пуск­но­го Жень­ка вдруг за­явил, что бу­дет по­сту­пать в выс­шее про­фес­си­о­наль­ное учи­ли­ще швей­но­го и па­рик­ма­хер­ско­го ис­кус­ства. У ме­ня чуть гла­за из ор­бит не вылезли. — С ума со­шел? Ка­кое учи­ли­ще? У те­бя же при­лич­ный ат­те­стат. — А что, па­рик­ма­хе­ра­ми или ви­за­жи­ста­ми ста­но­вят­ся толь­ко ту­пи­цы? — невоз­му­ти­мо по­жал пле­ча­ми он. — Нет, но-о-о... — я брезг­ли­во скри­ви­лась. — Это ужас­но — всю жизнь ко­вы­рять­ся в чу­жих во­ло­сах. — Не ко­вы­рять­ся, а де­лать жен­щин кра­си­вы­ми, — воз­ра­зил па­рень и вдруг до­ба­вил: — Вот те­бе, на­при­мер, со­вер­шен­но не идет твоя стриж­ка. — Те­бя за­бы­ла спро­сить! То­же мне, сти­лист на­шел­ся! — фырк­ну­ла и, хлоп­нув две­рью, уто­па­ла на сви­да­ние. Про­шло шесть лет. Жень­ка окон­чил не про­фу­чи­ли­ще, а ака­де­мию па­рик­ма­хер­ско­го ис­кус­ства и с по­мо­щью ро­ди­те­лей от­крыл неболь­шой са­лон кра­со­ты, ко­то­рый, нуж­но при­знать, поль­зо­вал­ся по­пу­ляр­но­стью. Я же по­сле ин­сти­ту­та ра­бо­та­ла в неболь­шом ту­ра­гент­стве. Увы, на лич­ном фрон­те у ме­ня был пол­ней­ший го­ляк. — Ты со сво­им вздор­ным нра­вом ни­ко­гда се­бе па­ру не най­дешь! — се­то­ва­ла ма­ма. — По­че­му бы не при­гля­деть­ся к Жене? У это­го пар­ня не толь­ко ру­ки зо­ло­тые, но и ха­рак­тер. — Нет уж! Луч­ше в мо­на­стырь! — гор­до объ­яви­ла я. А спу­стя два ме­ся­ца по­зна­ко­ми­лась на ра­бо­те с Оле­гом. Он съез­дил по на­шей пу­тев­ке в Эми­ра­ты. Несколь­ко раз мы со­зва­ни­ва­лись, по­том ста­ли встре­чать­ся. — Го­ра мышц и ни кап­ли ума! — ка­кто ска­зал о нем Жень­ка. — Ты же с ним са­ма де­гра­ди­ру­ешь! — Не бой­ся, глу­пее тво­ей си­ли­ко­но­вой Бар­би не ста­ну! — па­ри­ро­ва­ла я. В это вре­мя Же­ня как раз закрутил ро­ман с од­ной мо­де­лью. — У тво­ей Кри­сти­ны толь­ко тряп­ки на уме. И по­том, в ней нет ни­че­го на­ту­раль­но­го! Все на­ка­чан­ное и на­ро­щен­ное. Бр-р-р! — Мо­жет быть, — со­гла­сил­ся он. — Но она во­все не ду­ра — име­ет выс­шее обра­зо­ва­ние! — Ко­неч­но! Толь­ко по­лу­ча­ла его не тра­ди­ци­он­ным спо­со­бом, а че­рез по­стель! Мне с ней сто­и­ло пять ми­нут по­об­щать­ся, что­бы по­нять: пу­стыш­ка! — А твой Олег, мож­но по­ду­мать, нет? Что он уме­ет, кро­ме как тя­гать же­ле­зо? Осталь­ная бе­се­да про­дол­жа­лась при­бли­зи­тель­но в та­ком же тоне. В чем-то Жень­ка был прав. Я са­ма чув­ство­ва­ла, что Оле­жек — ге­рой не мо­е­го ро­ма­на. Ха­рак­тер у бой­френ­да был не по­да­рок, да и ин­тел­лек­ту­а­лом его ни­как нель­зя бы­ло на­звать. Но мне дав­но пе­ре­ва­ли­ло за два­дцать, а на горизонте не на­блю­да­лось ко­го-то бо­лее под­хо­дя­ще­го. ...Мой два­дцать ше­стой день рож­де­ния мы от­ме­ча­ли в тес­ной ком­па­нии: брат с же­ной, Жень­ка с Бар­би ия с Оле­гом. Кри­сти­на за­яви­лась в де­коль­ти­ро­ван­ном ко­ро­тю­сень­ком пла­тье, чем жут­ко раз­дра­жа­ла ме­ня. К то­му же, выпив лиш­не­го, она на­ча­ла ко­кет­ни­чать с мо­им пар­нем: хи­хи­ка­ла, стро­и­ла ему глаз­ки, на­зы­ва­ла «ма­чо». В ре­зуль­та­те Олеж­ка со­вер­шен­но за­был, по ка­ко­му по­во­ду мы со­бра­лись и кто из при­сут­ству­ю­щих здесь дам за­слу­жи­ва­ет его вни­ма­ния. Ко­гда же я уви­де­ла, как они под сто­лом тол­ка­ют друг дру­га но­га­ми, рас­сви­ре­пе­ла. Улу­чив мо­мент, ко­гда бра­тик с Же­ней по­шли по­ку­рить на бал­кон, по­до­шла к этим двум и про­ши­пе­ла: — По­шли вон от­сю­да. Оба! Па­роч­ка, ни­чуть не сму­тив­шись, убра- лась. Са­мое ин­те­рес­ное, что на мою стран­ную вы­ход­ку Же­ня от­ре­а­ги­ро­вал весь­ма спо­кой­но. Мол, него­же, ко­неч­но, вы­го­нять го­стей, но име­нин­ни­це все про­ща­ет­ся... Утром я просну­лась с жут­кой го­лов­ной болью. А ко­гда вспом­ни­ла вче­раш­ний ин­ци­дент, ста­ло со­всем тош­но. Прав был Жень­ка: Олег — ту­по­го­ло­вый ка­чок. Луч­ше уж быть од­ной! Раз­мыш­ле­ния пре­рвал звонок в дверь. — Ко­го еще черт несет? — про­вор­ча­ла. — Ну как? Го­лов­ка бо-бо? — на по­ро­ге сто­ял Жень­ка с бу­тыл­кой ко­нья­ка в ру­ках. — Вот, ле­кар­ство те­бе при­нес. — Бо­же! Толь­ко ни сло­ва о спирт­ном! — Лад­но... Ох и разо­шлась ты вче­ра, Настю­ха! Ну на кой нуж­но бы­ло сме­ши­вать все на­пит­ки? Те­перь му­ча­ешь­ся. Чай сде­лать? — Угу… Толь­ко без вос­пи­та­тель­ных бе­сед на те­му мо­е­го плохого по­ве­де­ния. — Не до­ждешь­ся! Хо­тя... За­чем Кри­сти­ну вы­гна­ла? По­сла­ла ку­да по­даль­ше сво­е­го кач­ка — это пра­виль­но, но ее-то за что? Рев­ну­ешь, что ли? — Еще че­го! Кста­ти... дав­но хо­чу те­бя спро­сить… А прав­да, что му­жи­ки тво­ей про­фес­сии страш­ные ло­ве­ла­сы? Ведь жен­щи­ны ра­ди кра­со­ты го­то­вы на лю­бые жерт­вы. А муж­чи­ны... В об­щем, труд­но быть у ко­лод­ца и не на­пить­ся! — Это точ­но! Так что про­сти, не мо­гу удер­жать­ся! — по­дой­дя бли­же, Жень­ка при­тя­нул ме­ня к се­бе и стал це­ло­вать. Но я да­же не по­пы­та­лась вы­сво­бо­дить­ся из его объ­я­тий… Че­рез ми­ну­ту мы ока­за­лись в по­сте­ли. И про­бы­ли там це­лый день. И по­том всю ночь. Утром, оста­ва­ясь вер­на се­бе, я ска­за­ла: — Дру­же­ский секс ни к че­му не обя­зы­ва­ет. Это что-то ти­па ста­ка­на во­ды. — Ты невоз­мож­на! — рас­сме­ял­ся Жень­ка. — Я же люб­лю те­бя. С пер­вой встре­чи. Хва­тит ку­сать­ся, и так ку­чу вре­ме­ни по­те­ря­ли! Вы­хо­ди за ме­ня… — Ага, пря­мо как в аме­ри­кан­ской ко­ме­дии: сна­ча­ла они ру­га­лись, а по­том... — ...по­ня­ли, что не мо­гут друг без дру­га жить, — про­дол­жил он. — Так как? Со­глас­на вый­ти за от­пе­то­го ло­ве­ла­са? Я ре­ши­ла не ло­мать­ся. А то, не дай бог, еще пе­ре­ду­ма­ет...

С ра­бо­той у ме­ня все бы­ло нор­маль­но, за­то лич­ная жизнь по­че­му-то не скла­ды­ва­лась Мои раз­мыш­ле­ния пре­рвал звонок в дверь. Это за­явил­ся Жень­ка. И ко­ньяк при­нес...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.