Боль­шая перемена

Как из­вест­но, мо­ло­до­му спе­ци­а­ли­сту не так про­сто устро­ить­ся на ра­бо­ту.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Cот­ли­чи­ем окон­чив пед­ин­сти­тут, я c тру­дом уго­во­ри­ла ди­рек­то­ра сво­ей быв­шей шко­лы взять ме­ня, так как он не хо­тел свя­зы­вать­ся с со­труд­ни­ком без опы­та. Оль­га Вла­ди­ми­ров­на со­гла­си­лась с усло­ви­ем, что я ста­ну класс­ным ру­ко­во­ди­те­лем 8-Б — от него ры­дал весь пе­да­го­ги­че­ский со­став... Уже в пер­вый ра­бо­чий день я по­ня­ла, по­че­му. Мои под­опеч­ные ве­ли се­бя из рук вон пло­хо. Осо­бен­но Ан­тон Та­ра­сюк — за­во­ди­ла и ша­ло­пай, ка­ких ма­ло. Па­рень был глав­ным ис­точ­ни­ком про­блем, так как имел вли­я­ние на весь класс. Ре­бя­та при­зна­ли в Ан­тоне ли­де­ра и под­дер­жи­ва­ли лю­бую его ду­рац­кую вы­ход­ку. То, что они устра­и­ва­ли на уро­ках мо­им пред­ше­ствен­ни­кам, за­слу­жи­ва­ет от­дель­ной ис­то­рии. Де­ло в том, что толь­ко за по­след­ний год в 8-Б по­ме­ня­лось три класс­ных ру­ко­во­ди­те­ля, доль­ше двух ме­ся­цев ни один учи­тель не вы­дер­жи­вал, сбе­гал. И вот те­перь мне по­ру­чи­ли этих неуправ­ля­е­мых ар­ха­ров­цев.

Идя на пер­вый урок, я ожи­да­ла от них лю­бых сюр­при­зов. И мои опа­се­ния пол­но­стью оправ­да­лись. Уже че­рез де­сять ми­нут хо­те­лось сбе­жать на край света и боль­ше сю­да не воз­вра­щать­ся. Дет­ки хо­ро­шо под­го­то­ви­лись к на­шей встре­че. И уже во вре­мя пе­ре­клич­ки, ко­гда я на­ча­ла с ни­ми зна­ко­мить­ся, ста­ли чу­дить. На­при­мер, услы­шав оче­ред­ную фа­ми­лию, вска­ки­ва­ли сра­зу несколь­ко че­ло­век. Или по­прав­ля­ли ме­ня, на­роч­но про­из­но­ся все с непра­виль­ным уда­ре­ни­ем. — Ра­ду­ет, что у вас все в по­ряд­ке с чув­ством юмо­ра, — му­же­ствен­но со­хра­няя спо­кой­ствие, ска­за­ла я. — На­де­юсь, мы по­дру­жим­ся. И сно­ва ошиб­лась. Вось­ми­класс­ни­ки устро­и­ли мне трав­лю и бук­валь­но сво­ди­ли с ума. То на уро­ке хо­ром на­чи­на­ли петь пес­ни, то вы­сту­ки­ва­ли паль­ца­ми на пар­тах ба­ра­бан­ную дробь. Я же оста­ва­лась во­пло­ще­ни­ем урав­но­ве­шен­но­сти и невоз­му­ти­мо­сти. По­ни­ма­ла: не при­ру­чу этих раз­гиль­дя­ев — ра­бо­ты мне не ви­дать! — Они ме­ня не ува­жа­ют, не вос­при­ни­ма­ют все­рьез, — жа­ло­ва­лась ве­че­ра­ми до­ма. — Я ведь вы­би­ра­ла про­фес­сию по при­зва­нию и со­би­ра­лась стать са­мым де­мо­кра­тич­ным и доб­рым пе­да­го­гом. Но те­перь ви­жу: это невоз­мож­но. Ума не при­ло­жу, что де­лать! — Все на­ла­дит­ся, — успо­ка­и­ва­ла ме­ня ма­му­ля. — Глав­ное — ста­рай­ся не от­ве­чать на про­во­ка­ции, не сры­вать­ся. А еще по­про­буй сво­их уче­ни­ков за­ин­те­ре­со­вать. К со­жа­ле­нию, школь­ная про­грам­ма не все­гда да­ет то, что нуж­но мо­ло­де­жи. По­ста­рай­ся най­ти та­кое, что де­тям непре­мен­но по­нра­вит­ся. Ма­ма у ме­ня учи­тель с трид­ца­ти­лет­ним ста­жем. Вы­пуск­ни­ки до сих пор зво­нят, пи­шут, пом­нят ее. Ду­маю, это о мно­гом го­во­рит. Но сей­час дру­гие вре­ме­на. И де­ти со­вер­шен­но дру­гие. Я со­мне­ни­ем по­ка­ча­ла го­ло­вой. — Ой, не знаю, мам. По­ка я слов­но бьюсь лбом о сте­ну! — И до­сту­чишь­ся до них, по­верь. Боль­шая перемена не за го­ра­ми. Не ве­шай нос. И будь в се­бе уве­ре­на. Ре­ши­ла та­ки по­сле­до­вать ма­ми­но­му со­ве­ту. На­шла несколь­ко ин­те­рес­ных книг на укра­ин­ском язы­ке — я пре­по­даю укра­ин­скую ли­те­ра­ту­ру. Рас­ска­за­ла о них ре­бя­там, пред­ло­жи­ла вы­бор. Они мог­ли про­чи­тать од­но про­из­ве­де­ние по про­грам­ме или два — по вне­класс­но­му чте­нию. Неко­то­рые за­ин­те­ре­со­ва­лись. Но не Та­ра­сюк. Тот вы­сме­ял мою идею: мол, та­кие ве­щи нуж­но обя­за­тель­но со­гла­со­вы­вать с на­чаль­ством, по­доб­ная ини­ци­а­ти­ва на­ка­зу­е­ма и т. д. — Ан­тон, те­бя ни­кто ни к че­му не при­нуж­да­ет. А по по­во­ду со­гла­со­ва­ния... Оль­га Вла­ди­ми­ров­на да­ла доб­ро на этот экс­пе­ри­мент. Так что де­лай вы­бор. Он да­же не удо­сто­ил ме­ня от­ве­та. А са­мое обид­ное бы­ло в том, что все сно­ва смот­ре­ли на него с вос­хи­ще­ни­ем: мол, не стал вы­слу­жи­вать­ся пе­ред учил­кой. Меж­ду тем я пой­ма­ла вз­гляд пар­ня и по­ня­ла, что он спо­рит, иг­рая на пуб­ли­ку, для под­дер­жа­ния ста­ту­са ли­де­ра. Так про­дол­жа­лось до тех пор, по­ка это все не за­шло слиш­ком да­ле­ко. Од­на­жды, ко­гда я во вре­мя уро­ка по­пы­та­лась что-то на­пи­сать на дос­ке, по­ня­ла — она на­тер­та вос­ком. Ну со­всем уж дет­ские вы­ход­ки! — С ме­ня хва­тит! — ска­за­ла, швы­ряя мел. — Я счи­та­ла вас взрос­лы­ми и ра­зум­ны­ми людь­ми, но ошиб­лась. И раз по-хо­ро­ше­му не вы­хо­дит, бу­дем дей­ство­вать ина­че. Ан­тон, зав­тра при­дешь в шко­лу с ро­ди­те­ля­ми! — По­че­му сра­зу я? — взвил­ся он. — И по­том, мо­жет, они зав­тра за­ня­ты. — Зна­чит, так: раз они не смо­гут, я са­ма яв­люсь к вам до­мой. Так что ре­шай... Уче­ник сер­ди­то на­су­пил­ся, но ни­че­го не ска­зал. Од­на­ко по его по­тем­нев­ше­му взгля­ду я по­ня­ла, что те­перь мне объ­явят бо­лее жест­кую вой­ну. Что ж, по­во­юю. При­дя ве­че­ром до­мой, я сно­ва на­ча­ла жа­ло­вать­ся ма­ме на уче­ни­ков. — Ты по­сту­пи­ла пра­виль­но, все­му есть пре­дел. Они не вто­ро­клаш­ки, что­бы устра­и­вать трю­ки с вос­ком. И во­об­ще, долж­ны от­ве­чать за свои по­ступ­ки. Так что не ко­ри се­бя. Луч­ше ска­жи, чем ду­ма­ешь сей­час за­ни­мать­ся? — По­ем —и с кни­гой на ди­ван. — Э нет, так не пой­дет! Ты уже сто лет ни­ку­да не вы­би­ра­лась. Да и я то­же. Да­вай-ка схо­дим с то­бой в ка­фе. Тут неда­ле­ко от­кры­ли весь­ма сим­па­тич­ное за­ве­де­ние. Со­сед­ка го­во­ри­ла, там очень уют­но! И ко­фе ва­рят от­лич­ный. По­шли по­про­бу­ем, все луч­ше, чем си­деть и стра­дать в че­ты­рех сте­нах. — Как-ни­будь в дру­гой раз, — вя­ло от­мах­ну­лась я. — На­стро­е­ния нет — Ну нет! Я став­лю те­бя не пе­ред вы­бо­ром, а пе­ред фак­том. Ни­че­го не знаю. Бе­гом пе­ре­оде­вай­ся! С мо­ей ма­му­лей спо­рить бес­по­лез­но — при­шлось мол­ча под­чи­нить­ся. В ка­фе дей­стви­тель­но бы­ло очень уют­но. Осмот­рев­шись, мы вы­бра­ли сво­бод­ный сто­лик воз­ле ок­на и ста­ли изу­чать ме­ню. — Про­сти­те, я вам не по­ме­шаю? Ря­дом со мной сто­ял сим­па­тич­ный па­рень. Я ог­ля­ну­лась и по­ня­ла, что дру­гих сво­бод­ных мест дей­стви­тель­но нет. — Не по­ме­ша­е­те, — меж­ду тем с улыб­кой от­ве­ти­ла ма­ма. — При­са­жи­вай­тесь. Че­рез ми­ну­ту они с Ев­ге­ни­ем уже бол­та­ли, как дав­ние зна­ко­мые. А по­том ма­му­ля вдруг хлоп­ну­ла се­бя ла­до­шкой по лбу и ска­за­ла, что не вы­клю­чи­ла од­ну кам­фор­ку на пли­те: — Я ско­ро вер­нусь, — по­обе­ща­ла, ухо­дя. Но при этом мно­го­зна­чи­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня и под­миг­ну­ла. Па­ру ми­нут мы с Же­ней мол­ча­ли, а по­том раз­го­во­ри­лись и да­же пе­ре­шли на «ты». Па­рень ока­зал­ся рас­по­ла­га­ю­щим к се­бе со­бе­сед­ни­ком, по­это­му я, са­ма не знаю по­че­му, по­ве­да­ла ему о сво­их пе­да­го­ги­че­ских про­бле­мах. — Ни­как не мо­гу най­ти кон­такт с детьми. Осо­бен­но с од­ним пар­нем. Этот Та­ра­сюк до бе­ло­го ка­ле­ния до­во­дит! — Та­ра­сюк? — пе­ре­спро­сил Же­ня. — А его, слу­чай­но, не Ан­то­ном зо­вут? — Да-а, — рас­те­рян­но про­тя­ну­ла я. — Ну де­ла! — рас­сме­ял­ся он. — Ты не по­ве­ришь, но этот обол­тус — мой млад­ший брат. Кро­ме шу­ток! И зна­ешь что... В об­щем, я смо­гу те­бе по­мочь. — В са­мом де­ле? А как? — По­ка не знаю, но мы это об­го­во­рим. На­де­юсь, ты не про­тив?.. Я улыб­ну­лась. Ка­жет­ся, гря­дет боль­шая перемена. И не толь­ко в шко­ле! Ана­ста­сия, 23 го­да

Та­кое впе­чат­ле­ние, что в этом клас­се со­бра­лись от­пе­тые ху­ли­га­ны. От них все сто­на­ли На са­мом де­ле ма­ма про­сто хо­те­ла оста­вить ме­ня на­едине с Же­ней. Но я бы­ла не про­тив

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.