До сва­дьбы заживет!

От­крыв ду­хов­ку, я оза­да­чен­но по­смот­ре­ла на за­пе­чен­ную с сы­ром кар­тош­ку. Толь­ко бы не осты­ла к при­ез­ду го­стей!

Uspiehi i Porazenia - - Содержание - Ма­рия, 70 лет

Mо­жет, не сто­и­ло ее вы­клю­чать? — спро­си­ла че­рез пле­чо си­дя­ще­го за сто­лом му­жа. — Пусть бы то­ми­лась на сла­бом огне... — Все нор­маль­но, — ото­звал­ся он. — Не ищи про­блем! — Да я не ищу. Про­сто хо­чу, что­бы все бы­ло вкус­но. Кста­ти, не пом­нишь, са­лат с каль­ма­ра­ми со­ли­ла или нет? — Со­ли­ла. Еще про­бо­вать мне да­ва­ла. За­бы­ла? — За­бы­ла, — я вздох­ну­ла. — У ме­ня во­об­ще се­го­дня го­ло­ва не со­об­ра­жа­ет. Вол­ну­юсь, как вну­ки с пра­вну­ка­ми до­ле­тят! — Так до­ле­те­ли уже, — хмык­нул Гри­ша. — На­вер­ное, ба­гаж ждут. Семь лет на­зад внуч­ка Ри­ту­ля, вер­нув­шись со ста­жи­ров­ки, со­об­щи­ла, что по­зна­ко­ми­лась с за­ме­ча­тель­ным пар­нем, влю­би­лась и вы­хо­дит за­муж. Я сна­ча­ла об­ра­до­ва­лась: уче­ба по­за­ди, мож­но и се­мью за­во­дить. А как узна­ла, что же­них — немец, рас­стро­и­лась. Это что же по­лу­ча­ет­ся?! Вый­дет за­муж на­ша кро­ви­ноч­ка и уедет на край света?! Несколь­ко дней то­гда про­пла­ка­ла. — Все бу­дет пу­тем, — уте­шал ме­ня Гриш­ка. — Немец­кий Рит­ка зна­ет, так что не про­па­дет. У Бер­хар­да ее свой биз­нес, дом, ма­ши­на... Ну чем пло­хой муж? — Тем, что да­ле­ко жи­вет. Ведь я на­де­я­лась, что она с на­ми оста­нет­ся. Бу­дет ко­му ста­кан во­ды по­дать на ста­ро­сти лет! А она... — Во­ды я и сам те­бе смо­гу при­не­сти! — пе­ре­бил ме­ня бла­го­вер­ный. — Или ты ме­ня во­об­ще уже рух­ля­дью счи­та­ешь? — Нет, ко­неч­но, — по­жа­ла пле­ча­ми в от­вет. — То-то... А те­перь вспом­ни, как мы с то­бой по­зна­ко­ми­лись. Не­уже­ли, ес­ли бы я жил не в Ки­е­ве, а где-ни­будь за буг­ром, ты бы за ме­ня не вы­шла? — Вы­шла бы, — улыб­ну­лась я. Ко­ро­че, бла­го­сло­ви­ла внуч­ку на за­му­же­ство и от­пу­сти­ла с Бо­гом в да­ле­кий Лейп­циг. И вот те­перь мне пред­сто­я­ло зна­ком­ство с по­год­ка­ми-пра­вну­ка­ми — че­ты­рех­лет­ним Ма­ти­сом и

пя­ти­лет­ней Ан­ге­ли­кой. До это­го мы толь­ко по те­ле­фо­ну да скай­пу об­ща­лись. Они хоть и в Гер­ма­нии ро­ди­лись, а бла­го­да­ря ма­те­ри наш язык непло­хо зна­ют. Но Ки­е­ва ни­ко­гда не ви­де­ли. Бер­хард их с Ри­той впер­вые в Укра­и­ну от­пу­стил. Ра­ди на­шей с Гри­шей зо­ло­той сва­дьбы, и на том спа­си­бо. Из раз­ду­мий ме­ня вы­рвал зум­мер Гри­ши­но­го мо­биль­ни­ка. От­ве­тив на зво­нок, муж по­смот­рел на ме­ня и ра­дост­но со­об­щил: «Это Ли­да зво­ни­ла — встре­ти­ли уже. Сей­час са­дят­ся в ма­ши­ну и едут. Че­рез час бу­дут у нас». И сно­ва ожи­да­ние — уже не та­кое тре­вож­ное, но еще бо­лее нетер­пе­ли­вое. Что­бы хоть чем-то се­бя за­нять, про­шлась еще раз по квар­ти­ре. Вро­де все в по­ряд­ке: ок­на вы­мы­ты, тюль и што­ры по­сти­ра­ны, на ков­ре и на ме­бе­ли — ни со­рин­ки, ни пы­лин­ки, стол в боль­шой ком­на­те на­крыт па­рад­ной бе­лой ска­тер­тью и сер­ви­ро­ван — оста­лось толь­ко еду из кух­ни при­не­сти. За­чем-то по­пра­ви­ла на­шу с Гри­шей сва­деб­ную фо­то­гра­фию на стене. Муж, во­шед­ший в тот мо­мент, это уви­дел и на­смеш­ли­во хмык­нул в усы: — Что, лю­бу­ешь­ся? — Ска­жешь то­же, — сму­щен­но фырк­ну­ла я. — Про­сто вспом­ни­ла, что, ко­гда убор­ку де­ла­ла, рам­ку за­бы­ла про­те­реть. И люст­ру... — Не бе­ри в го­ло­ву! Или ду­ма­ешь, кто­то из де­тей или вну­ков по­ле­зет ту­да про­ве­рять на­ли­чие пы­ли? — иро­нич­но по­ин­те­ре­со­вал­ся су­пруг. Со­чла нуж­ным не от­ве­чать. Мол­ча при­нес­ла из кла­дов­ки стре­мян­ку и влаж­ную тряп­ку. Но по­ко­рять вер­ши­ны не при­шлось. Гри­ша не поз­во­лил: — Сядь от­дох­ни. Я сам. По­слуш­но при­се­ла на ди­ван и ста­ла ру­ко­во­дить про­цес­сом: «По­ак­ку­рат­нее ору­дуй тряп­кой, а то весь му­сор бу­дет на ска­тер­ти...» — а про се­бя ду­ма­ла о том, что за пять­де­сят лет сов­мест­ной жиз­ни ни ра­зу не по­жа­ле­ла о том, что вы­шла за Гриш­ку за­муж. Бы­ва­ло, ссо­ри­лись, и оби­жа­лась на него, и да­же угро­жа­ла развестись, но не по­жа­ле­ла ни на миг! Ха­рак­тер у лю­би­мо­го, ко­неч­но, не са­хар, но по­ка­жи­те мне хоть од­но­го по­кла­ди­сто­го му­жи­ка. А ес­ли и есть та­кие, то с ни­ми, на­вер­ное, от ску­ки

по­ме­реть мож­но. За­то для сво­их се­ми­де­ся­ти двух муж в от­лич­ной фор­ме — под­жа­рый, му­ску­ли­стый. Ему, что­бы за­лезть на стре­мян­ку, ни­ка­ких уси­лий при­ла­гать не нуж­но. Вон как лег­ко си­га­нул на­верх — буд­то со­ро­ка­лет­ний па­цан. Не то что я со сво­и­ми га­ба­ри­та­ми да боль­ны­ми но­га­ми... Меж­ду тем Гри­го­рий спу­стил­ся, по­до­шел, сел ря­дом, про­тя­нул мне тряп­ку: — Го­то­во, то­ва­рищ ге­не­рал! — Ох, Гриш­ка! Ка­ким ты был, та­ким ты и остал­ся, — сме­ясь, ска­за­ла и по­гла­ди­ла его по бле­стя­щей лы­сине. — Раз­ве я что-то не так сде­лал? — недо­умен­но по­смот­рел на ме­ня он. — Все так. Это я в смыс­ле «орел степ­ной, ка­зак ли­хой». — Еще ка­кой ли­хой! — Гри­ша­ня мо­лод­це­ва­то под­кру­тил усы. — А ка­зак за­слу­жил рю­моч­ку ко­ньяч­ка? — Еще че­го! — на­хму­ри­лась я. — Ста­нешь пра­вну­ков це­ло­вать, а от те­бя ал­ко­го­лем бу­дет во­нять. — Это от рю­моч­ки-то? — он лег­ко­мыс­лен­но от­мах­нул­ся. — Не вы­ду­мы­вай! — Что за при­выч­ка спо­рить? Не­уже­ли по­тер­петь до при­ез­да де­тей не мо­жешь? — с уко­ром спро­си­ла я. — Мо­гу, — со вздо­хом от­ве­тил су­пруг. — Про­сто... Я ведь то­же вол­ну­юсь! — Ну, кор­вал­ди­на се­бе на­ка­пай, — по­со­ве­то­ва­ла. — Или ва­ле­рьян­ки... — Так они то­же во­ня­ют. Уж луч­ше тяп­нуть ко­ньяч­ку и ли­мон­чи­ком за­ку­сить. — Ска­за­ла: нет! — рык­ну­ла на него. — Лад­но, — неохот­но со­гла­сил­ся муж и, по­мол­чав, до­ба­вил: — А пом­нишь, как я те­бе пред­ло­же­ние сде­лал? Ты в пар­ке но­гу под­вер­ну­ла, мы по­еха­ли в травм­пункт. А там док­тор те­бя осмот­рел и го­во­рит: «Ни­че­го страш­но­го, до сва­дьбы заживет!» И тут ты так вы­ра­зи­тель­но вздох­ну­ла, что мне ста­ло стыд­но: мо­жет, и вправ­ду хва­тит тя­нуть? — Вы­хо­дит, ес­ли б я то­гда не осту­пи­лась, то еще бог зна­ет сколь­ко тво­е­го пред­ло­же­ния жда­ла? — вы­рва­лось у ме­ня. — Как го­во­рит­ся, не бы­ло бы сча­стья, да несча­стье по­мог­ло? — Ну, не со­всем несча­стье... — при­щу­рил­ся Гриш­ка. — Трав­ма-то пу­стя­ко­вой бы­ла. Вспом­ни, как ты че­рез три ме­ся­ца на сва­дьбе от­пля­сы­ва­ла! — Твоя прав­да, — кив­ну­ла, прыс­нув в ла­до­шку. — Ес­ли чест­но, не очень-то и бо­ле­ло. Про­сто хо­те­лось, что­бы ме­ня по­но­си­ли на ру­ках. — Так ты еще и хит­рю­га? — рас­сме­ял­ся муж. — Хо­тя то­гда та­кая ле­гонь­кая бы­ла, как пу­шин­ка. Я оби­жен­но под­жа­ла гу­бы: — А сей­час, зна­чит, тол­стая? — Ну, уж не тро­стин­ка... — шут­ли­во на­чал Гри­ша, но, пе­ре­хва­тив мой сер­ди­тый вз­гляд, осек­ся: — Ты не тол­стая, Ма­ся­ня. Ты — пыш­ная! Ну спа­си­бо, уте­шил! Я хо­те­ла ска­зать ему что-то кол­кое, но в этот мо­мент в дверь по­зво­ни­ли. Вздрог­нув, мы по­смот­ре­ли на на­стен­ные ча­сы. На­до же, ока­зы­ва­ет­ся, по­чти час про­бол­та­ли! Тол­кот­ня в при­хо­жей, объ­я­тия, по­це­луи, смех, воз­гла­сы: «Ма­муль, мы вод­ку и торт при­вез­ли. Вод­ку сра­зу на стол по­ста­вить?» «Ма­рия Пав­лов­на, этот бу­кет вам...» «Ба­буль, а ты со­вер­шен­но не ме­ня­ешь­ся! Та­кое впе­чат­ле­ние, что мы все­го па­ру ме­ся­цев не ви­де­лись!» — Ах­тунг! — крик­нул вдруг муж: — Дай­те нам с пра­вну­ка­ми по­зна­ко­мить­ся! Все, как по ко­ман­де, рас­сту­пи­лись, и я на­ко­нец уви­де­ла Ан­ге­ли­ку с Ма­ти­сом. Бро­си­лась к ним, сгреб­ла в охап­ку. — Зай­ча­та мои до­ро­гие! Как же хо­те­ла вас уви­деть! Так жда­ла, так жда­ла... — Мы то­же, — ска­за­ла Ан­ге­ли­ка. — Прав­да? — рас­тро­га­лась я. — Уста­ли с до­ро­ги, на­вер­ное? Про­го­ло­да­лись? — от­сту­пив в сто­ро­ну, вы­тер­ла ла­до­нью сле­зы. — Так, быст­ро все мой­те ру­ки, а мы по­ка на­кро­ем на стол. За­г­ля­ну­ла в го­сти­ную, а там... — Гри­ша, быст­ро уби­рай стре­мян­ку! — На­тюр­лих, — за­су­е­тил­ся он. — Айн мо­мент, фрау! Муж бро­сил­ся к лест­ни­це, схва­тил ее, не удер­жал и... она с гро­хо­том опу­сти­лась на его лы­си­ну. На ме­сте уда­ра тут же вско­чи­ла здо­ро­вен­ная шиш­ка. — О майн гот! — ис­пу­гав­шись, под­ско­чи­ла к де­ду Ри­ту­ля. — Лед при­не­сти? — Ни­че­го, — вы­му­чен­но улыб­нул­ся он. — До зо­ло­той сва­дьбы заживет! — Мож­но лож­ку при­ло­жить, — де­ло­ви­то посоветовал Ма­тис. — Зо­ло­тую, — до­ба­ви­ла Ан­ге­ли­ка, и все ве­се­ло рас­сме­я­лись...

Все по­слуш­но рас­сту­пи­лись, и я на­ко­нец-то уви­де­ла Ма­ти­са с Ан­ге­ли­кой. Вот ра­дость-то!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.