Жен­ская со­ли­дар­ность, или Серд­ца трех

Сто­ит толь­ко че­ло­ве­ку чуть-чуть под­нять­ся над осталь­ны­ми, как он сра­зу ме­ня­ет­ся...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

ричем, как пра­ви­ло, не в луч­шую сто­ро­ну. При этом мно­гие не ду­ма­ют о том, что Фор­ту­на — да­ма ка­приз­ная и в лю­бой мо­мент мо­жет по­вер­нуть­ся к те­бе спи­ной. А на­до бы... Как из­вест­но, но­вая мет­ла ме­тет по-но­во­му. Вот и в на­шу фир­му то­же за­ле­те­ла та­кая и по­рас­став­ля­ла во­круг cе­бя сво­их лю­дей. В ре­зуль­та­те го­ло­вы неко­то­рых бос­сов по­ле­те­ли, как горш­ки с плет­ней. На­ша Люд­ми­ла Алек­се­ев­на, так по­дру­га ве­ле­ла се­бя на­зы­вать, про­бив­шись в на­чаль­ство, то­же по­стра­да­ла. Сыг­рал об­рат­ный от­счет, и ее из да­мок пе­ре­ве­ли об­рат­но в пеш­ки. Прав­да, пред­ло­жи­ли вы­би­рать меж­ду уволь­не­ни­ем и ка­рьер­ным па­де­ни­ем. Люд­ка пред­по­чла вто­рое, вре­ме­на-то тя­же­лые, мож­но во­об­ще ока­зать­ся не у дел. Пред­став­ля­е­те, ка­ко­во ей, под­няв­шей­ся до вер­шин ис­клю­чи­тель­но­сти и ощу­тив­шей вкус и си­лу вла­сти, бы­ло воз­вра­щать­ся с Олим­па к нам — про­стым смерт­ным. К то­му же она по­ни­ма­ла, что до­ро­га на­зад бу­дет для нее сво­е­го ро­да ис­пы­та­ни­ем. От­кро­вен­но го­во­ря, ше­фи­ня из Люд­ми­лы по­лу­чи­лась ужас­ная. Ме­ду­за Гор­го­на от­ды­ха­ет. Ох и по­пи­ла она из нас кро­вуш­ки, вам­пи­ри­ха чер­то­ва!

Все пе­ред ди­рек­то­ром вы­слу­жи­ва­лась, мол, вон ка­кая у ме­ня те­перь дис­ци­пли­на — все про­сто по струн­ке хо­дят. В те­че­ние ра­бо­че­го дня ни­ка­кой бе­гот­ни по ма­га­зи­нам или по лич­ным де­лам, пе­ре­ку­ры — стро­го по ча­сам. Опоз­дал на пять ми­нут — штраф, на пол­ча­са — бу­дешь неделю при­хо­дить на час рань­ше. Ни­ка­кие объ­яс­не­ния, ти­па «марш­рут­ка по­па­ла в проб­ку» или пись­мен­ное под­твер­жде­ние пре­бы­ва­ния в за­стряв­шей ка­бине лиф­та от ра­бот­ни­ка ава­рий­ной служ­бы не при­ни­ма­лись во вни­ма­ние. Ра­зу­ме­ет­ся, по­сле все­го это­го мы с дев­чон­ка­ми не на­ме­ре­ва­лись встре­чать Люд­ку с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми. Как го­во­рит­ся, уви­де­ли, ка­кая она на са­мом де­ле. От та­ких луч­ше дер­жать­ся по­даль­ше. Но Люд­ми­ла явно стре­ми­лась к то­му, что­бы на­ши от­но­ше­ния сно­ва ста­ли преж­ни­ми. И в пер­вый же день на сво­ем ста­ром но­вом ра­бо­чем ме­сте пред­ло­жи­ла нам пой­ти в ка­фе и от­ме­тить ее день рож­де­ния. — Как мы рань­ше каж­дый год втро­ем гуль­ба­ни­ли, — при­ба­ви­ла она, с на­деж­дой гля­дя на нас. — Да, де­воч­ки? Я во­про­си­тель­но по­смот­ре­ла на Аню, сто­яв­шую за ее спи­ной. Та от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой, вы­ра­жая от­каз. — Во­об­ще-то, мне бы хо­те­лось те­бя по­здра­вить... — че­рез си­лу улыб­ну­лась я, — но се­го­дня ни­как. Так что из­ви­ни... Ока­за­лось, что се­го­дня все по­го­лов­но за­ня­ты. Лю­да опу­сти­ла го­ло­ву. Мне бы­ло немно­го ее жаль, но она за­слу­жи­ла на­ка­за­ние! Ду­ма­ла, все так про­сто за­бы­ва­ет­ся? Что мы опять бу­дем по­дру­га­ми? Ха! Как бы не так! А че­рез несколь­ко недель ока­за­лось, что это не все Люд­ки­ны непри­ят­но­сти. На кор­по­ра­ти­ве од­на из но­вых со­труд­ниц от­че­бу­чи­ла та­кое... В об­щем, Ань­ка за­сту­ка­ла в укром­ном угол­ке Люд­ки­но­го уха­же­ра с но­вень­кой из ре­клам­но­го от­де­ла в весь­ма недву­смыс­лен­ной си­ту­а­ции. Не мог­ли уже хо­тя бы по­тер­петь до окон­ча­ния ве­че­ра и не устра­и­вать это бес­стыд­ство в офи­се! А даль­ше — как в ки­но: все обо всем зна­ют, од­на Люд­ми­ла, сле­пая ду­роч­ка, пре­бы­ва­ет в счаст­ли­вом неве­де­нии. А по­том и во­все по­де­ли­лась с на­ми ра­до­стью все­лен­ско­го мас­шта­ба. — Де­воч­ки, по­смот­ри­те, ка­кой сюр­приз я при­го­то­ви­ла для сво­е­го Ви­тю­ши! — Она до­ста­ла связ­ку клю­чей. — Это от мо­ей квар­ти­ры! Хочу, что­бы он на­ко­нец ко мне пе­ре­ехал! Мы оне­ме­ли. Смот­ре­ли на ее счаст­ли­вую фи­зио­но­мию, со­вер­шен­но не зная, что де­лать. Люд­ми­ла вос­при­ня­ла на­ше мол­ча­ние как про­яв­ле­ние рав­но­ду­шия и по­это­му ска­за­ла, что боль­ше не бу­дет пы­тать­ся с на­ми сбли­зить­ся. Че­го уж там, би­тую ва­зу не скле­ить... Да, в ро­ли на­чаль­ни­цы она ве­ла се­бя непро­сти­тель­но — это факт. Но поз­во­лять ка­ко­му-то коз­лу об­ма­ны­вать ее — уже со­всем дру­гое де­ло! По­это­му мы ре­ши­ли от­крыть ей гла­за. До­го­во­ри­лись с Ань­кой, что за­явим­ся без при­гла­ше­ния к Люд­ке до­мой. И в шесть бы­ли уже пе­ред две­рью об­ма­ну­той по­дру­ги. — Кар­ти­на Ре­пи­на «Не жда­ли»! — вос­клик­ну­ла она, уви­дев нас на по­ро­ге. — Мы при­шли поговорить, — бурк­ну­ла Анюта. — Ты нас пу­стишь? — Во­об­ще-то, я жду Ви­тю, — улыб­ну­лась она, — ну да лад­но, про­хо­ди­те. — Ска­зать по прав­де, не ожи­да­ла ва­ше­го ви­зи­та, ведь в по­след­нее вре­мя у нас на­тя­ну­тые от­но­ше­ния... — А кто ви­но­ват? — фырк­ну­ла Аня. — За­бы­ла, ка­кой тер­рор нам устра­и­ва­ла? Лю­да по­крас­не­ла и опу­сти­ла гла­за. — Не за­бы­ла... И дей­стви­тель­но ча­сто пе­ре­ги­ба­ла пал­ку. На­чаль­ство тре­бо­ва­ло с ме­ня, ая с вас. Это вхо­ди­ло в мои обя­зан­но­сти! Но те­перь о мно­гом жа­лею. Чест­ное сло­во! Как из­вест­но, по­ка­ян­ную го­ло­ву да­же меч не се­чет. Вот и мы не ста­ли устра­и­вать даль­ней­ших раз­бо­рок. Зна­ли, что с нее хва­тит новости о ко­вар­ном воз­люб­лен­ном. И все вы­ло­жи­ли. По­на­ча­лу она мол­ча­ла. А по­том с пре­зре­ни­ем по­смот­ре­ла на нас с Ань­кой и ис­те­рич­но за­хо­хо­та­ла. — Это месть, да? Вы ведь все при­ду­ма­ли? Призна­вай­тесь! — Нет, Лю­да, — по­тряс­ла го­ло­вой я. — Это чи­стая прав­да. — Что­бы Вить­ка влю­бил­ся в эту ту­пую кук­лу? — за­ора­ла она. — Не ве­рю! Он блон­ди­нок про­сто тер­петь не мо­жет! — Ино­гда вку­сы ме­ня­ют­ся, — по­жа­ла пле­ча­ми Анюта. — И по­том, об их ро­мане все в офи­се зна­ют. Кро­ме те­бя! То­гда Люд­ка раз­ры­да­лась. Мы от­кры­ли бу­тыл­ку ви­на, и она зал­пом вы­пи­ла пер­вый бо­кал. За­тем по­ста­ви­ла его на стол и ска­за­ла, что боль­ше ни­ко­гда не пу­стит Вить­ку на по­рог. По­сле вто­ро­го бо­ка­ла за­яви­ла, что от­ре­жет ему муж­ское до­сто­ин­ство. А по­сле тре­тье­го по­обе­ща­ла, что по­вы­дер­ги­ва­ет вы­дре­ре­кла­мист­ке все кос­мы. Про­дол­жить даль­ше она не успе­ла, по­то­му что раз­дал­ся зво­нок в дверь. Вздрог­нув, Лю­да во­про­си­тель­но по­смот­ре­ла на нас. — Мы мо­жем ула­дить все за те­бя, — ска­за­ла Аня. — Я са­ма! — от­ка­за­лась она и ре­ши­тель­но на­пра­ви­лась в при­хо­жую. Сна­ча­ла по­слы­шал­ся воз­буж­ден­ный го­лос Ви­тю­ши, по­том звук двой­ной по­ще­чи­ны — хлясть! хлясть! — и крик Люд­ми­лы: «Уби­рай­ся вон, блуд­ли­вая ско­ти­на!» За­тем по­сле­до­ва­ла ко­рот­кая па­у­за и удив­лен­ный во­прос неза­дач­ли­во­го уха­же­ра: «Но по­че­му, Лю­да?!» — и ее от­вет: «По­то­му что я не пи­та­юсь объ­ед­ка­ми!» Мы с Ань­кой за­хи­хи­ка­ли, так как это бы­ло класс­но ска­за­но. Меж­ду тем Люд­ка со­об­щи­ла Вить­ке, что зна­ет о нем и бе­ло­бры­сой ре­кла­мист­ке, и вы­тол­ка­ла его за дверь. По­сле это­го за­пы­хав­ша­я­ся, с го­ря­щи­ми гла­за­ми, вле­те­ла в ком­на­ту и плюх­ну­лась в крес­ло на­про­тив нас. — Все! — вы­дох­ну­ла, пе­ре­во­дя дух. — Фи­ни­та ля комедия! — Ты мо­лод­чи­на! — с ува­же­ни­ем ска­за­ла я. — Без ис­те­рик, по-на­шен­ски, — а Аня па­ру раз одоб­ри­тель­но кив­ну­ла. — Ага... Толь­ко у ме­ня ру­ки и но­ги до сих пор тря­сут­ся, — при­зна­лась по­дру­га. — Дев­чон­ки, хо­ро­шо, что вы мне все рас­ска­за­ли. А то бы­ла бы по­сме­ши­щем... И про­сти­те... Я так пе­ред ва­ми ви­но­ва­та. Ведь ка­рье­ра — это еще не все. А я... я... — она всхлип­ну­ла. — Не ре­ви, — при­ка­за­ла я и про­тя­ну­ла ей на­пол­нен­ный бо­кал. — Луч­ше вы­пьем за жен­скую со­ли­дар­ность! — Я за! — под­хва­ти­ла Анюта. — А еще за серд­ца трех! Как рань­ше! Ли­дия, 28 лет

По­на­ча­лу Люд­ми­ла нам не по­ве­ри­ла, да­же разо­зли­лась, ре­шив, что ей мы так мстим

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.