Тай­на фо­то в се­мей­ном аль­бо­ме

Не­ви­ди­мые ни­ти, свя­зы­ва­ю­щие близ­ких лю­дей, тя­нут­ся из про­шло­го в на­сто­я­щее...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

онеч­ка с по­ро­га бро­си­лась в мои объ­я­тия: — Ал­ла, ме­ня се­го­дня опять на те­бя бро­са­ют! — ма­лыш­ка со­се­дей всех на­зы­ва­ла по име­ни, да­же мать. — Со­ня, так нельзя го­во­рить, — по­крас­нев, одер­ну­ла ре­бен­ка На­та­ша. — Я те­бя как учи­ла: ба­буш­ка Ал­ла… Де­воч­ка вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на ма­му и чин­но кив­ну­ла: — Хо­ро­шо. Ба­уш­ка Ал­ла… — Про­сти­те нас, — улыб­ну­лась Наталья. — Вот, сно­ва при­шли с прось­бой. Соб­ствен­но, доч­ка уже из­ло­жи­ла ее: все­го на па­ру ча­сов — мне по­за­рез нуж­но на ра­бо­ту, а она каш­ля­ет… — Ко­неч­но, На­та­шень­ка, не вол­нуй­тесь — иди­те ра­бо­тай­те спо­кой­но, — за­ве­ри­ла я ее. — Ле­кар­ства в кухне на сто­ле, ре­цепт там же, — за­су­е­ти­лась со­сед­ка, — но Сонь­ка вам са­ма все расскажет — она под­ко­ван­ная… — Ага, — ча­сто за­ки­ва­ла де­воч­ка. — Идем, идем со мной, — по­тя­ну­ла ме­ня за ру­ку. — Спа­си­бо, Ал­ла Ни­ко­ла­ев­на, по­вез­ло нам с ва­ми, — по­бла­го­да­ри­ла на­по­сле-

док На­та­ша. — Сонь­ка да­же к род­ной ба­буш­ке так не рвет­ся, как к вам. — Вам спа­си­бо, — улыб­ну­лась я в от­вет. — За то, что до­ве­ря­е­те ре­бен­ка. Мне с Со­неч­кой не так оди­но­ко. Я по­се­ли­лась здесь все­го во­семь ме­ся­цев на­зад: опла­та боль­шой квар­ти­ры в цен­тре ста­ла для ме­ня непо­мер­ной — вот и ре­ши­лась на пе­ре­езд. Те­перь у ме­ня кро­хот­ная «од­нуш­ка» на окра­ине, за­то ок­на во двор — ти­хо, и со­се­ди хо­ро­шие: На­та­ша с Со­ней как раз на­про­тив жи­вут. Иго­ря, На­та­ши­но­го му­жа, я ред­ко ви­жу — он по­сто­ян­но в разъ­ез­дах, а вот с де­воч­ка­ми его по­чти каж­дый день об­ща­ем­ся: то Наталья мне по­мо­жет — в ма­га­зин или в ап­те­ку сбе­га­ет, то я ей — ко­гда с ма­лыш­кой по­си­жу, ко­гда по хо­зяй­ству под­соб­лю. При­ки­пе­ла я к ним, ду­шой ото­гре­лась — они мне с Со­фи­ей слов­но род­ны­ми ста­ли. Сво­ей-то се­мьи у ме­ня не бы­ло — не сло­жи­лось… Я уж и не де­воч­ка бы­ла — два­дцать пять стук­ну­ло, ко­гда узна­ла, что бе­ре­мен­на. А все рав­но ис­пу­га­лась до смер­ти! Са­нек, отец бу­ду­ще­го ма­лы­ша, со­всем па­цан был, мо­ло­же ме­ня, сту­ден­тик. Я по­на­де­я­лась, что он же­нит­ся, да его мать не поз­во­ли­ла. Как узна­ла, что я на сно­сях, бро­си­лась «спа­сать» един­ствен­но­го сы­на: с пер­вым же при­зы­вом спро­ва­ди­ла его в ар­мию. Впро­чем, в род­дом ко мне все же при­шла — на внуч­ку по­смот­реть. А по­том за­яви­ла, что они мою де­воч­ку все рав­но ни­ко­гда не при­зна­ют, так что луч­ше мне оста­вить ее в род­до­ме. Ку­да бы­ло де­вать­ся? Из фаб­рич­ной об­ща­ги с ди­тем на­вер­ня­ка бы по­пер­ли. А о том, чтоб вер­нуть­ся к ма­те­ри в по­се­лок, во­об­ще не мог­ло быть и ре­чи! По­пла­ка­ла я над ма­лют­кой и… на­пи­са­ла от­каз. Вот та­кая ду­ра бы­ла! Вско­ре от ма­мы дур­ные ве­сти при­шли: за­бо­ле­ла она тя­же­ло — при­шлось мне сроч­но ехать за ней уха­жи­вать. В го­род я вер­ну­лась толь­ко го­да че­рез два, уже как ма­му­лю по­хо­ро­ни­ла. Ра­бо­тать сно­ва на фаб­ри­ку устро­и­лась. Хо­те­ла с Сань­ком по­ви­дать­ся, но ока­за­лось, что они со ста­рой квар­ти­ры съе­ха­ли, а ку­да — ни­кто не знал... — Ал­ла, ну, слы­шишь? — тряс­ла ме­ня Со­ня. — Смот­ри, как я ри­сую, нра­вит­ся? — дев­чуш­ка про­тя­ну­ла мне стоп­ку аль­бом­ных ли­стов. — Ой, кра­си­во! — по­хва­ли­ла я ее. — Это ма­ма, — ткну­ла она паль­чи­ком в нечто, по­хо­жее на со­ро­ко­нож­ку, — а это па­па, — на рисунке упи­тан­ный па­у­чок раз­ма­хи­вал порт­фе­лем. — А да­вай я те­бя на­ри­сую, — Со­неч­ки­ны гла­за во­жде­лен­но за­го­ре­лись, — хо­чешь? — Хочу, — при­зна­лась я и по­гла­ди­ла ма­лыш­ку по бе­ло­ку­рой го­лов­ке. «Под­рас­та­ют, небось, где-то и мои вну­ки, толь­ко я о них не ве­даю», — про­мельк­ну­ла в го­ло­ве скорб­ная мысль. …По­сле смер­ти ма­те­ри я оста­лась со­всем од­на, по­это­му вос­по­ми­на­ния о бро­шен­ной доч­ке ста­ли тер­зать ме­ня с но­вой си­лой. Не мог­ла про­стить се­бя: по но­чам сни­лись ее слип­ши­е­ся над ло­би­ком во­ло­си­ки, при­щу­рен­ные глаз­ки и ро­тик, жад­но ищу­щий ма­те­рин­скую грудь. Я му­чи­лась, стра­да­ла и, в кон­це кон­цов, ре­ши­ла разыс­кать ее. В род­до­ме ска­за­ли, что де­воч­ку да­же не при­шлось от­да­вать в дом ма­лют­ки — сра­зу по­сле мо­ей вы­пис­ки ее за­бра­ла (удо­че­ри­ла?) ка­кая-то жен­щи­на. Но мой во­прос «кто она?» остал­ся без от­ве­та. Это уби­ва­ло вся­кую на­деж­ду отыс­кать сво­е­го ре­бен­ка. Но судь­бе это­го по­ка­за­лось ма­ло, и она мсти­ла даль­ше: ни му­жа, ни детей мне боль­ше не по­да­ри­ла — жизнь я про­жи­ла од­на, как ку­куш­ка. — Аль­бо­мы ле­жат во-о-н там, — Со­ня по­тя­ну­лась на цы­поч­ках и под­ня­ла ли­чи­ко к ан­тре­со­лям. — По­го­ди, сей­час до­ста­ну, — на­щу­па­ла ру­кой стоп­ку ка­ких-то па­пок и дер­ну­ла за край од­ной из них. Вся стоп­ка по­сы­па­лась мне на го­ло­ву — по ком­на­те раз­ле­те­лись дет­ские ри- сун­ки, ка­кие-то до­ку­мен­ты, блан­ки, фо­то­гра­фии… — Ой, что мы на­тво­ри­ли! — Со­неч­ка смеш­но при­жа­ла ла­до­ни к щеч­кам. — Да­вай уби­рать, а то нам по­па­дет, — я опу­сти­лась на ко­ле­ни и ста­ла со­би­рать раз­бро­сан­ные по по­лу бу­ма­ги. Неожи­дан­но взгляд упал на неболь­шую чер­но-бе­лую фо­то­гра­фию. Ме­ня слов­но гро­мом по­ра­зи­ло: на ней я и Сань­ка сто­я­ли в об­ним­ку на фоне бе­ре­зо­вой ро­щи. Я да­же вспом­ни­ла день и ме­сто, где нас, мо­ло­дых и влюб­лен­ных, пой­мал фо­то­граф: бы­ла вес­на, солн­це лу­пи­ло, как бе­ше­ное, я за­жму­ри­лась — то ли от его си­я­ния, то ли от сча­стья. — От­ку­да здесь это? — во­прос был ад­ре­со­ван ско­рее се­бе са­мой, чем ма­лень­кой Соне. Но та, гля­нув мель­ком из-под мо­ей ру­ки на сни­мок, от­ве­ти­ла: — Это мой де­душ­ка с ба­буш­кой, — и уточ­ни­ла: — с на­сто­я­щей — той, ко­то­рая умер­ла…. — Как? Ко­гда? — серд­це за­шлось, я хва­та­ла ртом воз­дух. — Да-а-ав­но, — мах­ну­ла ру­кой Со­неч­ка, — еще ко­гда На­та­шу ро­ди­ла. И ма­лень­кую На­таш­ку за­бра­ла к се­бе жить де­душ­ки­на ма­ма, моя пра­ба­буш­ка — по­ня­ла? А по­том она то­же умер­ла, а ма­ма ста­ла же­ной мо­е­го па­пы, что­бы ме­ня ро­дить. — А де­душ­ка те­перь где? Как его зо­вут? Не­уже­ли… — я бо­я­лась и жаж­да­ла услы­шать это имя. — Де­да Са-ша, — чле­но­раз­дель­но про­из­нес­ла Со­неч­ка, — жи­вет с ба­буш­кой Ка-тей. Толь­ко она — нена­сто­я­щая… — до­ба­ви­ла ше­по­том. Созна­ние взо­рва­лось до­гад­кой и ста­ло мерк­нуть. Уплыть в су­мрак мне не да­ла од­на спа­си­тель­ная мысль: «На­та­шень­ка — моя дочь! Спа­си­бо, Гос­по­ди, ты вер­нул мне ее»… Ал­ла, 57 лет

Я смот­ре­ла на фо­то и ни­че­го не мог­ла по­нять. От­ку­да оно мог­ло ока­зать­ся в квартире На­та­ши?!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.