Змея под­ко­лод­ная

Мы с сест­рой не ла­ди­ли с дет­ства. Я на­де­я­лась, что она по­взрос­ле­ет и на­ши от­но­ше­ния как-то на­ла­дят­ся. Но ста­ло еще ху­же.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

осле рож­де­ния Юль­ки я быст­ро по­ня­ла, что быть стар­шей сест­рой — пло­хо. И де­ло да­же не в том, что ма­ма те­перь уде­ля­ла мне го­раз­до мень­ше вре­ме­ни и вни­ма­ния, чем рань­ше — в пять лет уже хва­ти­ло моз­гов, что­бы осо­знать: с но­во­рож­ден­ным ре­бен­ком очень мно­го за­бот. Так что по­на­ча­лу я лю­би­ла млад­шую сест­рен­ку, но по ме­ре то­го как она под­рас­та­ла, мои рев­ность и оби­да на ро­ди­те­лей то­же рос­ли. По­че­му Юль­ке про­ща­ет­ся то, что ни­ко­гда не про­сти­ли бы мне? По­че­му сла­до­сти де­лят­ся не по­ров­ну («Настя, не будь жа­ди­ной, от­дай по­ло­ви­ну шо­ко­лад­ки Юлень­ке, ведь она млад­шая...») А то, что млад­шая уже съе­ла точ­но та­кую же плит­ку и те­перь тре­бу­ет ку­сок мо­е­го ла­ком­ства, ни­кто в рас­чет не брал. Ес­ли же сест­ри­це нра­ви­лась по­да­рен­ная мне кук­ла, то я мог­ла рас­про­щать­ся и иг­руш­кой на­все­гда! Лет с три­на­дца­ти Юль­ка ста­ла без спро­су тас­кать мои ве­щи. Ко­гда я од­на­жды за­ста­ла ее на ме­сте пре­ступ­ле­ния в сво­ей лю­би­мой ро­зо­вой коф­точ­ке, и по­пы­та­лась за­ста­вить снять, него­дяй­ка вы­рва­лась и упа­ла гру­дью на стол — пря­мо на та­рел­ку с недо­еден­ным кус­ком виш­не­во­го пи­ро­га. Пят­но вы­ве­сти не уда­лось, как не уда­лось убе­дить ро­ди­те­лей, что их обо­жа­е­мая млад­шень­кая ис­пор­ти­ла мою коф­ту на­роч­но. Те­перь вы по­ни­ма­е­те, что от­но­ше­ния с сест­рой скла­ды­ва­лись слож­ные. Но я ис­кренне на­де­я­лась, что в бу­ду­щем (ко­гда Юль­ка по­взрос­ле­ет и по­ум­не­ет) они обя­за­тель­но на­ла­дят­ся. Я учи­лась на тре­тьем кур­се уни­ве­ра, ко­гда в ДТП по­гиб отец. В те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев ма­ма пла­ка­ла сут­ки на­про­лет: сна­ча­ла из-за па­пи­ной смер­ти, за­тем еще и из-за то­го, что сбе­ре­же­ния за­кан­чи­ва­ют­ся и ско­ро не на что бу­дет ку­пить да­же еду. По­пы­та­лась най­ти ра­бо­ту, но без­ре­зуль­тат­но — жен­щи­ну, у ко­то­рой в со­рок два го­да да­же тру­до­вой книж­ки не бы­ло (по­след­ние два­дцать лет ма­ма бы­ла до­мо­хо­зяй­кой), ни­кто не при­гла­сил на со­бе­се­до­ва­ние. Мне при­шлось роль гла­вы се­мьи взять на се­бя. Пе­ре­ве­лась на за­оч­ное от­де­ле­ние, устро­и­лась на две ра­бо­ты: ре­ги­стра­то­ром в по­ли­кли­ни­ке и ночной гор­нич­ной в го­сти­ни­це. Все за- ра­бо­тан­ные день­ги от­да­ва­ла ма­ме на хо­зяй­ство. Она про­яв­ля­ла чу­де­са изоб­ре­та­тель­но­сти, что­бы тай­ком от ме­ня су­нуть сот­ню-дру­гую Юль­ке на ки­но, по­си­дел­ки с по­друж­ка­ми в ка­фе или по­ба­ло­вать мою сест­ру ка­кой-ни­будь об­нов­кой. А, как же ина­че, ведь она еще ма­лень­кая, са­ма на раз­вле­че­ния и но­вые са­пож­ки за­ра­бо­тать не мо­жет... Я мог­ла, но за три го­да не ку­пи­ла се­бе ни од­ной ве­щи, ни ра­зу ни­ку­да не схо­ди­ла на вы­ход­ные! Да у ме­ня и не бы­ло этих вы­ход­ных — па­ха­ла без про­ды­ху, как па­ра Кар­ло или Зо­луш­ка! А по­том жизнь как-то вдруг на­ла­ди­лась. Я окон­чи­ла уни­вер­си­тет, на­шла ра­бо­ту по спе­ци­аль­но­сти с при­стой­ной зар­пла­той. По­яви­лось сво­бод­ное вре­мя, а вме­сте с ним и лич­ная жизнь (на дне рож­де­ния у по­дру­ги по­зна­ко­ми­лась с мо­ло­дым вра­чом Юрой, с ко­то­рым у нас сра­зу вза­им­но «за­ис­кри­ло»). При этом на лич­ном фрон­те на­ла­ди­лось не толь­ко у ме­ня. И я имею в ви­ду не Юль­ку, ко­то­рая лет с пят­на­дца­ти встре­ча­лась с пар­ня­ми, а... ма­му. За ней стал уха­жи­вать Па­вел Ни­ко­ла­е­вич (пя­ти­де­ся­ти­лет­ний без­дет­ный вдо­вец, от­став­ной во­ен­ный, ра­бо­та­ю­щий в служ­бе без­опас­но­сти од­но­го бан­ка). Ма­ма рас­цве­ла, по­хо­ро­ше­ла и вско­ре со­об­щи­ла, что вы­хо­дит за­муж. Я бы­ла ра­да за нее, и дя­дя Па­ша мне нра­вил­ся — сто­я­щий му­жик. А вот сест­ри­ца вос­при­ня­ла но­вость в шты­ки и за­яви­ла, что оста­нет­ся жить со мной. Нельзя ска­зать, что­бы я бы­ла от это­го в вос­тор­ге, — мы с Юри­ем пла­ни­ро­ва­ли, что по­сле сва­дьбы

Од­на­жды я вер­ну­лась с ра­бо­ты рань­ше обыч­но­го и за­сту­ка­ла Юлю в по­сте­ли с мо­им же­ни­хом

мо­ей ма­мы он пе­ре­едет ко мне, но ведь Юль­ка име­ла пол­ное пра­во жить в ро­ди­тель­ской квартире! ...Од­на­жды у ме­ня на ра­бо­те под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра, я от­про­си­лась у ше­фа, по­еха­ла до­мой и... за­ста­ла сест­ру в по­сте­ли с Юрой. Лю­би­мый пы­тал­ся объ­яс­нить, что он спал по­сле де­жур­ства, а сест­ра са­ма за­лез­ла к нему под оде­я­ло, но я все рав­но вы­гна­ла его. А вот млад­шень­кая и не ду­ма­ла оправ­ды­вать­ся. — Кто рань­ше встал, то­го и тап­ки! — за­яви­ла с усмеш­кой. Я не сдер­жа­лась и на­да­ва­ла ей по­ще­чин. Она обо­зва­ла ме­ня зме­ей под­ко­лод­ной, за­тем по­ки­да­ла свои ве­щи в сум­ку (при­хва­тив всю мою на­лич­ку из шка­тул­ки) и... уеха­ла по­ко­рять сто­ли­цу. За по­сле­ду­ю­щие пять лет ни ра­зу мне не по­зво­ни­ла, и все новости о ней я узна­ва­ла от ма­мы: «Юля вы­шла за­муж... Юля раз­ве­лась... Юля сно­ва вы­шла за­муж...». Мать с от­чи­мом ез­ди­ли к ней на сва­дьбы, а мы с му­жем (Юре уда­лось-та­ки вы­мо­лить у ме­ня про­ще­ние) — нет. Во-пер­вых, я не хо­те­ла ее видеть, а, во-вто­рых, нас ни­кто не при­гла­шал. ...Три го­да на­зад дя­дя Па­ша умер от ин­фарк­та. У ма­мы пря­мо на по­хо­ро­нах слу­чил­ся ин­сульт. К то­му вре­ме­ни сест­ри­ца успе­ла в оче­ред­ной раз раз­ве­стись и сно­ва на­хо­ди­лась в «ак­тив­ном по­ис­ке». А я жда­ла вто­ро­го ре­бен­ка. УЗИ по­ка­за­ло, что бу­дет двой­ня, бе­ре­мен­ность про­те­ка­ла очень тя­же­ло, по­это­му, на­сту­пив на гор­ло соб­ствен­ной гор­до­сти, по­зво­ни­ла Юль­ке и по­про­си­ла ее при­е­хать, что­бы уха­жи­вать за ма­мой. От­га­дай­те, что она мне от­ве­ти­ла? Пра­виль­но, от­ка­за­лась на­от­рез! Вы да­же пред­ста­вить се­бе не мо­же­те, что это та­кое — иметь на ру­ках трех ма­лень­ких детей и па­ра­ли­зо­ван­ную мать. Су­пруг по­мо­гал мне, как мог, но я все рав­но уста­ва­ла так, что тем­не­ло в гла­зах и ру­ки дро­жа­ли, как у ал­ко­го­лич­ки. В ав­гу­сте это­го го­да ма­мы не ста­ло. Про­во­дить ее в по­след­ний путь Юль­ка все-та­ки при­е­ха­ла — в ду­рац­кой шляп­ке с ву­а­лью и чер­ном кок­тейль­ном пла­тье с де­коль­те до пу­па. На клад­би­ще стро­и­ла глаз­ки всем муж­чи­нам без раз­бо­ру, а на по­мин­ках ста­ла бес­со­вест­но за­иг­ры­вать с мо­им му­жем. Ну и ска­жи­те: кто из нас дво­их змея под­ко­лод­ная?! Ана­ста­сия, 33 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.