Те­тя Зи­на на стра­же мо­ра­ли

Для соб­ствен­но­го ду­шев­но­го ком­фор­та мне очень важ­но знать, что с мо­и­ми близ­ки­ми все в пол­ном по­ряд­ке...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Cы­ну, ко­гда он не ря­дом, я на­зва­ни­ваю каж­дые два ча­са... Ма­ме зво­ню толь­ко раз в день, но обя­за­тель­но. Од­на­ж­ды, во­пре­ки обык­но­ве­нию, она по­зво­ни­ла са­ма, но го­лос в труб­ке раз­дал­ся незна­ко­мый. — Вы кто? — рас­те­ря­лась я. — Ири­на, мед­сест­ра Пер­вой гор­боль­ни­цы. Зво­ню по прось­бе ва­шей ма­те­ри... Серд­це мо­мен­таль­но под­ско­чи­ло вверх и за­би­лось где-то в гор­ле, пе­ре­кры­вая до­ступ кис­ло­ро­да. Ды­шать стало труд­но и каж­дый су­до­рож­ный вдох боль­ше по­хо­дил на всхли­пы­ва­ние. — Не пе­ре­жи­вай­те, — по­спе­ши­ла успо­ко­ить де­вуш­ка. — Ни­че­го страш­но­го. Про­сто но­гу сло­ма­ла, да­же без сме­ще­ния. Так что сей­час ее за­гип­су­ют и от­пу­стят до­мой. Ма­ма у ме­ня еще срав­ни­тель­но мо­ло­дая (недав­но пять­де­сят во­семь ис­пол­ни­лось), очень ак­тив­ная и энер­гич­ная. Веч­но не хо­дит, а бе­га­ет. «Вот и до­бе­га­лась!» — по­ду­ма­ла я с до­са­дой. Лю­бой пе­ре­лом — это очень бо­лез­нен­но, так что первую неде­лю точ­но бу­дет пла­стом ле­жать. И кто за ней бу­дет уха­жи­вать? Я, боль­ше неко­му! ...Пол­то­ра го­да на­зад мы с му­жем раз­ве­лись и раз­ме­ня­ли на­шу трех­ком­нат­ную квар­ти­ру в цен­тре на две «двуш­ки» в спаль­ных рай­о­нах. В но­вом до­ме я ни с кем из жиль­цов зна­ком­ства не све­ла, раз­ве что с со­сед­кой по там­бу­ру — оди­но­кой пен­си­о­нер­кой те­тей Зи­ной. К ней и об­ра­ти­лась за по­мо­щью. Об­ри­со­ва­ла си­ту­а­цию и по­про­си­ла: — Зи­на­и­да Фи­лип­пов­на, вы не мог­ли бы при­смот­реть за мо­им Дим­кой? Он, ко­неч­но, маль­чик уже боль­шой, но сем­на­дцать лет — непро­стой воз­раст. Бо­юсь, как бы шко­лу про­гу­ли­вать не стал. Или каж­дый день устра­и­вать шум­ные ве­че­рин­ки... — Не пе­ре­жи­вай­те, Све­точ­ка, ез­жай­те со спо­кой­ной ду­шой, — ска­за­ла она. — Ра­зу­ме­ет­ся, я все про­кон­тро­ли­рую. Утром Ди­моч­ку раз­бу­жу, зав­тра­ком на­корм­лю, на за­ня­тия от­прав­лю. На­бе­ги дру­зей бу­ду пре­се­кать. И обед для ре­бен­ка сва­рить мне не в тя­гость. Вы толь­ко де­нег на про­дук­ты оставь­те и за­пас­ные клю­чи... А еще не за­будь­те пре­ду­пре­дить сы­на о мо­их пол­но­мо­чи­ях. В тот же день я ука­ти­ла в Пол­та­ву. Ма­ма встре­ти­ла ме­ня на ко­сты­лях — с гип­сом на го­ле­ни и улыб­кой на ли­це. По­сле объ­я­тий и по­це­лу­ев за­яви­ла, что очень ра­да мо­е­му при­ез­ду, од­на­ко в ухо­де не нуж­да­ет­ся. По­это­му, ес­ли у ме­ня до­ма ка­кие-то сроч­ные де­ла, мо­гу уехать хоть завтра.

Но я, раз уж нам вы­дал­ся слу­чай по­об­щать­ся «вжи­вую», ре­ши­ла остать­ся на несколь­ко дней. Каж­дый ве­чер мне зво­ни­ла Зи­на­и­да Фи­лип­пов­на и с чув­ством вы­пол­нен­но­го дол­га от­чи­ты­ва­лась: ре­бе­нок шко­лу не про­гу­ли­ва­ет, хо­ро­шо пи­та­ет­ся, спать ло­жит­ся не поз­же по­ло­ви­ны один­на­дца­то­го. Дим­ка то­же зво­нил — что­бы по­жа­ло­вать­ся. — Ты за­чем ко мне эту Фре­кен Бок при­ста­ви­ла? — ныл сын. — Мне же не пять лет, я в нянь­ке не нуж­да­юсь. А в над­смотр­щи­це — тем бо­лее! — Ну по­тер­пи еще немно­го, — уго­ва­ри­ва­ла я его. — Мне спо­кой­нее, ес­ли знаю, что за то­бой при­смат­ри­ва­ет кто­то из взрос­лых... — Те­бе спо­кой­нее, а мне на­пряж­но и обид­но! — от­ве­чал он и ве­шал труб­ку. На пя­тый день мо­е­го пол­тав­ско­го го­сте­ва­ния, вме­сто бодро­го ра­пор­та я услы­ша­ла от со­сед­ки взвол­но­ван­ное: — Све­та, как но­га ва­шей ма­мы? — Спа­си­бо, уже по­луч­ше. — Ес­ли она уже в со­сто­я­нии об­хо­дить­ся без ва­шей по­мо­щи, воз­вра­щай­тесь до­мой. Как мож­но ско­рее... — Что слу­чи­лось? — по­хо­ло­де­ла я. — К Ди­ме при­шла ка­кая-то де­ви­ца... Ме­ня сра­зу «по­пу­сти­ло». — На­вер­ное, од­на из его од­но­класс­ниц, — рас­сме­я­лась об­лег­чен­но. — Ес­ли бы... Де­вуш­ка взрос­лая, лет два­дца­ти, не мень­ше. В ми­ни-юб­ке, на гу­бах по­ма­да. Крайне вуль­гар­ная осо­ба! У ме­ня глаз — ал­маз, и мо­гу го­ло­ву на от­се­че­ние дать, что на этой ша­ла­ве про­бу негде ста­вить! — Стран­но, — про­бор­мо­та­ла оза­бо­чен­но. — И что они сей­час де­ла­ют? — В том-то и де­ло, что не знаю! Дмит­рий сра­зу с ней в сво­ей ком­на­те за­крыл­ся. Я один раз за­гля­ну­ла — чаю пред­ло­жить, но ваш сын и его го­стья от­ка­за­лись. А ко­гда в сле­ду­ю­щий раз по­пы­та­лась зай­ти, не смог­ла дверь от­крыть — они ее с той сто­ро­ны ко­мо­дом под­пер­ли. У вас еще оста­лись со­мне­ния, чем эта па­роч­ка за­ни­ма­ет­ся? «Оче­вид­но, сек­сом — по­ду­ма­ла я. — С мо­ей точ­ки зре­ния — ко­неч­но, ра­но­ва­то, но сем­на­дца­ти­лет­ние счи­та­ют ина­че. Ес­ли Ди­ма о «за­щи­те» не за­был, то, в прин­ци­пе, ни­че­го страш­но­го...» — Это рас­пут­ство мо­жет иметь страш­ные по­след­ствия, — слов­но под­слу­шав мои мыс­ли, ска­за­ла со­сед­ка. — Не­за­пла­ни­ро­ван­ная бе­ре­мен­ность? Ве­не­ри­че­ская бо­лезнь? — Дмит­рий — до­ста­точ­но ра­зум­ный юно­ша, что­бы по­бес­по­ко­ить­ся о безопасности. Нет, я име­ла в ви­ду дру­гое. Зна­е­те, сколь­ко уш­лых про­вин­ци­а­лок раз­ве­лось? Мо­жет, эта де­ви­ца спе­ци­аль­но со­блаз­ни­ла ва­ше­го сы­на, что­бы... — Зи­на­и­да Фи­лип­пов­на сде­ла­ла ин­три­гу­ю­щую па­у­зу, — об­ви­нить его в из­на­си­ло­ва­нии! А по­том ста­нет вас шан­та­жи­ро­вать, по­тре­бу­ет день­ги в об­мен на то, что за­бе­рет за­яв­ле­ние из по­ли­ции. Или во­об­ще за­ста­вит Ди­му на ней же­нить­ся. А че­рез пол­го­да раз­ве­дет­ся и от­тя­па­ет по­ло­ви­ну ва­шей жил­пло­ща­ди! Ой, ка­жет­ся, они ото­дви­га­ют ко­мод! Я вам чуть по­поз­же пе­ре­зво­ню. Она дей­стви­тель­но вско­ре по­зво­ни­ла и со­об­щи­ла, что «слу­чай­но» под­слу­ша­ла раз­го­вор Дим­чи­ка с «хищ­ни­цей» — та по­обе­ща­ла завтра сно­ва прий­ти. Не вда­ва­ясь в по­дроб­но­сти, я ска­за­ла ма­ме, что у ме­ня до­ма на­ри­со­ва­лись неот­лож­ные де­ла и от­пра­ви­лась на вок­зал за би­ле­том. На сле­ду­ю­щий день в семь ве­че­ра тря­су­щи­ми­ся от вол­не­ния ру­ка­ми от­пер­ла клю­чом дверь квар­ти­ры. Зи­на­и­да под­жи­да­ла ме­ня на по­ро­ге. — Тс-с... — при­ло­жи­ла па­лец к гу­бам. — Они опять за­бар­ри­ка­ди­ро­ва­лись! — Дав­но? — спро­си­ла я ше­по­том. Дим­ка непо­сти­жи­мым об­ра­зом мой ше­пот услы­шал и погрю­кав чем-то за сте­ной, вы­бе­жал в при­хо­жую: — Ма, как хо­ро­шо, что ты вер­ну­лась! А я те­бя тут жду не до­ждусь! Кста­ти, у нас Ань­ка в го­стях... Тут в при­хо­жей по­яви­лась доч­ка мо­е­го бра­та — сту­дент­ка чет­вер­то­го кур­са мех­ма­та, ум­ни­ца и от­лич­ни­ца. — Зра­сте, теть Све­та! — улыб­ну­лась пле­мяш­ка. — Мить­ка по­про­сил ме­ня его по ма­те­ма­ти­ке к ЗНО на­тас­кать, а кое-кто, — она лу­ка­во по­смот­ре­ла на Зи­на­и­ду Фи­лип­пов­ну, — нам ме­ша­ет. — Про­сто я все­гда стою на стра­же мо­ра­ли! — с до­сто­ин­ством от­ве­ти­ла та и уда­ли­лась с гор­до под­ня­той го­ло­вой.

Зи­на­и­да Фи­лип­пов­на так ме­ня за­пу­га­ла, что я тут же при­ня­ла ре­ше­ние вер­нуть­ся до­мой...

Свет­ла­на, 39 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.