Ес­ли муж хо­ро­ший...

Раз­вод со­вер­шен­но вы­бил ме­ня из ко­леи. И я на­де­я­лась, что встре­ча с дав­ней по­дру­гой при­даст мне сил.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

на опаз­ды­ва­ла — впро­чем, как обыч­но. Ли­стая ме­ню, я ме­лан­хо­лич­но ду­ма­ла о том, что есть ве­щи, ко­то­рые не ме­ня­ют­ся: на­при­мер, это ка­фе, в ко­то­ром я лю­би­ла си­деть с книж­кой еще сту­дент­кой. Или вот Ви­ка, уни­вер­си­тет­ская по­друж­ка, ко­то­рая все­гда и всю­ду опаз­ды­ва­ла. С улыб­кой вспом­ни­ла, как на пя­том кур­се она умуд­ри­лась опоз­дать да­же на гос­эк­за­мен. Сколь­ко мы с ней не ви­де­лись? Три го­да? Или боль­ше?.. По­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та мы по­чти од­но­вре­мен­но вы­ско­чи­ли за­муж, от­гу­ля­ли на сва­дьбах друг друга, обе­ща­ли встре­чать­ся по вы­ход­ным и вме­сте про­во­дить от­пуск, но в ито­ге все это так и оста­лось лишь в пла­нах. Се­мей­ная жизнь за­кру­ти­ла, за­вер­те­ла, и за­кон­чи­лось тем, что со­зва­ни­вать­ся мы ста­ли толь­ко в дни рож­де­ния друг друга, а ви­де­лись по­след­ний раз…

— Бог мой, на­ко­нец-то! — прервал мои раз­мыш­ле­ния го­лос Вик­то­рии. Она рас­це­ло­ва­ла ме­ня в обе ще­ки и усе­лась на­про­тив. — Сто лет на­зад те­бя ви­де­ла, Лесь­ка! А ты и не из­ме­ни­лась во­об­ще. Мо­ло­дец, что по­зво­ни­ла. — И ты все та­кая же, как на пер­вом кур­се, — улыб­ну­лась я и хит­ро при­щу­ри­лась: — Мо­жет, раз­ве что по­пра­ви­лась чуть-чуть да по­ста­ре­ла. — Вот змея, — по­дру­га шут­ли­во шлеп­ну­ла ме­ня по ру­ке пер­чат­кой. — Ты уже сде­ла­ла за­каз? — Нет, — по­ка­ча­ла го­ло­вой я. — Ни­как не мо­гу ре­шить, что брать: лат­те или чай с им­би­рем? Ви­ка воз­му­щен­но округ­ли­ла гла­за. — Ка­кой еще чай с им­би­рем?! Раз в сто лет ви­дим­ся, а она тут чай со­бра­лась пить. Нач­нем, по­жа­луй, с мар­ти­ни... Мы ста­ли встре­чать­ся с бу­ду­щи­ми му­жья­ми по­чти од­но­вре­мен­но — на пя­том кур­се. Я по­зна­ко­ми­лась с Ан­дре­ем в служ­бе так­си, где по ве­че­рам под­ра­ба­ты­ва­ла дис­пет­че­ром, а из­бран­ни­ком Ви­ку­ли стал Ар­тем, наш од­но­группник — тро­га­тель­ный ува­лень и ко­мик, спо­соб­ный лю­бо­го рассмешить до ко­лик в жи­во­те. Пом­ню, как он, впер­вые по­об­щав­шись с Ан­дрю­шей, на­хму­рив лоб, ми­мо­хо­дом ска­зал мне: «Лесь, будь с ним осто­рож­нее». Толь­ко раз­ве влюб­лен­ные спо­соб­ны при­слу­ши­вать­ся к чьим-то со­ве­там? Вот и я не ста­ла... — Мне очень жаль, что у вас так по­лу­чи­лось с Ан­дре­ем, — Ви­ка на­кры­ла мою ла­донь сво­ей и со­чув­ствен­но за­гля­ну­ла в гла­за. — Но зна­ешь как го­во­рят: лю­бой ко­нец — это все­гда но­вое на­ча­ло. Те­бе все­го трид­цать лет, ты непре­мен­но най­дешь се­бе еще до­стой­но­го му­жа. Я мол­ча кив­ну­ла, нерв­но те­ре­бя в ру­ках сал­фет­ку. Мно­го лет скры­ва­ла прав­ду, ни­ко­му не рас­ска­зы­ва­ла о том, что при­шлось вы­не­сти за семь лет бра­ка, — бы­ло стыд­но, не­лов­ко и боль­но об этом го­во­рить. Но сей­час на­ко­нец чув­ство­ва­ла се­бя го­то­вой из­лить ду­шу... — Зна­ешь, у нас с Ар­те­мом то­же не все глад­ко, — вдруг при­зна­лась Вик­то­рия. — Почему? — без осо­бой тре­во­ги спро­си­ла я. Вряд ли у них бы­ло все так же пло­хо, как у ме­ня с быв­шим му­жем. — Да­же не знаю, как это про­изо­шло, — вздох­ну­ла по­дру­га. — Пом­нишь, ка­ким он был в уни­ве­ре? Я пом­ни­ла: ак­тив­ный и энер­гич­ный Ар­тем был сво­им в лю­бой ком­па­нии. Сту­ден­че­ские дис­ко­те­ки, КВН, меж­ву­зов­ские со­рев­но­ва­ния и ту­сов­ки — ка­за­лось, у него су­ще­ству­ет клондвой­ник, ведь ина­че нель­зя бы­ло объ­яс­нить то, как Те­ма умуд­рял­ся вез­де успе­вать. А ведь он еще учил­ся! — По­сле то­го как муж на­чал ра­бо­тать уда­лен­но, пре­вра­тил­ся в настоящего до­мо­се­да, — недо­воль­но по­мор­щи­лась Ви­ка. — По­на­ча­лу я зли­лась: ну как мож­но про­си­деть весь день в тап­ках и пи­жа­ме у ком­пью­те­ра и ве­че­ром не за­хо­теть вый­ти хо­тя бы в ки­но? По­том вро­де при­вык­ла, сми­ри­лась. Но, ес­ли чест­но, этот его «ди­ван­ный» об­раз жиз­ни с го­да­ми лишь усу­губ­ля­ет­ся. От Ви­ку­си я зна­ла, что по­сле окон­ча­ния на­ше­го физ­ма­та Тем­чик по­шел по­лу­чать вто­рое об­ра­зо­ва­ние по спе­ци­аль­но­сти про­грам­ми­ста. И несколь­ко лет на­зад на­шел вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту ай­тиш­ни­ком в круп­ной немец­кой ком­па­нии. При­ез­жать в офис, рас­по­ло­жен­ный в Мюн­хене, тре­бо­ва­лось не ча­ще чем раз в пол­го­да, и все осталь­ное вре­мя Ар­тем ра­бо­тал уда­лен­но. — Он же вро­де непло­хо за­ра­ба­ты­ва­ет,— осто­рож­но от­ме­ти­ла я. — Ну да, — пре­не­бре­жи­тель­но хмык­ну­ла Вик­то­рия. — Толь­ко что тол­ку? В от­пуск он ез­дит к сво­ей ма­те­ри в се­ло. По ве­че­рам пы­та­юсь вы­та­щить его ку­да-то по­гу­лять, рас­сла­бить­ся, а он как за­ла­дит: да­вай до­ма по­си­дим, ки­но по­смот­рим, по­об­ща­ем­ся... Ну о чем, блин, нам об­щать­ся? Уже во­семь лет вме­сте. Я с го­ре­чью вспом­ни­ла, как ча­сто про­си­ла Ан­дрея остать­ся до­ма: по­ва­лять­ся на ди­ване, по­смот­реть фильм, по­го­во­рить. Но у него веч­но бы­ли де­ла по­важ­нее: дру­зья, пи­во, га­ра­жи. По­том и дру­гие жен­щи­ны... — Та­кой скуч­ный стал, что ино­гда про­сто ску­лы сво­дит! — со вздо­хом ре­зю­ми­ро­ва­ла по­дру­га и под­ня­ла ру­ку, под­зы­вая офи­ци­ан­та. — Мо­ло­дой че­ло­век, по­вто­ри­те нам, по­жа­луй­ста, мар­ти­ни. По­сле вто­ро­го мар­ти­ни по­дру­га по­жа­ло­ва­лась, что муж дав­но пе­ре­стал де­лать ей по­дар­ки без по­во­да: «А цве­ты я от него во­об­ще по­след­ний раз по­лу­ча­ла в сен­тяб­ре. По­чти три ме­ся­ца на­зад, пред­став­ля­ешь?» По­сле тре­тье­го — при­зна­лась, что в сек­се у них с Ар­те­мом то­же не все глад­ко. «Я ему пред­ло­жи­ла по­про­бо­вать что-то но­вень­кое. Ну на­до­е­ло это од­но­об­ра­зие, по­ни­ма­ешь? А он мне: я, мол, не хо­чу ни­че­го про­бо­вать, ты ме­ня и так воз­буж­да­ешь. Ну что за ерун­да?» От чет­вер­то­го мар­ти­ни я от­ка­за­лась. Рас­счи­тав­шись, мы вы­шли на ули­цу, и Ви­ка, щелк­нув за­жи­гал­кой и вы­пу­стив клуб ды­ма в мо­роз­ный ве­чер­ний воз­дух, за­дум­чи­во про­тя­ну­ла: — Мо­жет, и мне сто­ит по­ду­мать о раз­во­де... — Не взду­май да­же, — ис­пу­ган­но вос­клик­ну­ла я, ду­мая про се­бя: ка­кая же ты глу­пень­кая, Ви­ку­ся! За­тем подъ­е­ха­ло по­друж­ки­но так­си, и мы по­про­ща­лись, клят­вен­но обе­щая те­перь ви­деть­ся ча­ще. Вер­нув­шись к се­бе, я ре­ши­ла вы­пить чаю... И вдруг в па­мя­ти яр­кой вспыш­кой воз­ник­ла кар­тин­ка: при­дя од­на­ж­ды до­мой креп­ко на­ве­се­ле, Ан­дрей на­чал орать, почему ужин не разо­грет. Я мол­ча по­шла на кух­ню, до­ста­ла из хо­ло­диль­ни­ка ка­стрю­лю с су­пом, вски­пя­ти­ла чай­ник — чер­ный чай за­кон­чил­ся, за­ва­ри­ла зе­ле­ный. «Что это за по­мои?» — крик­нул быв­ший су­пруг и плес­нул в ме­ня ки­пят­ком. То­гда я око­ло ме­ся­ца хо­ди­ла на ра­бо­ту в сви­те­рах с вы­со­ким гор­лом, пря­ча ожо­ги на шее и гру­ди. Ко­неч­но, не фоне из­де­ва­тельств Ан­дрея недо­стат­ки Ар­те­ма ка­за­лись про­сто дет­ским ле­пе­том. Бо­лее то­го — мне, на­при­мер, да­же бы по­нра­ви­лось, ес­ли муж был до­мо­се­дом и пред­по­чи­тал мою ком­па­нию чьей-то дру­гой... Но мы, ви­ди­мо, устро­е­ны так, что все­гда ищем, к че­му бы при­драть­ся. На ум при­шла старая пе­сен­ка, ко­то­рая очень нра­ви­лась мо­е­му от­цу: «Как жи­ве­те­мо­же­те, жен­щи­ны-го­луб­ки? Ес­ли муж недоб­рый, все во­круг чер­но. Как жи­ве­те­мо­же­те, жен­щи­ны-го­луб­ки? Ес­ли муж хо­ро­ший, пло­хо все рав­но!» Ле­ся, 32 го­да

Ед­ва я ре­ши­ла на­ко­нец из­лить по­дру­ге ду­шу, как она на­ча­ла жа­ло­вать­ся на сво­е­го су­пру­га На фоне из­де­ва­тельств мо­е­го быв­ше­го недо­стат­ки Ар­те­ма ка­за­лись сплош­ны­ми плю­са­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.