При­ше­лец, или Ры­жее сча­стье

До Но­во­го го­да оста­ва­лись счи­та­ные дни, а на­стро­е­ние бы­ло ху­же неку­да. Ка­кие уж тут празд­ни­ки, ко­гда на ду­ше кош­ки скре­бут...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

ача­лось все с незна­чи­тель­ной на пер­вый взгляд фра­зы, бро­шен­ной Ди­мой в го­стях у его бра­та. Но раз­ве не с незна­чи­тель­ных фраз, ска­зан­ных буд­то ми­мо­хо­дом, вспы­хи­ва­ют все круп­ные ссо­ры?.. — Ка­кой кра­си­вый! — ах­ну­ла я, за­хо­дя в го­сти­ную То­ли­ка и Све­ты, стар­ше­го бра­ти­ка Дим­ки и его же­ны. — Да, это моя гор­дость, — улыб­ну­лась Светлана. — Нам его мои дру­зья еще на но­во­се­лье по­да­ри­ли. Три го­да все­го, а вы­ма­хал вон как! — Как на­зы­ва­ет­ся? — Фи­кус Бен­джа­ми­на, — от­ве­ти­ла де­вуш­ка и за­го­вор­щиц­ки мне под­миг­ну­ла: — Го­во­рят, он спо­соб­ству­ет про­дол­же­нию ро­да в се­мье. Мо­гу дать от­ро­сто­чек. — Луч­ше не на­до, — хо­хот­нул Ди­ма. — У нас все от­ро­сточ­ки че­рез пару недель ста­но­вят­ся су­хо­сто­ем. — Ну что же вы так, нуж­но тре­ни­ро­вать­ся, — по­до­шел То­лик, услы­шав­ший наш раз­го­вор. — Как там го­во­рят: спер­ва по­са­ди­те цве­ток, и, ес­ли че­рез год он не умрет, за­ве­ди­те со­ба­ку. Ес­ли и она че­рез год бу­дет с ва­ми, то мож­но ро­жать де­тей. — Ка­кие де­ти? — со сме­хом про­дол­жил муж. — У Юль­ки не то что ребенок, хо­мя­чок неде­ли не про­жи­вет — она про­сто за­бу­дет его по­кор­мить, на­при­мер. И вот эта его фра­за оби­де­ла ме­ня до

глу­би­ны ду­ши. Нет, ко­неч­но же, в чем­то он прав — я и вправ­ду бы­ла ино­гда рас­се­ян­ной. Но эта его уве­рен­ность в мо­ей неспо­соб­но­сти за­бо­тить­ся о де­тях на­ко­нец от­кры­ла мне гла­за на то, по­че­му столь­ко лет он от­ве­ча­ет за­ез­жен­ным «поз­же» на все во­про­сы о ма­лы­ше. — Не мо­гу по­нять: что-то слу­чи­лось? — не вы­дер­жав гне­ту­щей ти­ши­ны, уже до­ма на­ко­нец спро­сил Дим­чик. — Все в по­ряд­ке, — хо­лод­но от­ве­ти­ла я, рас­че­сы­вая пе­ред трю­мо во­ло­сы. — Знаю я это «в по­ряд­ке», — про­бур­чал муж. — По­след­ний раз, ко­гда все бы­ло в та­ком же «по­ряд­ке», ты по­чти два дня со мной не раз­го­ва­ри­ва­ла... — Ди­ма, — ска­за­ла я и при­сталь­но взгля­ну­ла на су­пру­га в зер­ка­ло. — Ска­жи, по­че­му ты про­тив ре­бен­ка? — При­чем здесь ребенок? — он удив­лен­но вски­нул бро­ви. — Не по­ни­маю... — Это и вид­но, — сквозь зу­бы про­це­ди­ла я, схва­ти­ла с кро­ва­ти плед и ушла спать в го­сти­ную. Мы по­зна­ко­ми­лись, ко­гда мне бы­ло два­дцать пять, а Дим­ке — два­дцать во­семь. Спор­тив­ный и уве­рен­ный в се­бе, он два­жды в неделю при­ез­жал в фит­не­склуб, где я ра­бо­та­ла ад­ми­ни­стра­то­ром, что­бы по­за­ни­мать­ся, и каж­дый раз при­гла­шал ме­ня на сви­да­ние. Уве­рен­ная, что все кра­си­вые пар­ни — баб­ни­ки и по­ве­сы, стой­ко дер­жа­ла обо­ро­ну, хоть каж­дый раз при взгля­де его си­них глаз ко­лен­ки под­ка­ши­ва­лись. Но од­на­жды Ди­ма не при­шел на тре­ни­ров­ку — раз, вто­рой, тре­тий. За­вол­но­вав­шись, я на­шла его но­мер в ба­зе дан­ных и, на­брав­шись сме­ло­сти, по­зво­ни­ла. — Ка­тал­ся на лы­жах и сло­мал но­гу, — признался па­рень. — Те­перь вот ме­сяц про­ле­жу, при­ко­ван­ный к кро­ва­ти. — Но за то­бой уха­жи­ва­ет кто-то? — спро­си­ла я. — Ну, де­вуш­ка твоя? — Нет у ме­ня де­вуш­ки, — со вздо­хом от­ве­тил он. — Ма­ма ино­гда при­ез­жа­ет, но она ста­рень­кая уже и да­ле­ко жи­вет. А так — то­ва­ри­щи с ра­бо­ты при­хо­дят. В тот же ве­чер я мча­лась к нему, на­вью­чен­ная па­ке­та­ми с ман­да­ри­на­ми и пи­рож­ка­ми. А при­мер­но че­рез де­сять ме­ся­цев мы по­же­ни­лись. Дим­ка сра­зу за­явил: о де­тях бу­дем ду­мать лишь то­гда, ко­гда вста­нем на но­ги. Я со­гла­си­лась, хоть и не до кон­ца по­ни­ма­ла смысл этой фра­зы: у нас на дво­их уже то­гда бы­ло боль­ше, чем у ко­го-то к со­ро­ка го­дам — квар­ти­ра, ма­ши­на, ста­биль­ная ра­бо­та. Но Ди­ме нуж­но бы­ло боль­ше. Шли го­ды, на­ши дру­зья же­ни­лись, об­за­во­ди­лись потом­ством, неко­то­рые раз­во­ди­лись, жизнь во­круг ки­пе­ла и би­ла клю­чом. Мы по-преж­не­му лю­би­ли друг дру­га и по-преж­не­му бы­ли вме­сте, но вот я уже по­не­мно­гу под­би­ра­лась к трид­ца­ти, а су­пруг все не то­ро­пил­ся за­во­дить ре­бен­ка. — Успе­ем, — от­ма­хи­вал­ся он от ме­ня, слов­но от на­зой­ли­вой му­хи, ко­гда я пы­та­лась объ­яс­нить ему кое-что о жен­ской фер­тиль­но­сти и ее свя­зи с воз­рас­том. А то­гда, в го­стях у То­ли­ка и Свет­ла­ны, я вне­зап­но по­ня­ла, в чем бы­ла причина этой его неуве­рен­но­сти. Сом­не­вал­ся Ди­ма во­все не в том, что мы не по­тя­нем ма­лы­ша фи­нан­со­во или по­ка не го­то­вы его вос­пи­тать, а во мне. Причина бы­ла в мо­ей непри­спо­соб­лен­но­сти к жиз­ни. Той но­чью я по­чти не со­мкну­ла глаз. А утром, ед­ва рас­све­ло, на­ки­ну­ла шуб­ку и вы­шла про­гу­лять­ся — на­ка­нуне как раз вы­пал снег, и все во­круг ды­ша­ло мо­роз­ной све­же­стью. Он сто­ял в су­гро­бе под дет­ски­ми ка­че­ля­ми и мел­ко дро­жал: нос и уши при­по­ро­ше­ны снеж­ком, а кон­чик хво­ста — ку­цый, слов­но кто-то из него вы­дер­нул клок. Сто­и­ло нам встре­тить­ся взгля­дом, и он про­сто по­шел ко мне, буд­то все это вре­мя ме­ня тут и ждал, а я все ни­как не шла. — Ты по­те­рял­ся, ма­лень­кий? — про­вор­ко­ва­ла, под­хва­ты­вая щен­ка на ру­ки. — Да он тре­тий день уж тут бро­дит, — от­ве­ти­ла двор­ни­чи­ха те­тя Лю­ся, сгре­ба­ю­щая снег с крыль­ца. — Вряд ли до­маш­ний — уж боль­но ху­дой да обо­дран­ный. Да и не ис­кал его ни­кто. Я его При­шель­цем зо­ву — от­ку­да при­шел, неиз­вест­но, но при­бил­ся тут. — При­ше­лец, — ти­хо про­шеп­та­ла я на ухо псу, и тот тут же пе­ре­стал дро­жать, со­грев­шись в мо­их ла­до­нях. Ко­рич­не­вые гла­зен­ки смот­ре­ли на ме­ня так до­вер­чи­во. Ну как его бро­сишь... — Это При­ше­лец, и он бу­дет с на­ми жить, — без­апел­ля­ци­он­ным то­ном за­яви­ла я, вер­нув­шись до­мой. Дим­ка по­смот­рел на ме­ня осо­ве­лы­ми гла­за­ми: на­вер­ное, по­ду­мал, что до сих пор спит и это ему снит­ся. Домашние пи­том­цы бы­ли в на­шей се­мье неглас­ным та­бу. — И кто с ним бу­дет гу­лять? —Я, — от­ве­ти­ла твер­до. — Вста­вать до ра­бо­ты и ве­че­ром вы­хо­дить? — с ехид­цей уточ­нил муж. — Да. Кля­нусь! Боль­ше, как ни стран­но, воз­ра­же­ний у него не на­шлось. Так При­ше­лец по­се­лил­ся с на­ми. От­мыв его от гря­зи, я об­на­ру­жи­ла, что он не се­ро­го, я ры­же­го окра­са — теп­ло­го, с зо­ло­тин­кой. На ра­бо­те у нас на­ча­лись рож­де­ствен­ские ка­ни­ку­лы, ез­дить в офис не нуж­но бы­ло, и по­то­му все дни мы про­во­ди­ли со щен­ком вме­сте: гу­ля­ли в пар­ке, хо­ди­ли в ма­га­зин, раз­бра­сы­ва­ли по квар­ти­ре клоч­ки обер­точ­ной бу­ма­ги и ми­шу­ры с ел­ки. Ди­ма то­же при­вя­зал­ся к нему — да­же несмот­ря на то, что те­перь мы долж­ны бы­ли счи­тать­ся с тре­тьим чле­ном се­мьи. — Из­ви­ни­те, не мо­жем остать­ся, — го­во­ри­ли мы дру­зьям, при­гла­шав­шим пе­ре­но­че­вать. — До­ма При­ше­лец ждет, с ним утром гу­лять. — В Кар­па­ты ка­тать­ся на лы­жах? Да, с удовольствием по­едем, вот толь­ко При­шель­ца ро­ди­те­лям при­стро­им. — У вас буд­то ребенок по­явил­ся! — сме­я­лись при­я­те­ли. Но­вый год мы встре­ти­ли до­ма: пи­ли шам­пан­ское, смот­ре­ли ста­рые филь­мы, за­вер­нув­шись в плед, и да­же раз­ре­ши­ли лю­бим­цу уснуть в кро­ва­ти. — Зна­ешь, а не так-то уж и пло­хо втро­ем, — ска­зал су­пруг, гла­дя щен­ка по зо­ло­ти­стой шерст­ке. — Да, — со­гла­си­лась я и иро­нич­но под­ме­ти­ла: — А еще ока­зы­ва­ет­ся, я не та­кая уж без­от­вет­ствен­ная и мо­гу за­бо­тить­ся о ком-то, кро­ме се­бя. — Я ни­ко­гда не счи­тал те­бя без­от­вет­ствен­ной, — за­про­те­сто­вал муж. — Немно­го рас­се­ян­ной... мо­жет быть. Но сей­час уже так не счи­таю. По­том Дим­ка при­тя­нул ме­ня к се­бе и, по­це­ло­вав в шею, про­шеп­тал на ухо кое-ка­кой секрет. А я смот­ре­ла на свер­нув­ше­е­ся в на­ших но­гах клуб­ком ры­жее сча­стье и ду­ма­ла о том, что, ка­жет­ся, этот ма­лень­кий при­ше­лец вы­брал нас не про­сто так...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.