Возь­му ба­буш­ку напрокат

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

За­ча­стую судь­ба са­ма отыс­ки­ва­ет оди­но­кие серд­ца, что­бы свя­зать их креп­че, чем род­ствен­ные узы...

Cнег ва­лил круп­ны­ми хло­пья­ми, за­би­вал­ся за во­рот, мох­на­тил рес­ни­цы, та­ял на ще­ках. Я нес­лась до­мой, не раз­би­рая до­ро­ги, и у са­мо­го подъ­ез­да на­ле­те­ла на со­сед­ку. — Ку­да то­ро­пи­тесь, Ка­тень­ка? — по­ин­те­ре­со­ва­лась она. — Да Ляль­ка тре­тий день тем­пе­ра­ту­рит, а у ме­ня и мо­ло­ко, и хлеб, и яй­ца за­кон­чи­лись, — по­жа­ло­ва­лась ей. — А ма­лыш­ка, что ж, од­на до­ма? — у нее округ­ли­лись гла­за. — При­шлось оста­вить. Но она за­сну­ла — ду­маю, часа пол­то­ра точ­но про­спит, — са­ма не знаю, за­чем на­ча­ла оправ­ды­вать­ся. — Все рав­но бо­яз­но, — по­ка­ча­ла го­ло­вой жен­щи­на. — Ой, не пу­гай­те, те­тя Га­ля — и так ду­ша не на ме­сте. Се­го­дня еще

шку­хоть как-то, а вот че­рез день у ме­ня боль­нич­ный за­кан­чи­ва­ет­ся, что то­гда де­лать — ума не при­ло­жу, — со­кру­шен­но вздох­ну­ла я. — На ня­ню страш­но ре­бен­ка остав­лять. — Да, тя­же­ло без ба­буш­ки-то, — по­со­чув­ство­ва­ла Га­ли­на Пет­ров­на, на­по­ми­ная мне о ра­но ушед­шей (еще до Лель­ки­но­го рож­де­ния) ма­те­ри. — Не­лег­ко, — со­гла­си­лась я. — Хоть напрокат бе­ри… Мы рас­про­ща­лись, и я рва­ну­ла до­мой — к лю­би­мо­му ча­ду. Доч­ку рас­ти­ла од­на — с граж­дан­ским му­жем мы раз­бе­жа­лись сра­зу, как толь­ко Ва­дим узнал о мо­ей бе­ре­мен­но­сти. День­га­ми он по­мо­гал, а об­щать­ся с до­че­рью и участ­во­вать в ее вос­пи­та­нии ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зал­ся. Так мы с Ляль­кой и жи­ли вдво­ем — не ту­жи­ли. И все б ни­че­го, ес­ли бы не ча­стые болезни до­че­ри, из-за ко­то­рых я рис­ко­ва­ла ли­шить­ся при­лич­ной ра­бо­ты. Не про­шло и по­лу­ча­са, как в дверь по­зво­ни­ли — это сно­ва бы­ла со­сед­ка. — Ка­тень­ка, я вот что по­ду­ма­ла, — ска­за­ла она, про­тис­ки­ва­ясь в квар­ти­ру. — По­че­му бы вам не об­ра­тить­ся за по­мо­щью к Ульяне Фе­до­ровне из со­сед­не­го подъ­ез­да? Она — быв­ший пе­да­гог, жен­щи­на ак­ку­рат­ная и в де­тях зна­ет толк. Хо­тя сво­их нет — судь­ба так рас­по­ря­ди­лась… Хо­чешь, са­ма с ней по­го­во­рю — вот уви­дишь, она не от­ка­жет… — Га­ли­на Пет­ров­на до­ве­ри­тель­но взя­ла ме­ня за ру­ку, пе­ре­хо­дя на «ты». Я вспом­ни­ла ста­руш­ку из со­сед­не­го подъ­ез­да с над­мен­но под­жа­ты­ми гу­ба­ми и бук­ля­ми се­дых во­лос. Мест­ная мо­ло­дежь ее по­ба­и­ва­лась. Я са­ма, из­ред­ка встре­чая ее, здо­ро­ва­лась и ста­ра­лась по­быст­рее про­шмыг­нуть ми­мо, слов­но на­шко­див­шая школь­ни­ца. В об­щем, эта учи­тель­ни­ца не вы­зы­ва­ла у ме­ня осо­бой сим­па­тии, и остав­лять на нее Ляль­ку не хо­те­лось. — Ну, не знаю…— за­со­мне­ва­лась я. — За­хо­чет ли еще Ля­ля с чу­жим че­ло­ве­ком остать­ся — вы же зна­е­те, де­ти сей­час ка­приз­ные, — по­жа­ла я пле­ча­ми. — А ты не го­во­ри, что чу­жая, — по­со­ве­то­ва­ла со­сед­ка. — Ска­жи, что это, мол, ее род­ная ба­буш­ка на­шлась. — Те­тя Га­ля, — по­смот­ре­ла я на жен­щи­ну с уко­риз­ной, — де­тей об­ма­ны­вать нехо­ро­шо. — Ну, как зна­ешь, — оби­де­лась бы­ло она, — я ведь про­сто по­мочь хо­те­ла. И тут я по­ду­ма­ла, что ес­ли вы­би­рать из двух зол — меж­ду ни­ко­му неиз­вест­ной нянь­кой и за­нуд­ной учил­кой со ста­жем, то луч­ше оста­но­вить­ся на вто­рой — хо­тя бы в це­лях без­опас­но­сти до­че­ри. На том и по­ре­ши­ли: Га­ли­на по­го­во­рит с быв­шей учи­тель­ни­цей из со­сед­не­го подъ­ез­да, а я уго­во­рю Ляль­ку по­быть несколь­ко дней, по­ка не вы­здо­ро­ве­ет, с но­вой ба­буш­кой, ко­то­рая — о чу­до! — вне­зап­но на­шлась. Ля­ля, свя­тая про­сто­та, не толь­ко по­ве­ри­ла в ле­ген­ду о ба­бу­ле, но бы­ла страш­но за­ин­три­го­ва­на и тут же бро­си­лась со­би­рать ка­ран­да­ши, крас­ки и иг­руш­ки, что­бы зав­тра непре­мен­но по­ра­зить отыс­кав­шу­ю­ся «ба­буш­ку» сво­им бо­гат­ством. Чест­но го­во­ря, я немно­го нерв­ни­ча­ла, остав­ляя доч­ку — бог весть, как вос­при­мет она стро­гую ста­руш­ку, и неиз­вест­но еще, не оби­дит ли та ма­лыш­ку, но ино­го вы­хо­да не бы­ло. Улья­на Фе­до­ров­на встре­ти­ла нас спо­кой­но, без из­лиш­не­го сю­сю­ка­нья и за­ис­ки­ва­ния пе­ред ре­бен­ком. — Но­ги вы­ти­рай — снег на ули­це, — нра­во­учи­тель­но ска­за­ла она Ляль­ке. «Ну вот, на­ча­лось…» — у ме­ня ек­ну­ло серд­це. Ля­ля же, не об­ра­щая вни­ма­ния на стро­гий тон «отыс­кав­шей­ся ба­бу­ли», с по­ро­га по­вис­ла у нее на шее с вос­тор­жен­ны­ми воз­гла­са­ми и при­зна­ни­я­ми: — Как хо­ро­шо, что ты на­шлась! Те­перь я всем в са­ди­ке рас­ска­жу, что и у ме­ня есть са­мая на­сто­я­щая ба­буш­ка! Доч­ки­на непо­сред­ствен­ность тро­ну­ла чо­пор­ную ста­руш­ку, ли­цо у той смяг­чи­лось, гу­бы дрог­ну­ли в улыб­ке, гла­за вы­ра­зи­ли недо­уме­ние, за­све­ти­лись доб­ро­той и ра­до­стью. — Ну, я пой­ду? — нере­ши­тель­но по- топ­тав­шись на по­ро­ге, спро­си­ла я. Но Ляль­ка уже тя­ну­ла но­во­ис­пе­чен­ную «ба­буш­ку» в ком­на­ту. Та лишь успе­ла мах­нуть мне ру­кой: — Не бес­по­кой­тесь, Ка­тю­ша! Дверь са­ми за­хлоп­ни­те! Це­лый день я бы­ла как на игол­ках, по­сто­ян­но по­смат­ри­ва­ла на те­ле­фон — Улья­на Фе­до­ров­на не зво­ни­ла. «Не дер­гай­ся. Зна­чит, все в по­ряд­ке», — успо­ка­и­ва­ла са­му се­бя. Ве­че­ром при­шла за­би­рать доч­ку, внут­ренне го­то­вая к лю­бым неожи­дан­но­стям. По­до­шла к две­ри, при­сло­ни­ла ухо — из квар­ти­ры до­но­си­лась ка­ка­я­то воз­ня и Ля­леч­кин смех. От серд­ца от­лег­ло. Дверь от­кры­ла Улья­на — немно­го за­пы­хав­ша­я­ся и да­же, как мне по­ка­за­лось, по­мо­ло­дев­шая. — Ой, на­вер­ное, со­всем за­му­чи­ла вас моя непо­се­да? — роб­ко по­ин­те­ре­со­ва­лась я — ком­плекс школь­ни­цы все не от­пус­кал ме­ня. — Ох, она у вас и его­за! — ра­дост­но под­твер­ди­ла ста­руш­ка. — А мы с ба­бу­лей пи­рож­ки ле­пим, — вы­ско­чи­ла мне на­встре­чу Ляль­ка, пе­ре­пач­кан­ная с го­ло­вы до ног му­кой. Я недо­умен­но под­ня­ла бро­ви. — Ба­бу­ля — это ба­ба Уля име­ет­ся в ви­ду, — сму­щен­но по­яс­ни­ла Улья­на Фе­до­ров­на и по­крас­не­ла. Дней че­рез пять Ля­ля окон­ча­тель­но вы­здо­ро­ве­ла, и я от­ве­ла ее в са­дик. А са­ма за­шла к Ульяне Фе­до­ровне, что­бы рас­пла­тить­ся за ока­зан­ную услу­гу. Но от де­нег она ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лась, на­су­пи­лась и от­вер­ну­лась. — Как же мне от­бла­го­да­рить вас? — рас­те­ря­лась я. — А вы при­во­ди­те ко мне Ля­леч­ку ино­гда, — по­про­си­ла ста­руш­ка, и ее гла­за за­ту­ма­ни­лись сле­за­ми. У ме­ня от жа­ло­сти сжа­лось серд­це. — Ко­неч­но, обя­за­тель­но! — по­обе­ща­ла дрог­нув­шим го­ло­сом. — Ляль­ка и са­ма все вре­мя к вам рвет­ся… — Бо­юсь толь­ко, что она оби­дит­ся, ко­гда узна­ет, что я ей не род­ная, — по­со­кру­ша­лась она. — А мы ей не ска­жем… — за­го­вор­щиц­ки под­миг­ну­ла я.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.