Тот, кто все еще те­бя ви­дит

Лю­бя­щие серд­ца да­же из небы­тия по­да­ют зна­ки и спа­са­ют нас...

Uspiehi i Porazenia - - На Вершине -

с тру­дом от­кры­ла глаза: сквозь што­ры в ком­на­ту про­би­ва­лось се­рое утро. За­жму­ри­лась: мо­жет, удаст­ся еще хоть нена­дол­го про­ва­лить­ся в за­бы­тье, но, увы, сон не воз­вра­щал­ся. Про­тя­нув ру­ку, на­щу­па­ла ря­дом с кро­ва­тью бу­тыл­ку, под­ня­ла ее с на­деж­дой, но она ока­за­лась пу­стой. При­шлось встать и вый­ти на кух­ню. Мысль о том, что все спирт­ное в до­ме за­кон­чи­лось, все­ля­ла па­ни­ку: до обе­да я еще как-ни­будь до­тя­ну, но ко­гда за­кат за­льет небо кро­вью, ме­ня сно­ва нач­нут одо­ле­вать ви­де­ния — и то­гда уж без ви­на мне с со­бой точ­но не спра­вить­ся. Под ок­ном сто­я­ла ба­та­рея пу­стых бу­ты­лок. Об­ша­рив все пол­ки в хо­ло­диль­ни­ке и шка­фах, убе­ди­лась: ни-че-го, кро­ме па­ры яиц, вы­сох­ше­го пе­че­нья и па­ке­тов с кон­сер­ви­ро­ван­ным ко­ша­чьим кор­мом. Взгляд упер­ся в блюд­це

с за­сох­шей ко­ша­чьей едой — к ней ни­кто так и не при­тро­нул­ся. «Ин­те­рес­но все-та­ки, где эта пад­ла? — по­ду­ма­ла с нена­ви­стью о ко­тя­ре. — Ес­ли б сдох, то дав­но б за­во­нял­ся — зна­чит, сбе­жал. Ну и черт с ним!» Ко­гда кот вы­ско­чил из квар­ти­ры, я не зна­ла: по­сле ги­бе­ли Ва­ле­ры вре­мя сли­лось в еди­ный непре­рыв­ный по­ток, день пе­ре­те­кал в ночь, ночь — в день, ду­ша мед­лен­но уми­ра­ла, и толь­ко те­ло еще тре­бо­ва­ло пи­щи и — глав­ное — ал­ко­го­ля. Ви­но ста­ло мо­им спут­ни­ком, мо­им ле­ка­рем, мо­им ду­ше­при­каз­чи­ком. Что дру­зья? От их на­вяз­чи­во­го со­чув­ствия, бес­смыс­лен­ных со­ве­тов и шум­ных по­се­ще­ний ста­но­ви­лось толь­ко ху­же: они воз­вра­ща­ли ме­ня к дей­стви­тель­но­сти, где боль­ше не бы­ло му­жа, где я бы­ла вдо­вой. …В тот день мы весь ве­чер ру­га­лись — как все­гда, из-за ка­кой-то ерун­ды; уеха­ли из ре­сто­ра­на, не до­ждав­шись де­сер­та. В ма­шине про­дол­жа­ли вы­яс­нять от­но­ше­ния. Ва­ле­ра силь­но нерв­ни­чал плюс еще этот ли­вень — в об­щем, он не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем, и мы вы­ле­те­ли в кю­вет. Вра­чи по­том ска­за­ли, что муж умер мгно­вен­но. А у ме­ня, как на­зло, кро­ме лег­ко­го со­тря­се­ния, ни од­ной ца­ра­пи­ны. Гос­по­ди, за что?!! За что ты так на­ка­зал ме­ня? Все же­ны ру­га­ют сво­их му­жей — так по­че­му же имен­но со мной ты обо­шел­ся так же­сто­ко? Ведь, несмот­ря ни на что, мы с Ва­ле­рой лю­би­ли друг дру­га. Альт все­гда был на сто­роне му­жа. И это бе­си­ло еще боль­ше, хо­тя ни­че­го уди­ви­тель­но­го: это ведь был Ва­лер­кин кот. От­ку­да он взял­ся — не знаю: ко­гда я по­яви­лась в этом до­ме, Альт уже жил в нем, и, по­хо­же, вдво­ем с хо­зя­и­ном ему бы­ло вполне непло­хо. Ме­ня встре­тил сви­ре­пым ши­пе­ни­ем и по­том пол­но­чи угро­жа­ю­ще под­вы­вал под две­рью спаль­ни. — Не вол­нуй­ся, не тро­нет — он просто рев­ну­ет, — успо­ка­и­вал ме­ня су­пруг. На­ут­ро я об­на­ру­жи­ла свое пла­тье изо­дран­ным в кло­чья. — По­слу­шай, да­вай его от­да­дим ко­му­то, — не раз про­си­ла. — Этот зверь ко­гда-ни­будь, ко­гда те­бя не бу­дет до­ма, разо­рвет и ме­ня. — Не бой­ся, это­го не слу­чит­ся, — бес- печ­но сме­ял­ся в от­вет Ва­лер­ка. — Он — мое второе я. Ска­жу те­бе по сек­ре­ту: его пол­ное имя Аль­тер Эго, Аль­тик — это по-до­маш­не­му. А ес­ли учесть, что я те­бя обо­жаю все­ми сво­и­ми фиб­ра­ми, то ло­гич­но пред­по­ло­жить, что и кот те­бя по­лю­бит. Уже по­лю­бил. Просто тща­тель­но это скры­ва­ет, по­то­му что очень горд и неза­ви­сим. — Сво­лочь он, хит­рая и под­лая мор­да, которая толь­ко и ждет, где б на­га­дить! — Вот уви­дишь, Лю­да, — за­щи­щал эту ры­жую бес­тию муж. — Ко­гда-ни­будь он непре­мен­но про­явит свои чув­ства — и ты бу­дешь по­ра­же­на их ис­крен­но­стью. Спо­рить не име­ло смыс­ла, но я зли­лась: ка­за­лось, что это лох­ма­тое чу­до­ви­ще с бан­дит­ской ро­жей Ва­лер­ка лю­бит боль­ше, чем ме­ня. Со вре­ме­нем Альт сми­рил­ся с мо­им при­сут­стви­ем в их бес­печ­ной муж­ской жиз­ни, пе­ре­стал ши­петь и за­ди­рать­ся, но осо­бой неж­но­сти все рав­но не про­яв­лял. И при лю­бом удоб­ном слу­чае под­чер­ки­вал, кто в до­ме хо­зя­ин. Все­гда умуд­рял­ся про­шмыг­нуть у ме­ня меж­ду ног и усесть­ся на кухне на мой стул — на­про­тив Ва­лер­ки, с удив­ле­ни­ем взи­рая: что, мол, с на­ми еще кто-то бу­дет ужи­нать? При­хо­ди­лось от­ку­пать­ся све­жей кол­бас­кой или шпро­та­ми, ко­то­рые он обо­жал: жрал, гром­ко чав­кая, а по­том, до­воль­ный, ми­ро­лю­би­во укла­ды­вал­ся к нам на по­стель, ды­ша в ли­цо ры­бой. Поссо­рив­шись с му­жем, я ино­гда сго­ня­ла злость на ко­те — в та­кие дни тот ста­рал­ся не по­па­дать­ся мне под ру­ку. Ни на шаг не от­хо­дил от Ва­лер­ки, тес­нил­ся с ним в крес­ле, и они оба, на­суп­лен­ные, мол­ча смот­ре­ли те­лик, всем свои ви­дом пре­зи­рая ме­ня. Вот уж дей­стви­тель­но — Аль­тер Эго… Сде­лав над со­бой ти­та­ни­че­ское уси­лие, я на­тя­ну­ла джин­сы и от­пра­ви­лась в бли­жай­ший ма­га­зин. Про­дав­щи­ца, узнав ме­ня, мол­ча вы­ста­ви­ла на при­ла­вок несколь­ко бу­ты­лок крас­но­го ви­на. Я рас­пла­ти­лась и, уже вы­хо­дя, спро­си­ла ни с то­го с се­го: — Вы ко­та здесь, слу­чай­но, не ви­де­ли — та­кой ры­жий, с бан­дит­ской ро­жей? Аль­том зо­вут? — Да у нас там, на зад­нем дво­ре, их це­лая сво­ра — вы­би­рай лю­бо­го, — по­жа­ла пле­ча­ми про­дав­щи­ца. По­ду­ма­ла: «По­ис­кать, что ли?» Но мах­ну­ла ру­кой: «Черт с ним!» До­ма дро­жа­щи­ми ру­ка­ми от­ку­по­ри­ла бу­тыл­ку, сде­ла­ла несколь­ко боль­ших глот­ков пря­мо из гор­ла — по те­лу раз­ли­лось теп­ло, на­пря­же­ние спа­ло; ре­аль­ность усколь­за­ла, усту­пая ме­сто вос­по­ми­на­ни­ям. «На­до бы съесть что­ни­будь», — по­ду­ма­ла, раз­жи­гая кон­фор­ку. Раз­би­ла на ско­во­род­ку несколь­ко яиц и по­ста­ви­ла на огонь. По­том до кра­ев на­пол­ни­ла ви­ном бо­кал… Лег­кие разъ­едал удуш­ли­вый дым. — Ва­ле­ра, оч­нись, на­до вы­би­рать­ся! — я над­сад­но каш­ля­ла и зва­ла му­жа, тщет­но пы­та­ясь от­крыть двер­цу ды­мя­щей­ся машины. От­ку­да-то до­но­си­лось громкое мя­у­ка­нье, пе­ре­хо­дя­щее в про­тяж­ный вой. Вдруг пря­мо пе­ре­до мной воз­ник­ла пе­ре­пу­ган­ная ро­жа Аль­та — кот от­ча­ян­но ца­ра­пал ла­па­ми стек­ло, пы­та­ясь выз­во­лить ме­ня из удуш­ли­во­го пле­на. Я по­тя­ну­лась к нему: — Аль­тик? Раз­дал­ся звон раз­би­то­го стек­ла — я от­кры­ла глаза. Квар­ти­ру за­во­лок­ло ды­мом — на огне до­го­ра­ла ско­во­ро­да с яич­ни­цей. Пря­мо пе­ре­до мной на сто­ле си­дел Альт и ис­тош­но орал. На по­лу ва­ля­лась оскол­ки раз­би­той бу­тыл­ки, остат­ки ви­на гряз­ной лу­жей рас­тек­лись по по­лу. Я рас­пах­ну­ла ок­но, гло­тая ртом све­жий воз­дух. — От­ку­да ты взял­ся? — от­ды­шав­шись, по­вер­ну­лась к ко­ту. — Где те­бя но­си­ло? Альт, ис­ху­дав­ший, об­лез­лый, смот­рел пря­мо в глаза — вни­ма­тель­но, с неж­но­стью и лю­бо­вью. «Ты что тво­ришь, глу­пая? — буд­то го­во­рил его взгляд. — Я ведь здесь, ря­дом. И все ви­жу. И всех...» Вне­зап­но гор­ло пе­ре­хва­тил спазм — вдруг по­ка­за­лось, что на ме­ня гля­дит сам Ва­лер­ка. — Аль­тер Эго…— про­из­нес­ла я. Кот по­до­шел бли­же и до­вер­чи­во по­тер­ся о мои но­ги.

Альт встре­тил ме­ня в шты­ки: угро­жа­ю­ще ши­пел и пол­но­чи под­вы­вал под две­рью спаль­ни При­дя до­мой, я нетер­пе­ли­во от­ку­по­ри­ла бу­тыл­ку и сде­ла­ла несколь­ко боль­ших глот­ков...

Люд­ми­ла, 28 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.