Ви­но­ва­та ли я, что люб­лю?

Uspiehi i Porazenia - - Дилемма -

пять по­зво­ни­лао­зво­ни­ла МаМа­ри­ша,ари­ша, ска­за­ла, что пря­мо на ули­це по­те­ря­ла со­зна­ние,ие, про­хо­жи­про­хо­жи­е­ие вы­зва­ли «ско­рую», сей­час чув­ству­ет се­бя по­луч­ше,е, но вра­чи все рав­но остав­ля­ют в боль­ни­це — по­на­по­на­блю­дать. И по­про­си­ла­о­про­си­ла пр­при­вез­ти­ри­вез­ти ха­лат, ноч­нуш­ку, та­тап­ки и день­ги. От­ка­затьть ей не мог­ла.ог­ла. Во-пер­вых, мы дру­жим еще с дет­ства, а во-вто­рых, у Ма­рин­ки, кро­ме ме­ня, ни­ко­го нет (так уж по­лу­чи­лось). Так что,то, кто же, ес­ли не я... Хо­те­ла пре­ду­пре­дить су­пру­га,уга, что за­дер­жусь, но его мо­биль­ный не по­да­вал при­зна­ко­визна­ков жиз­ни. До­мой я при­е­ха­ла в по­ло­ви­не­ине вось­мо­го. — Где шля­лась? — «по­здо­ро­вал­ся»овал­ся со мной муж. Объ­яс­ни­ла. — Врешь! — рявк­нул Вик­тор.ктор. — Призна­вай­ся, по­тас­ку­ха, у лю­бов­ни­ка бы­ла?ыла? Го­во­рят, рев­ну­ет — зна­чит, ит, лю­бит... В лю­бовь

му­жа я не ве­ри­ла, мо­жет, бы­ла ко­гда­то, да сплы­ла дав­ным-дав­но. А что ка­са­ет­ся рев­но­сти... Он ве­дет се­бя, как пя­ти­лет­ний маль­чиш­ка, бро­сив­ший в пе­соч­ни­це иг­руш­ку. Но сто­ит ко­му­ни­будь из де­тей по­пы­тать­ся взять ее, как на­ле­тит, за­то­па­ет но­га­ми, нач­нет пле­вать­ся и ки­дать пес­ком в «обид­чи­ка». Вот и я — как та ииг­руш­ка. На­до­ев­шая, ненуж­ная, а все рав­но ни­ко­му тро­гать не по­ло­же­но, пот­по­то­му что моя! Хо­тя нас­чет соб­ствен­ной ненуж­но­сти, по­жа­луй, по­го­ря­чи­лась. Вик­то­ру я нуж­на — как бес­плат­ная ддом­ра­бот­ни­ца и гро­мо­от­вод. А на ком еще ему сры­вать злость? Не на на­чаль­ни­ке жже... Ко­гда я, два­дца­ти­лет­няя, ввы­хо­ди­ла за Ви­тю за­муж, мне да­же нран­ра­ви­лось, что он та­кой... бру­таль­ный. Но очень ско­ро по­ня­ла: то, что при­ним­при­ни­ма­ла за му­же­ствен­ность и внут­рен­нюю силу, не что иное, как хам­ство и сам­са­мо­дур­ство. По­нять-то по­ня­ла, но к том­то­му вре­ме­ни уже бы­ла бе­ре­мен­на Са­неч­кСа­неч­кой и на­ив­но на­де­я­лась, что по­сле ро­жрож­де­ния ре­бен­ка бла­го­вер­ныйр по­ме­ня­ет­по­ме­ня­ет­ся в луч-у шую сто­ро­ну. Он дей­стви­тель­дей­стви­тель­ноь­но очень об­ра­до­вал­ся, что ока­зал­ся не « «бра­ко­де-бра­ко­де­лом» (ведь сы­но­вья по­лу­ча­ютс­по­лу­ча­ют­ся­ся толь­ко у на­сто­я­щих му­жи­ков!) и на кка­кое-то вре­мя при­тих. Но вско­ре опя опять при­нял­ся за ста­рое. По­че­му не ухо­ухо­ди­ла­оди­ла от него? На­вер­ное, из-за тра­ди­ци­он­но­го­ион­но­го для сла­вян­ских жен­щин мен­тал­мен­та­ли­те­та: «Бог тер­пел и нам ве­лел», «Ре­бен­ку ну­жен отец», «Луч­ше та­кой муж, ччем со­всем ни­ка­ко­го»... Са­мое уди­ви­тель­ное, что Вик­торр счи­тал се­бя иде­аль­ным су­пру­гом и п по­сто­ян­но на­по­ми­нал мне, что долж­на быть ему по гроб жиз­ни бла­го­дар­на за то­то, что осчаст­ли­вил.л. Ведь не пьет (из-за яз­вы же­луд­ка), за­ра­бо­тан­ные день­ги до ко­пей­ки несет в се­мью, ни ра­зу ме­ня паль­цем не тро­нул... Все так, но по­рой мель­ка­ет кра­моль­ная мысль, что луч­ше бы ино­гда пил, бил и де­лал за­нач­ки, чем еже­днев­но оскорб­лял и уни­жал. Ви­тя — ти­пич­ный вам­пир: что­бы убе­дить­ся в соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, ему непре­мен­но нуж­но до­ве­сти ме­ня до слез и нерв­но­го сры­ва. — Ну, что мол­чишь? Язык про­гло­ти­ла? Прав­да глаза ко­лет? — за­орал он, рас­па­ляя свою ярость. — По­зво­ни Ма­рине — она под­твер­дит, что я бы­ла у нее в боль­ни­це, — ска­за­ла уста­ло. — Толь­ко с мо­е­го зво­ни, по­то­му что в тво­ем ба­та­рея раз­ря­ди­лась. — Успе­ла под­го­во­рить эту шлю­ху, что­бы при­кры­ла твою зад­ни­цу? Са­ма кру­тит хво­стом на­ле­во и на­пра­во, и ты ту­да же? Го­во­ри, дрянь, кто он! — Да нет у ме­ня лю­бов­ни­ка! — из по­след­них сил дер­жа­ла обо­ро­ну. — А Ма­рин­ка — не шлю­ха, она моя луч­шая по­дру­га, мы еще со шко­лы дру­жим, и... — Го­во­рил же те­бе, что­бы не сме­ла с ней як­шать­ся! — за­рос­шее ще­ти­ной ли­цо Вик­то­ра по­баг­ро­ве­ло от гне­ва. — Ка­кие-та­кие по­дру­ги у за­муж­ней ба­бы? Ты по­сле ра­бо­ты долж­на к му­жу и сы­ну бе­жать, а не ва­лан­дать­ся незна­мо где, незна­мо с кем. Учти, узнаю, что за­ве­ла ха­ха­ля, раз­дав­лю, как вошь! — он для на­гляд­но­сти щелк­нул ног­тем по ног­тю, буд­то да­вил­дав гни­ду. — Все по­ня­ла, ду­ра?! Сдер­нувСд с ве­шал­ки пу­хо­вик, я вы­ско­чи­ла из квар­ти­ры. «ДДо нерв­но­го сры­ва ему ме­ня до­ве­сти уда­лось,уда — ду­ма­ла, спус­ка­ясь в лиф­те, — но мо­их слез он сегодня не до­ждет­ся! Точ­нее,То не уви­дит!» — по­пра­ви­ла се­бя мыс­лен­но,мы по­чув­ство­вав, как по ще­кам стру­ит­сястр горячая со­ле­ная вла­га. Вый­дяВы на ули­цу, се­ла на ла­воч­ку воз­ле подъ­ез­да,по спи­ной к вхо­ду, что­бы ни­кто из со­се­дей не лез с ненуж­ны­ми во­про­са­ми.ми Ни­кто и не лез, все спе­ши­ли до­мой: к ссе­мьям, го­ря­че­му ужи­ну и удоб­но­му ди­ва­ну­ди — до ме­ня аб­со­лют­но ни­ко­му не бы­ло­бы де­ла. Сколь­коСк раз се­бе обе­ща­ла: под­рас­тет сын,сы и раз­ве­дусь с Вик­то­ром. Са­ше уже трид­цать,три он же­нат, по­след­ние во­семь лет жи­вет и ра­бо­та­ет в Киеве. По­че­му я до сих пор оста­юсь с му­жем? На этот во­про­спр у ме­ня не бы­ло от­ве­та. — У вас что-то слу­чи­лось? — спро­сил, при­са­жи­ва­ясьпр ря­дом, муж­чи­на со смут­но зна­ко­мым ли­цом. С тру­дом, но все же узна­ла­у­зн в нем но­во­го со­се­да, ко­то­рый ме­ся­цем­сяц рань­ше ку­пил квар­ти­ру на чет­вер­том эта­же — пря­мо под на­шей. Ка­жет­ся, его Во­ло­дей зо­вут... — Нет-нет, все в по­ряд­ке... — ис­по­ве­до­вать­ся­ват пе­ред прак­ти­че­ски незна­ко­мым че­ло­ве­ком не бы­ло ни ма­лей­ше­го же­ла­ния. Но тот про­дол­жал до­пы­ты­вать­ся: — Как же в по­ряд­ке? Си­ди­те на мо­ро­зе — за­пла­кан­ная, в тап­ках... Вас кто-то оби­дел? Муж сно­ва на­кри­чал? — Не ва­ше де­ло! — бурк­ну­ла я. — Не мое, — со­гла­сил­ся со­сед. — Но в до­ме тон­кие сте­ны, и ко­гда ваш су­пруг на­чи­на­ет бу­ше­вать, мне слыш­но каж­дое сло­во. По­че­му вы поз­во­ля­е­те ему так с со­бой об­ра­щать­ся? И не хо­те­ла, но как-то са­мо со­бой по­лу­чи­лось по­ве­дать Во­ло­де о сво­ей жиз­ни. Сна­ча­ла рас­ска­зы­ва­ла на ули­це, по­том со­сед пред­ло­жил под­нять­ся к нему. — Пой­дем-ка, Ла­ра, ко мне, а то еще про­сту­дишь­ся. Я те­бя тра­вя­ным чаем на­пою — го­во­рят, нер­вы хо­ро­шо успо­ка­и­ва­ет... Я зна­ла, что, ко­гда вер­нусь до­мой, Вик­тор за­ка­тит гран­ди­оз­ный скан­дал, но у ме­ня слов­но второе ды­ха­ние от­кры­лось. А об­ще­ние с Во­вой бы­ло как гло­ток све­же­го воз­ду­ха. С то­го дня, сбе­гая от вам­пи­риз­ма су­пру­га, не шла бро­дить по ули­цам, а спус­ка­лась на чет­вер­тый этаж и зво­ни­ла в дверь дру­га. — При­вет! — ра­до­вал­ся он мо­е­му при­хо­ду. — Те­бе что на­лить: ча­ек, ко­фе­ек или ста­кан­чик ва­ле­рьян­ки? В ка­кой-то мо­мент я при­зна­лась се­бе, как бли­зок и до­рог стал мне этот че­ло­век. Зна­ла, что эти чув­ства вза­им­ны. Во­ло­дя несколь­ко раз пред­ла­гал пе­ре­брать­ся к нему на­со­всем, но я все раз­ду­мы­ва­ла. Но по­сле оче­ред­но­го «на­ез­да» Ви­ти на­ко­нец ре­ши­лась и по­да­ла на раз­вод. Быв­ший бес­но­вал­ся от зло­сти и гад­ко мстил — рас­пус­кал по до­му о нас с Вла­ди­ми­ром мерз­кие сплет­ни, об­ли­вал его дверь крас­кой, под­бра­сы­вал на ков­рик со­ба­чьи фе­ка­лии. Я при­гро­зи­ла, что по­дам в суд на раз­дел квар­ти­ры, и Вик­тор немед­лен­но при­сми­рел: пе­ре­ез­жать в ком­му­нал­ку ему не хотелось. Но встре­чая ме­ня в подъ­ез­де, все­гда злоб­но ши­пит: «Это ты, су­ка, во всем ви­но­ва­та...» — В чем? — от­ве­чаю на­смеш­ли­во. — В том, что люб­лю хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка? А сын с невест­кой мой вы­бор, сла­ва бо­гу, при­ня­ли и под­дер­жа­ли...

Ла­ри­са, 52 го­да

Вик­тор по­лу­чал удо­воль­ствие, до­во­дя ме­ня до нерв­но­го сры­ва и слез. Ти­пич­ный вам­пир!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.