Пья­ня­щий вкус зре­лой любви

При­бли­жал­ся мой юби­лей, я на­чал рыть­ся в ста­рых фо­то­гра­фи­ях, но лишь рас­стро­ил­ся.

Uspiehi i Porazenia - - Шаги К Счастью -

еуже­ли это я, та­кой пух­ло­ще­кий? Ку­да все де­ва­лось? Шко­ла, ра­бо­та, се­мья... Луч­ше не вспо­ми­нать, ду­шу сад­нит. Ведь по­сле раз­во­да уже столь­ко лет про­шло, а я все один! Я су­нул аль­бом на пол­ку, из него вы­па­ла од­на кар­точ­ка. На ней бы­ла де­воч­ка, я да­же не сра­зу вспом­нил, кто. И сни­мок неудач­ный, сма­зан­ный — она от­во­ра­чи­ва­лась. Моя пер­вая влюб­лен­ность... Нет, не хо­чу. Су­нул фо­то об­рат­но, от­мах­нул­ся от вос­по­ми­на­ний и по­спе­шил за­нять­ся обы­ден­ны­ми де­ла­ми. — Ле­ша, что ты та­кой се­рьез­ный? Праздник ведь! — упрек­ну­ла ме­ня се­ст­ра, ко­гда го­сти разо­шлись. — Ше­стой де­ся­ток по­шел, че­му ра­до­вать­ся? — вздох­нул я. — Лич­ной жиз­ни ни­ка­кой, так и не на­шел се­бе па­ру... Ле­на мы­ла по­су­ду, я сто­ял ря­дом, вы­ти­рал по­ло­тен­цем бо­ка­лы. — А что? — про­дол­жил свою мысль. — Жи­вут же лю­ди од­ни, и ни­че­го... — Вот имен­но, ни­че­го! — фырк­ну­ла сест­рен­ка. — Нель­зя так. По­шли в ком­на­ту, я те­бе по­га­даю. По­плел­ся за ней, бур­ча на хо­ду: — Все рав­но не ве­рю в га­да­ние. Ерун­да все это. Раз­во­ди­ло­во для на­ив­ных. — Я те­бя не слу­шаю, — от­мах­ну­лась Еле­на, — так что мол­чи. Ле­нок до­ста­ла свой кол­дов­ской хру­сталь­ный шар, дол­го в него вгля­ды­ва­лась, по­том под­ня­ла на ме­ня глаза и из­рек­ла: — Ско­ро ты встре­тишь свою дав­нюю лю­бовь, и она вспых­нет с но­вой си­лой. — Ка­кую? — по­ин­те­ре­со­вал­ся с усмеш­кой. — Я столь­ко раз влюб­лял­ся... — Да. Но имен­но из-за этой за­зно­бы ты так и не на­шел се­бе па­ру... — Ска­жешь то­же! Не сме­ши... Се­ст­ра ушла, а я лег от­ды­хать. И в па­мя­ти вдруг всплы­ло ли­цо Та­ма­ры — той са­мой де­воч­ки с неудач­ной фо­то­гра­фии. Я пы­тал­ся уснуть, но дев­чон­ка упря­мо смот­ре­ла на ме­ня, не ухо­ди­ла. Это бы­ло ле­том, все ре­бя­та разъ­е­ха­лись на ка­ни­ку­лы, а у мо­их ро­ди­те­лей не хва- та­ло­тал средств на по­езд­ки к мо­рю. Я иг­рал во ддво­ре­во­ре один, раз за ра­зом пы­та­ясь за­бро­си­тьить­бро мяч в бас­кет­боль­ное коль­цо. И тут со сто­ро­ны со­сед­не­го до­ма по­до­шла де­воч­ка.дев Со мной вдруг что-то слу­чи­лось: она по­ка­за­лась мне са­мой­сам кра­си­вой на све­те.све И бы­ло ужас­но важ­но сде­лать что-точ­то та­кое, что­бы она ме­ня за­ме­ти­ла. Я бро­сил мяч в коль­цо ээ­дак небреж­но, не це­лясь — и по­пал! — ППо­иг­ра­ем? — спро­сил незна­ком­ку. — ММож­но, — кив­ну­ла она. Дев­чон­каДев ни­как не мог­ла по­пасть в коль­цо, я ее учил, она сме­я­лась, а мое серд­це вы­пры­ги­ва­ло от сча­стья. И тут я в по­ры­ве чувств сде­лал глу­пость: бро­сил в нее мяч, как бы шу­тя, и уго­дил в ли­цо. Она за­ры­да­ла, я от ужа­са и рас­ка­я­ния оне­мел, а ко­гда хо­тел из­ви­нить­ся, То­ма крик­ну­ла: — Ду­рак! Не под­хо­ди ко мне! Я ужас­но стра­дал, ка­ра­у­лил ее во дво­ре, на­де­ял­ся на про­ще­ние. Шли ме­ся­цы, по­том го­ды, мы взрос­ле­ли, но моя лю­бовь и ее непри­язнь не про­хо­ди­ли. — Я все рав­но на те­бе же­нюсь, — бряк­нул од­на­ж­ды, встре­тив Та­ма­ру в ма­га­зине. — Ни­ко­гда! — она пре­зри­тель­но за­д­ра-

Я на­де­ял­ся, что со вре­ме­нем Та­ма­ра ме­ня про­стит. Но она про­дол­жа­ла дер­жать обо­ро­ну

ла нос. — Да­же ес­ли же­ни­хов во­об­ще не оста­нет­ся, и ты бу­дешь по­след­ним пар­нем на этой пла­не­те!

По­том она уеха­ла в дру­гой го­род, по­сту­пать в ин­сти­тут, с тех пор я ее ни ра­зу не ви­дел. Же­нил­ся и за­был на­прочь. Про­шло неде­ли две по­сле юби­лея, и вдруг я встре­тил Та­ма­ру в ап­те­ке. Стран­но, что сра­зу узнал ее, ведь это бы­ла уже со­всем не де­воч­ка! А мо­жет, и не стран­но: ведь я ду­мал о ней.

— Де­вуш­ка, вы край­няя? — спро­сил. — Ка­кая я вам... Ой, это ты?! Алек­сей? — Да... Ду­мал, не узна­ешь. При­вет. Мы не от­ры­ва­ясь смот­ре­ли друг на дру­га, а оче­редь с ин­те­ре­сом смот­ре­ла на нас. На­до бы­ло что-то де­лать.

— Идем со мной, — ре­ши­тель­но ска­зал я, — таб­лет­ки по­до­ждут.

Вый­дя на ули­цу, мы за­ско­чи­ли в пер­вое по­пав­ше­е­ся ка­фе, се­ли, что-то за­ка­за­ли — не пом­ню, что. Раз­го­ва­ри­ва­ли, но в мо­ей го­ло­ве слов­но от­клю­чи­ли звук — я толь­ко ви­делд ее ли­цо, и сча­стье, то са­мое, юно­ше­ско­ю­но­ше­ское, сно­ва за­пол­ня­ло ме­ня. Она бы­ла еще ккра­си­вее, чем в дет­стве, но дру­гой, зре­лозре­лой и пья­ня­щей кра­со­той. — Слу­шай­Слу­шай, на­до как-то еще уви­деть­ся, я не на­го­вор­на­го­во­ри­лась...

— Я то­же. Да­вай зав­тра у ме­ня? На сле­ду­юсле­ду­ю­щий день, ко­гда я до­стал с ан­тре­со­ан­тре­со­лей и вру­чил ей плю­ше­во­го миш­ку, одо­д­на­ж­ды за­бы­то­го ею во дво­ре, Та­ма­ра нана­ча­ла сме­ять­ся:

—А у ме­няя естьест твоя книж­ка! Ты ее то­же по­те­рял, рас­тяр­рас­тя­па.

— Бы­ло дде­ло.ело. На­ко­нец-то они встре­ти­лись, миш­миш­каш­ка и книж­ка!

Сло­во за слов­сло­во, и я не по­нял, как мы начали це­ло­ва­це­ло­вать­ся. Го­ло­ва кру­жи­лась, зем­ля ушла изиз-под ног...

Че­рез па­ру днед­ней я спро­сил:

— Ну что, ко­рол­ко­ро­ле­ва моя, ты по-преж­не­му счи­та­ешь, что я те­бя не до­сто­ин? Или все-та­ки вый­дешь­выйд за ме­ня за­муж? — Ес­ли дру­гих ва­ри­ан­тов нет... — улыб­ну­лась она, но сра­зу стала се­рьез­ной. — Зна­ешь, Леш, ду­маю, все эти го­ды мы просто жда­ли друг дру­га.

Мне то­же так ка­за­лось. На­до же, как жизнь мо­жет по­вер­нуть­ся! Теперь при­дет­ся ве­рить в га­да­ния сест­ры... И мо­жет, пра­виль­но, что мы со­еди­ни­лись имен­но сей­час, ко­гда спо­соб­ны оце­нить вкус зре­лой любви.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.