Две звез­ды, две груст­ных по­ве­сти

Мы иг­ра­ли лю­бовь на сцене, а в ре­аль­ной жиз­ни пре­да­ли друг дру­га...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Hу ко­неч­но, я узна­ла его — Ми­тень­ку Лав­ро­ва из зна­ме­ни­той, вы­во­ра­чи­ва­ю­щей ду­шу пье­сы Во­ло­ди­на «С лю­би­мы­ми не рас­ста­вай­тесь», в ко­то­рой мы отыг­ра­ли це­лый се­зон. В те го­ды пье­са бы­ла страш­но по­пу­ляр­на, ее ста­ви­ли на всех под­мост­ках. Ра­зу­ме­ет­ся, и наш про­вин­ци­аль­ный те­ат­рик не обо­шел ее сто­ро­ной. Это бы­ла моя пер­вая се­рьез­ная роль, и сра­зу та­кая яр­кая, эмо­ци­о­наль­ная, прон­зи­тель­ная! На­ка­нуне раз­да­чи ро­лей вспых­ну­ла на­сто­я­щая вой­на: то­гдаш­няя при­ма, да­ма баль­за­ков­ских лет, бы­ла уве­ре­на, что роль до­ста­нет­ся ей,

и слу­хи о пред­по­чте­ни­ях ре­жис­се­ра до­во­ди­ли ее до ис­те­ри­ки. Ру­ко­во­ди­тель все же пред­по­чи­тал ме­ня — хо­тя бы по­то­му, что на тот мо­мент у нас с ним уже бы­ли близ­кие от­но­ше­ния, при­чем на­столь­ко глу­бо­кие, что Игорь да­же не бо­ял­ся об­суж­дать со мной пре­иму­ще­ства для мо­ло­дой ак­три­сы за­кон­но­го бра­ка с глав­ным ре­жис­се­ром те­ат­ра. Клю­че­вое сло­во здесь бы­ло «мо­ло­дой», ибо са­мо­му Иго­рю на тот мо­мент бы­ло по­чти шесть­де­сят. Те­перь, с вы­со­ты про­жи­тых лет, я мо­гу при­знать, на­сколь­ко без­нрав­ствен­ной и па­губ­ной для ме­ня бы­ла эта сдел­ка, но то­гда, на за­ре сво­ей жиз­ни, меч­та­ла толь­ко о сцене и го­то­ва бы­ла ра­ди успеш­ной ка­рье­ры по­жерт­во­вать всем. Итак, роль Ка­те­ри­ны, же­ны Ми­ти Лав­ро­ва, до­ста­лась мне. Вза­мен я по­обе­ща­ла Иго­рю, что мы рас­пи­шем­ся сра­зу же по­сле пре­мье­ры спек­так­ля. Мо­им парт­не­ром по сцене стал Дмит­рий, вос­хо­дя­щая звез­да на­ше­го те­ат­ра. Ди­ма был мо­лод и не то что­бы кра­сив — ско­рее, об­ла­дал врож­ден­ным муж­ским оба­я­ни­ем. Кро­ме то­го, ка­зал­ся мне по­тря­са­ю­ще та­лант­ли­вым, а ведь ни­что так не воз­буж­да­ет жен­щи­ну, как та­лант.

— Что про­ис­хо­дит? Влю­би­лась в это­го плей­боя? — до­пра­ши­вал ме­ня по­сле пер­вой же ре­пе­ти­ции Игорь.

— С че­го ты взял? — крас­не­ла я, осо­зна­вая пра­во­мер­ность его пре­тен­зий. — Очень на­ту­раль­но вы иг­ра­е­те лю­бовь! Смот­ри у ме­ня, Алек­сандра… — в его сло­вах зву­ча­ла угро­за.

— Игорь, вся труп­па зна­ет, что мы с то­бой без пя­ти ми­нут муж и же­на. Будь спо­ко­ен: я не на­ме­ре­на ни с кем кру­тить ро­ма­ны. Про­сто сю­жет очень уж дра­ма­тич­ный. Игорь был стар и мудр, он все пре­крас­но ви­дел. А я... То ли под дей­стви­ем во­ло­дин­ской ма­гии, то ли про­сто по­то­му, что мы с Дмит­ри­ем бы­ли мо­ло­ды, лю­бовь под­хва­ти­ла ме­ня и за­кру­жи­ла. Пье­са име­ла бе­ше­ный успех! Не муд­ре­но: мы же пе­ре­жи­ва­ли ее по-на­сто­я­ще­му! По­те­рять Ди­му на тот мо­мент бы­ло для ме­ня смер­ти по­доб­но. За­то по от­но­ше­нию к Иго­рю я в глу­бине ду­ши уже го­то­ви­ла пре­да­тель­ство. Од­на­ко вы­шло все ина­че… ...Дом сто­ял на окра­ине — зна­чит, все се­ло бу­дет ви­деть, а за­тем язы­ка­ми че­сать, что «эта чок­ну­тая» са­ма по­шла зна­ко­мить­ся к но­во­му му­жи­ку. Ну и пусть! С ка­ких это пор ме­ня вол­ну­ет об­ще­ствен­ное мне­ние?! «Не лу­кавь, Алек­сандра! — от­ве­ти­ла се­бе. — С то­го мо­мен­та, как ты про­да­ла квар­ти­ру и пе­ре­еха­ла сю­да». С воз­рас­том го­род не су­лит ни­че­го хо­ро­ше­го, кро­ме непо­мер­ных рас­хо­дов на жизнь, ненуж­ной су­е­ты и по­до­рван­но­го здо­ро­вья. Во­об­ще-то в се­ле я ве­ла жизнь за­твор­ни­цы: ти­хо об­ра­ба­ты­ва­ла скром­ный ого­ро­дик, ма­ло с кем из мест­ных об­ща­лась. Ме­ня здесь счи­та­ли свих­нув­шей­ся на поч­ве люб­ви и рев­но­сти ак­три­сой. На са­мом де­ле ни­ка­кой «люб­ви и рев­но­сти» не бы­ло… По­сле скан­даль­но­го раз­во­да с Иго­рем я бы­ла вы­нуж­де­на уй­ти из те­ат­ра. На этом моя ак­тер­ская жизнь за­кон­чи­лась. За­муж боль­ше не вы­шла, де­тей у ме­ня не бы­ло. Дол­гие го­ды я ве­ла дет­скую те­ат­раль­ную сту­дию при до­ме твор­че­ства, но по­том гря­нул кри­зис, и она рас­па­лась. Вот и ре­ши­ла укрыть­ся от все­го све­та в этой ды­ре. И не ду­ма­ла не га­да­ла, что мое про­шлое на­го­нит ме­ня здесь.

— Иди, Лек­сандра, зна­комь­ся, — при­бе­жа­ла за­пы­хав­ша­я­ся со­сед­ка. — У нас иш­шо один ар­тист ха­ту ку­пил! Что ли ме­дом вам тут по­ма­за­но? Бу­дем те­пе­ря как в те­ан­тре жить, — хи­хи­ка­ла она. — Что за ар­тист? — уди­ви­лась я.

— А кто ж его зна­ет? Иди са­ма глянь, мо­жет, зна­ко­мый, — под­стре­ка­ла она ме­ня. — По­том все рас­ска­жешь, — та­ра­щи­ла лю­бо­пыт­ные гла­за.

— А как он хоть вы­гля­дит? И ку­да ид­ти-то? Чей дом? — Вы­гля­дит — хмырь хмы­рем, да­ром что ар­тист. А ха­та Тань­ки­на: она ж в го­род уеха­ла, ха­ту про­да­ла — ну, тую, что на краю се­ла!

«И в са­мом де­ле, схо­дить, что ли? — по­ду­ма­ла я. — Вдруг дей­стви­тель­но ин­тел­ли­гент­ный че­ло­век, бу­дет с кем по­об­щать­ся. А то ско­ро са­ма на сель­скую ба­бу бу­ду по­хо­дить». — Здрав­ствуй­те! Доб­ро по­жа­ло­вать в на­ши края, — оста­но­вив­шись у ка- лит­ки, про­из­нес­ла я. — Мож­но вой­ти? Муж­чи­на обер­нул­ся. Серд­це дрог­ну­ло: гла­за с при­щу­ром, нерв­ный рот, ямоч­ка на под­бо­род­ке — ко­неч­но, я узна­ла его, не­смот­ря на го­ды.

— Гос­по­ди! — ра­дость вско­лых­ну­ла ду­шу. — Ди­ма, ты ли?

— Са­шень­ка? Вот так сча­стье! — про­тя­нул он в от­ча­ян­ном же­сте ру­ки. —А я ду­мал, по­ми­рать сю­да при­е­хал…

— Что ты! Здесь у нас та­кая кра­со­та — луч­ше, чем в раю. Ну, рас­ска­жи: как ты, где? Вот так сюр­приз! — я не мог­ла опом­нить­ся. Мы во­шли в дом. Вдруг он рез­ко остановился, гля­нул мне в гла­за: — Ска­жи прав­ду: про­сти­ла ме­ня или нена­ви­дишь?

— За что, Ди­ма? — опе­ши­ла.

— За то, что бро­сил те­бя ко­гда-то и уехал в сто­ли­цу.

— Пе­ре­стань. Дав­но про­сти­лось, все за­бы­лось… А ты, я слы­ша­ла, стал зна­ме­нит — ро­ли в ки­но, га­стро­ли, по­езд­ки? Я по­ни­маю: для ар­ти­ста — сце­на преж­де все­го.

— Да, зна­ме­нит… — он нерв­но за­ша­гал по ком­на­те. — Это ме­ня и по­гу­би­ло. — Ты... же­нат? — не удер­жав­шись, по­ин­те­ре­со­ва­лась я.

— Был. На при­ме од­но­го из те­ат­ров. Она да­же ро­ди­ла мне дочь. Но по­том… — Дмит­рий об­ре­чен­но мах­нул ру­кой. — Жизнь непред­ска­зу­е­ма, са­ма зна­ешь. За­вер­те­лось, за­кру­ти­лось, стал вы­пи­вать, из те­ат­ра вы­гна­ли. Же­на за­бра­ла ре­бен­ка и ушла… Так и жи­ву один. Те­перь вот, — он об­вел взгля­дом ком­на­ту, — доч­ка за­муж вы­шла, ей жил­пло­щадь по­на­до­би­лась — вспом­ни­ла, что у нее отец есть. И вот я здесь. А ты, Са­шень­ка, как?

Я в двух сло­вах по­ве­да­ла ему ис­то­рию сво­ей жиз­ни.

— Ах, Са­ша, ах, де­воч­ка моя, — Ди­ма за­клю­чил ме­ня в объ­я­тия, при­жал к се­бе. — Есть, есть Бог на све­те, есть судь­ба! — вос­клик­нул немно­го те­ат­раль­но. — Все-та­ки встре­ти­лись. Две звез­ды, две груст­ных по­ве­сти… По­тух­шие, ни­ко­му не нуж­ные.

— По­че­му — ни­ко­му, — воз­ра­зи­ла я, — мо­жет, мы еще нуж­ны друг дру­гу?

Игорь сра­зу по­нял, что меж­ду на­ми с Ди­мой за­ис­кри­ло. Хо­тя я, ко­неч­но, не при­зна­ва­лась... Я не мог­ла опом­нить­ся. Мы оба здесь, в этом се­ле... Но как та­кое мог­ло слу­чить­ся?!

Алек­сандра, 58 лет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.