Ди­кая кош­ка и руч­ной сосед

Воз­ле му­сор­но­го ба­ка то­щая се­рая кош­ка грыз­ла вы­бро­шен­ную кем-то ку­ри­ную го­ло­ву. «Так жад­но ест», – по­ду­ма­ла я со­чув­ствен­но...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

ни­ко­гда не бы­ла ко­шат­ни­цей, но жи­вот­ных люб­лю. И жа­лею, ко­гда им пло­хо. Вот и эту по­ло­са­тую до­хо­дя­гу то­же по­жа­ле­ла... «А вы­не­су-ка ей тво­рож­ка и па­ру со­си­сок», — ре­ши­ла, на­прав­ля­ясь к сво­е­му подъ­ез­ду. По­ду­ма­но — сде­ла­но! Спу­стя пять ми­нут я спе­ши­ла к му­сор­ке, дер­жа в ру­ках па­ке­тик с го­стин­цем. Но в по­ле ви­ди­мо­сти кош­ки уже не бы­ло. Рас­стро­и­лась, ко­неч­но: по­лу­ча­ет­ся, зря на тре­тий этаж бе­га­ла (в на­шем до­ме, как в лю­бой хру­щев­ке, нет лиф­та).

— Кис-кис-кис... — по­зва­ла на вся­кий слу­чай. От­ку­да-то сле­ва по­слы­ша­лось жа­лоб­ное мя­у­ка­нье. По­шла на звук и уви­де­ла, что не­счаст­ное жи­вот­ное за­би­лось в уз­кую щель меж­ду га­ра­жа­ми — от­ту­да, из тем­но­ты, го­ре­ли зе­ле­ным ведь­мин­ским блес­ком два круг­лых ко­ша­чьих гла­за.

По­ста­ви­ла тут же при­не­сен­ную пла­сти­ко­вую та­рел­ку, вы­ва­ли­ла на нее тво­рог, при­мо­сти­ла по бо­кам раз­ло­ман­ные на три ча­сти со­сис­ки, по­лю­бо­ва­лась на­тюр­мор­том... За­тем ото­шла на несколь­ко ша­гов, что­бы не пу­гать ди­кар­ку сво­им при­сут­стви­ем. И вдруг за­ме­ти­ла, что на мое уго­ще­ние на­це­ли­лась со­сед­ская так­са Ча­па (хо­зя­е­ва вы­пус­ка­ют ее гу­лять во двор од­ну, но кор­мят до от­ва­ла — уже на сар­дель­ку ста­ла похожа!)

Так­тич­но шу­га­ну­ла об­жо­ру и ста­ла при­ду­мы­вать, как бы вы­ма­нить кош­ку из укры­тия. На безы­мян­ный «кис-кис» та вы­хо­дить ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­лась, по­это­му вы­бо­ра у ме­ня не оста­ва­лось — взя­ла ку­сок со­сис­ки, при­се­ла на кор­точ­ки и про­су­ну­ла ру­ку с ла­ком­ством в щель. Но, вид­но, у этой бро­дяж­ки сло­жи­лись не слиш­ком теп­лые от­но­ше­ния с ро­дом че­ло­ве­че­ским, по­то­му что она за­ши­пе­ла, взмах­ну­ла ла­пой, за­щи­ща­ясь от втор­же­ния, и...

—Ай-яй! — за­ве­ре­ща­ла я, то­роп­ли­во от­дер­ги­вая ру­ку. От­ме­ти­ны, остав­лен­ные

ког­тя­ми, бы­ли глу­бо­ки­ми, и кровь из них по­ли­лась до­воль­но обиль­но.

— Ве­ра Оле­гов­на, вы по­ра­ни­лись? — участ­ли­во по­ин­те­ре­со­вал­ся про­хо­див­ший ми­мо Вла­ди­мир Ива­ныч с пя­то­го эта­жа. — Ерун­да, — улыб­ну­лась в от­вет. — Про­сто мне кош­ка слег­ка ру­ку оца­ра­па­ла... — Ва­ша? — уточ­нил он. Я от­ри­ца­тель­но по­мо­та­ла го­ло­вой: — Да нет, без­дом­ная. Хо­те­ла ее со­сис­кой по­кор­мить, а она ме­ня со стра­ху... — Зав­тра же по­зво­ню в служ­бу, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся от­ло­вом бро­дя­чих со­бак и ко­шек, — по­обе­щал сосед.

— За­чем? То­же счи­та­е­те, что их на­до в по­ли­кли­ни­ку сдать, для опы­тов... — бурк­ну­ла я сер­ди­то.

— Для ка­ких опы­тов? По­че­му «то­же»? — рас­те­рял­ся Вла­ди­мир Ива­но­вич.

— Так поч­та­льон Печ­кин го­во­рил, — по­яс­ни­ла. — Злой че­ло­век, хоть и муль­тяш­ный. И вы... недоб­рый. Не­уже­ли так нена­ви­ди­те жи­вот­ных?!

— При­чем тут это? — воз­ра­зил сосед. — Про­сто я лю­дей люб­лю. Не всех, ко­неч­но, но... — он за­пнул­ся и, вид­но, ре­шил не раз­ви­вать гло­баль­ную те­му люб­ви к че­ло­ве­че­ству, а пе­рей­ти к бо­лее уз­кой и кон­крет­ной. — А вдруг эта зве­рю­га, что вас цап­ну­ла, боль­на бе­шен­ством?

— Не по­хо­же...

— Вы же не ве­те­ри­нар, что­бы по внеш­не­му ви­ду опре­де­лить, — про­дол­жил Сте­па­нов (я на­ко­нец вспом­ни­ла его фа­ми­лию). — Не­по­хо­жа она на бе­шен­ную! — по­вто­ри­ла упря­мо.

— Ес­ли и так... Зна­е­те, сколь­ко бро­дя­чие кош­ки дру­гих ин­фек­ций пе­ре­но­сят? И ли­шай, и ток­со­плаз­моз... От них да­же ту­бер­ку­ле­зом за­ра­зить­ся мож­но! Вам нуж­но в по­ли­кли­ни­ку! Да­вай­те я вас ту­да...

— Для опы­тов сда­ди­те? — фырк­ну­ла. — Ну за­чем вы так, Ве­ра Оле­гов­на, — по­пе­нял сосед. — Я же о ва­шем здо­ро­вье бес­по­ко­юсь!

— Не нуж­но обо мне бес­по­ко­ить­ся! — рявк­ну­ла, те­ряя тер­пе­ние. — Са­ма со сво­и­ми про­бле­ма­ми раз­бе­русь! Вы, ка­жет­ся, ку­да-то шли? Вот и иди­те... Вла­ди­мир Ива­но­вич оби­жен­но по­со­пел, пе­ре­дер­нул пле­ча­ми и мед­лен­но на­пра­вил­ся к подъ­ез­ду. А я оста­лась топ­тать­ся у га­ра­жей, ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жая, что де­лать даль­ше. У ме­ня очень хо­ро­шо раз­ви­то во­об­ра­же­ние, и оно на­ча­ло ри­со­вать жут­кие кар­тин­ки. Вот, ре­шив не от­кла­ды­вать на зав­тра то, что мож­но сде­лать се­год­ня, сосед пря­мо сей­час зво­нит в эту са­мую служ­бы от­ло­ва, к нам во двор при­ез­жа­ют же­сто­кие, при­ми­тив­ные и нетрез­вые му­жи­ки (в эту про­фес­сию дру­гие не идут), на­ки­ды­ва­ют на кош­ку-си­ро­тин­ку сеть и от­во­зят в ка­кое-то страш­ное ме­сто, где без­жа­лост­ный Ве­те­ри­нар Зло де­ла­ет ей смер­тель­ный укол. А мо­гут во­об­ще сдать бе­до­ла­гу в под­поль­ную скор­няж­ную ма­стер­скую, где из нее сде­ла­ют шап­ку или во­рот­ник... Это­го я до­пу­стить ни­как не мог­ла! По­это­му сбе­га­ла до­мой еще раз, пе­ре­ры­ла кла­дов­ку в по­ис­ках бре­зен­то­вых ру­ка­виц, остав­ших­ся от по­кой­но­го су­пру­га, все-та­ки на­шла их и вер­ну­лась к га­ра­жам. За это вре­мя кош­ка успе­ла вы­брать­ся из сво­е­го «бун­ке­ра», съесть все мое уго­ще­ние и те­перь тща­тель­но сли­зы­ва­ла с та­рел­ки тво­рож­ные крош­ки. Она бы­ла так по­гло­ще­на этим за­ня­ти­ем, что мне уда­лось неза­мет­но обой­ти ее с ты­ла и схва­тить по­пе­рек ту­ло­ви­ща. Ду­ма­ла, что жи­во­тин­ка нач­нет вы­ры­вать­ся и сно­ва ца­ра­пать­ся, но та, осо­ло­вев от непри­выч­ной сы­то­сти, по­вис­ла у ме­ня в ру­ках тря­поч­кой, без­воль­но све­сив ла­пы. В та­ком «тря­поч­ном» со­сто­я­нии я от­нес­ла ди­кар­ку в квар­ти­ру, вы­мы­ла в та­зу лю­би­мым шам­пу­нем и на­рек­ла Мар­фой — долж­на же я как-то к ней об­ра­щать­ся! Мар­фу­ша ле­ни­во (че­рез не мо­гу) вы­ла­ка­ла ми­соч­ку мо­ло­ка и де­ли­кат­но улег­лась спать на ков­ре, хо­тя со­гнать ее с крес­ла или ди­ва­на ру­ка бы не под­ня­лась.

К но­чи у ме­ня ста­ли сле­зить­ся гла­за, по­явил­ся силь­ный на­сморк, а нос по­крас­нел и раз­бух, как кар­тош­ка. Не нуж­но быть ди­пло­ми­ро­ван­ным вра­чом, что­бы по­нять, что озна­ча­ют эти симп­то­мы. Ал­лер­гию на шерсть — вот что!

На сле­ду­ю­щий день на офис­ном прин­те­ре я рас­пе­ча­та­ла текст: «От­дам лас­ко­вую чи­сто­плот­ную ко­шеч­ку в хо­ро­шие ру­ки. Зво­нить по те­ле­фо­ну...», и по до­ро­ге с ра­бо­ты рас­кле­и­ла па­ру де­сят­ков ли­сточ­ков с этим объ­яв­ле­ни­ем. В квар­ти­ру за­хо­ди­ла с опас­кой — кош­ка ведь ди­кая, к до­маш­ним усло­ви­ям не при­вык­шая. Ма­ло ли, что ей взбре­дет в го­ло­ву? Но Мар­фа дей­стви­тель­но ока­за­лась ак­ку­ра­тист­кой и чи­стю­лей — ни­ка­ких со­рван­ных штор, подран­ной ме­бе­ли и луж на по­лу (сра­зу со­об­ра­зи­ла, что пла­сти­ко­вый ящик с га­зе­той на дне — ее туа­лет). Про­шел день, вто­рой, тре­тий, но на объ­яв­ле­ние ни­кто не от­клик­нул­ся. То­гда я ста­ла при­ста­вать к со­се­дям, в на­деж­де, что кто-то за­хо­чет взять Мар­фу­шу к се­бе. От­ве­ты бы­ли раз­ны­ми: «У ме­ня по­пу­гай­чик жи­вет, бо­юсь, что кош­ка его съест», «Нет, спа­си­бо, у нас ре­бе­нок ма­лень­кий» и т. п. Ли­де­ром сре­ди от­ка­зов стал та­кой: «Мне са­мой на еду не хва­та­ет, ка­кие уж тут до­маш­ние жи­вот­ные».

Меж­ду тем ал­лер­гия про­грес­си­ро­ва­ла. Я по­тра­ти­ла, на­вер­ное, треть зар­пла­ты на раз­ные ан­ти­ги­ста­мин­ные пре­па­ра­ты, но по­мо­га­ли они сла­бо­ва­то. Од­на­ж­ды ве­че­ром в дверь по­зво­ни­ли. На по­ро­ге сто­ял... Сте­па­нов с пя­то­го эта­жа. — Здрав­ствуй­те, Ве­ра Оле­гов­на. Мне двор­ни­чи­ха ска­за­ла, что вы кош­ку при­стра­и­ва­е­те. Я за ней при­шел... Да­вай­те ва­шу ди­кар­ку!

Я вспом­ни­ла, как он гро­зил­ся вы­звать служ­бу по от­ло­ву и от­ре­за­ла:

— Я хо­чу от­дать ее в доб­рые ру­ки. А вам... и та­ра­ка­на не до­ве­ри­ла бы!

— По­че­му? — ото­ро­пел муж­чи­на. — По­то­му что вы жи­во­дер! — я по­пы­та­лась за­крыть дверь, но он не дал:

— Еще один во­прос. Это, — сосед кив­нул на мой дед­мо­ро­зов­ский нос, — ал­лер­гия на шерсть, да? — Не ва­ше де­ло! — ис­хит­рив­шись, я все­та­ки за­хлоп­ну­ла дверь, ис­кренне на­де­ясь, что этот непри­ят­ный тип боль­ше ме­ня не по­бес­по­ко­ит. Но ошиб­лась, он опять за­явил­ся. — Вот, — ска­зал, про­тя­ги­вая мне па­кет. — Что это? — спро­си­ла с опас­кой. — Здесь за­ме­ча­тель­ное ле­кар­ство от ал­лер­гии — мне доч­ка из Аме­ри­ки при­сла­ла. А еще — корм для ва­шей пи­то­ми­цы. И да­вай­те уже ми­рить­ся... Кон­сер­вы Мар­фе по­нра­ви­лись, и она весь ве­чер бла­го­дар­но про­мур­лы­ка­ла на ко­ле­нях Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча. На по­вер­ку ока­за­лось, что сосед во­все не ди­кий, а очень да­же... руч­ной. Мы с ним по­дру­жи­лись, и, быть мо­жет, на­ша друж­ба со вре­ме­нем пе­ре­рас­тет в бо­лее неж­ное чув­ство. По-мо­е­му, все к то­му идет!

Ве­ра, 56 лет

По­сле недву­смыс­лен­ных угроз со­се­да я по­бо­я­лась остав­лять кош­ку во дво­ре

Мои по­пыт­ки при­стро­ить Мар­фу­шу в хо­ро­шие ру­ки, увы, не увен­ча­лись успе­хом

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.