РА­ГУ с му­хо­мо­ра­ми

Эта тра­ги­ко­ми­че­ская ис­то­рия с хеп­пи-эн­дом на­ча­лась с то­го, что нас... про­да­ли но­во­му хо­зя­и­ну.

Uspiehi i Porazenia - - Дела Сердечные - Аль­би­на, 45 лет

Tо есть вла­де­ли­ца про­да­ла свой биз­нес, а кол­лек­тив в ко­ли­че­стве пят­на­дца­ти че­ло­век по­шел, так ска­зать, в ка­че­стве до­вес­ка. В этом ка­фе я тру­ди­лась шеф-по­ва­ром без ма­ло­го две­на­дцать лет, и с На­та­льей Лео­ни­дов­ной (так зва­ли преж­нюю хо­зяй­ку) у нас бы­ло вза­и­мо­по­ни­ма­ние. А вот че­го ждать от но­во­го бос­са, пред­по­ло­жить не мог­ла и рас­пе­ре­жи­ва­лась не на шут­ку. — Ма, ты че­го та­кая кис­лая с ра­бо­ты при­шла? — по­ин­те­ре­со­ва­лась доч­ка-пер­во­курс­ни­ца. — На вас без объ­яв­ле­ния вой­ны ве­ро­лом­но на­па­ла про­грам­ма «Ре­ви­зор»?

— Ес­ли бы, — вздох­ну­ла я, а за­тем по­яс­ни­ла при­чи­ну сво­е­го дур­но­го на­стро­е­ния. — Нас про­да­ли!

— Ска­жи спа­си­бо, что про­да­ли, — бес­печ­но рас­сме­я­лась Ксю­ша. — Мог­ли ведь и в кар­ты про­иг­рать!

— Те­бе все хи­хонь­ки да ха­хань­ки, — бурк­ну­ла сер­ди­то. — А ме­ня те­перь мо­гут тур­нуть под зад ко­ле­ном!

— За что?! — пе­ре­ста­ла улы­бать­ся доч­ка.

— А ни за что. Ес­ли но­вый вла­де­лец за­хо­чет сво­е­го че­ло­веч­ка на мою долж­ность взять, он его возь­мет. И ни­ка­кой страс­бург­ский суд ме­ня не вос­ста­но­вит.

— Да ну, мам, не пе­ре­жи­вай! Ты же у нас су­пер­про­фи! Та­ких по­ва­ров еще по­ис­кать, так что ни­кто те­бя не уво­лит...

— Не факт, — по­ка­ча­ла го­ло­вой. — Во-пер­вых, неза­ме­ни­мых лю­дей нет, а во-вто­рых, но­вая мет­ла все­гда по-но­во­му ме­тет.

По­сле то­го как но­вый хо­зя­ин уво­лил чет­ве­рых со­труд­ни­ков, осталь­ные за­па­ни­ко­ва­ли...

— А ес­ли и так! Ты за пять ми­нут еще луч­шее ме­сто най­дешь, а эта мет­ла пусть се­бе по­том все лок­ти из­гры­зет, что та­ко­го спе­ци­а­ли­ста упу­сти­ла! — Оп­ти­ми­сточ­ка ты моя, — об­ня­ла я Ксе­ню. — В мои со­рок пять, еще и в кри­зис да­же у про­фес­си­о­на­лов бы­ва­ют про­бле­мы с тру­до­устрой­ством. Не ис­клю­че­но, что при­дет­ся ва­рить бор­щи в ка­кой-ни­будь школь­ной сто­лов­ке или ле­пить ва­ре­ни­ки и пель­ме­ни в за­бе­га­лов­ке-на­ли­вай­ке. В доч­ки­ных гла­зах мельк­нул ис­пуг: — Но там же пла­тят ко­пей­ки!

— То-то и оно, — сно­ва вздох­ну­ла. — Це­ны рас­тут, та­ри­фы рас­тут, а тех али­мен­тов, что твой отец пла­тит, нам раз­ве что на кол­гот­ки хва­та­ет. Лад­но, да­вай рань­ше вре­ме­ни не па­ни­ко­вать, мо­жет, все обой­дет­ся... Сле­ду­ю­щий день на­чал­ся со зна­ком­ства с но­вым хо­зя­и­ном. Внешне Сте­пан Ан­дре­евич был вполне сим­па­тич­ным пя­ти­де­ся­ти­лет­ним му­жи­ком — при­вет­ли­вым и оба­я­тель­ным. За­ме­ча­ний он ни­ко­му не де­лал, лишь с неиз­мен­ной доб­ро­же­ла­тель­ной улыб­кой на­блю­дал за ра­бо­той кол­лек­ти­ва. Та­кая тишь да гладь про­дол­жа­лась несколь­ко дней, а по­том этот волк в ове­чьей шку­ре по­ка­зал ис­тин­ное ли­цо. На­ча­лись ре­прес­сии, ко­то­рых все так бо­я­лись. Сна­ча­ла он, об­на­ру­жив на од­ной из ча­шек еле за­мет­ный след от губ­ной по­ма­ды, объ­явил су­до­мой­ке те­те Ду­се стро­гий вы­го­вор и сде­лал «по­след­нее ки­тай­ское пре­ду­пре­жде­ние». За­тем с трес­ком уво­лил од­ну из убор­щиц за то, что недо­ста­точ­но тща­тель­но вы­мы­ла туа­лет. По­ва­ри­ху Настю, ад­ми­ни­стра­то­ра Ли­зу и су-ше­фа То­ли­ка то­же уво­лил, прав­да, без трес­ка, мо­ти­ви­руя это тем, что пред­ше­ствен­ни­ца че­рес­чур раз­ду­ла штат и три че­ло­ве­ка на кухне срав­ни­тель­но неболь­шо­го ка­фе — бо­лее чем до­ста­точ­но. На со­бра­нии из­ряд­но по­ре­дев­ше­го кол­лек­ти­ва по­яс­нил, что пла­тить зар­пла­ту «лиш­ним лю­дям» эко­но­ми­че­ски невы­год­но. За­тем до­ба­вил с ли­це­мер­ной улыб­кой: «А вы мо­же­те по­ка ра­бо­тать спо­кой­но». Это «по­ка» да­мо­кло­вым ме­чом по­вис­ло над каж­дым остав­шим­ся со­труд­ни­ком. Ока­зать­ся оче­ред­ным «лиш­ним» ни­ко­му не хо­те­лось, по­это­му все про­яв­ля­ли чу­де­са тру­до­во­го ге­ро­из­ма. А но­вый босс, меж­ду тем, со­вал свой нос ку­да на­до и ку­да не на­до: «А что пи­шут на­ши кли­ен­ты в кни­ге жа­лоб и пред­ло­же­ний?», «А как дав­но об­нов­ля­лось ме­ню?», «А что это вы за со­ус го­то­ви­те? Ка­кой-то он без­вкус­ный... Мо­жет, немно­го пер­ца­о­гонь­ка до­ба­вить?»... Объ­яс­нять че­ло­ве­ку с тех­ни­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем, что класть пе­рец чи­ли во фран­цуз­ский со­ус «ве­лю­те» — это ку­ли­нар­ное пре­ступ­ле­ние, все рав­но, что ме­тать би­сер пе­ред сви­нья­ми. По­это­му на по­доб­ные со­ве­ты не ре­а­ги­ро­ва­ла — ки­ва­ла, но по­сту­па­ла по-сво­е­му. Но по­ни­ма­ла, что мое непо­слу­ша­ние ра­но или позд­но мо­жет вый­ти ох ка­ким бо­ком... Про­тестные на­стро­е­ния в кол­лек­ти­ве зре­ли не по дням, а по ча­сам. На от­кры­тый бунт по­ка что ни­кто не ре­шал­ся, но за спи­ной хо­зя­и­на вы­ска­зы­ва­лись ак­тив­но.

— Вот за­ну­да! — вор­ча­ла су­до­мой­ка Ири­на Пет­ров­на. — Пред­став­ля­е­те, вче­ра мне за­яв­ля­ет: «Та­рел­ки нуж­но мыть до тех пор, по­ка они не за­скри­пят от чи­сто­ты». У ме­ня от его при­ди­рок ско­ро зу­бы скри­петь нач­нут!

— И жлоб, ка­ких ма­ло! — под­да­ки­вал ей по­вар Ар­тем. — При На­та­лье мож­но бы­ло хоть что-то до­мой в клю­ви­ке уне­сти, а этот цер­бер ка­мер вез­де по­на­ве­шал. Же­на вто­рую неде­лю про­сит ри­зот­то с ли­сич­ка­ми при­го­то­вить. Мне этих ли­си­чек все­го жмень­ка нуж­на, а те­перь при­дет­ся в су­пер­мар­ке­те за­до­ро­го це­лую упа­ков­ку по­ку­пать! — Со­усы он ме­ня бу­дет учить го­то­вить! — под­клю­чи­лась я к раз­го­во­ру, сер­ди­то по­ме­ши­вая в со­тей­ни­ке бе­ша­мель для ла­за­ньи. — Мо­жет, тра­ва­нуть это­го га­да му­хо­мо­ра­ми? По­ме­реть не по­мрет, но хоть па­ру дней не бу­дет за­ме­ча­ни­я­ми до­ста­вать!

— Ага, — хо­хот­нул Ар­тем. — По­то­му как про­ве­дет их в об­ним­ку с уни­та­зом. А бред и гал­лю­ци­на­ции — это ему от нас в ка­че­стве бо­ну­са!

— Ка­кие вы злые! — вос­клик­ну­ла офи­ци­ант­ка Ан­же­ла (мы и не за­ме­ти­ли, как она за­шла на кух­ню). — Сте­пан Ан­дре­ич та­кой за­ме­ча­тель­ный че­ло­ве­ка, а вы его... а вы про него... — Пе­ре­пел­ки с че­че­ви­цей два ра­за го­то­вы, — пе­ре­би­ла я ее страст­ный мо­но­лог. — За­би­рай за­каз и неси в зал, кли­ен­ты уже пол­ча­са ждут!

— Вы при Ан­жел­ке язы­ка­ми по­мень­ше треп­ли­те, — по­со­ве­то­ва­ла муд­рая Пет­ров­на. — По-мо­е­му, она к хо­зя­и­ну неров­но ды­шит.

На­зав­тра босс вы­звал ме­ня к се­бе: — Аль­би­на Иго­рев­на, у нас ка­фе ев­ро­пей­ской кух­ни. А в ме­ню толь­ко Ита­лия и Фран­ция. Я счи­таю, что ку­ли­нар­ную гео­гра­фию нуж­но рас­ши­рить. Вы недель­ку по­ду­май­те над этим пред­ло­же­ни­ем, а по­том пред­ста­ви­те но­вые блю­да мне на де­гу­ста­цию, то есть на утвер­жде­ние. Пред­ло­же­ние не вы­зва­ло у ме­ня вос­тор­га, но на­чаль­ник, как и кли­ент, все­гда прав. По­это­му при­шлось ис­пол­нять. Семь дней я су­ши­ла моз­ги над этой за­да­чей, а по­том при­сту­пи­ла к пре­зен­та­ции. Гре­че­ские су­вла­ки и пор­ту­галь­ская ка­та­пла­на не вы­зва­ли ни­ка­ких на­ре­ка­ний. Но ко­гда я по­нес­ла в ка­би­нет Сте­па­на Ан­дре­еви­ча ра­гу по-цю­рих­ски, сле­дом вбе­жа­ла Ан­же­ла и с ис­тош­ным воп­лем: «Не ешь­те!» смах­ну­ла та­рел­ку со сто­ла.

— Что это бы­ло? — ото­ро­пел босс. — Я сво­и­ми уша­ми слы­ша­ла, как Аль­би­на го­во­ри­ла, что со­би­ра­ет­ся отра­вить вас му­хо­мо­ра­ми, — за­ды­ха­ясь от вол­не­ния, со­об­щи­ла офи­ци­ант­ка. — А здесь... — она ткну­ла паль­цем в куч­ку ра­гу на по­лу, — гри­бы!!!

— Ин­те­рес­но, где зи­мой му­хо­мо­ры взять? — с лю­бо­пыт­ством спро­сил хо­зя­ин. — В су­пер­мар­ке­тах они не про­да­ют­ся. А за­ра­нее су­шить смыс­ла не бы­ло: я ведь толь­ко в де­каб­ре при­шел. — В ра­гу шам­пи­ньо­ны, со­глас­но ре­цеп­ту­ре, — по­крас­нев, за­ве­ри­ла я. — Так что, мне до ле­та мож­но рас­сла­бить­ся? — рас­сме­ял­ся Сте­пан Ан­дре­евич. — Впро­чем, из ва­ших зо­ло­тых рук, Аль­би­на Иго­рев­на, я го­тов и му­хо­мо­ры от­ве­дать. Кста­ти, а что вы де­ла­е­те зав­тра ве­че­ром? Мо­жет, вме­сте в те­атр схо­дим? Или в ки­но... Ан­же­ла, всхлип­нув, пу­лей вы­ле­те­ла из ка­би­не­та, а я по­ня­ла, что ско­рое уволь­не­ние мне, по­хо­же, не гро­зит!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.