Та­кая мама нам по­дой­дет!

Ве­дя Ма­шу к доч­кам на смот­ри­ны, я вол­но­вал­ся, как школь­ник на эк­за­мене.

Uspiehi i Porazenia - - Отцы И Дети -

O дна­ко даль­ше тя­нуть бы­ло неку­да: мы с Ма­ри­ей встре­ча­лись уже тре­тий ме­сяц, и так как пла­ны у ме­ня бы­ли са­мые се­рьез­ные, на­ко­нец ре­шил­ся по­зна­ко­мить ее со сво­и­ми дев­чон­ка­ми.

— Пап, а она кра­си­вая? — спра­ши­ва­ла Со­ня, при­ме­ряя пе­ред зер­ка­лом обо­док с боль­шим крас­ным ма­ком.

— Да, — кив­нул я. Это бы­ло прав­дой: Ма­ша поль­зо­ва­лась сла­вой пер­вой кра­са­ви­цы в на­шей юри­ди­че­ской фир­ме. Бы­ло в ней что-то от ти­пич­ной ари­сто­крат­ки — бле­стя­щие чер­ные во­ло­сы, вы­со­кие ску­лы, хо­ле­ные ру­ки. По­ро­да, в об­щем.

— Глав­ное, что­бы она бы­ла доб­рая, а не кра­си­вая, — вста­ви­ла Кри­сти­на

Уви­дев ее улыб­ку, я удив­лен­но по­ду­мал: «Да она же кра­са­ви­ца! По­че­му не за­ме­чал рань­ше?»

и тут же при­ня­лась по­лу­шу­тя пу­гать млад­шую сест­ру: — А то за­прет те­бя, как злая ведь­ма, в чу­лан и бу­дет кор­мить од­ни­ми жа­ре­ны­ми мы­ша­ми! — Это кто вам та­кую че­пу­ху рас­ска­зы­ва­ет? — на­хму­рил­ся я. — Про жа­ре­ных мы­шей?

— Яся! — рас­плы­лась в улыб­ке Со­неч­ка. — Мы про­сим ее рас­ска­зать что-ни­будь по­страш­нее, и она вы­ду­мы­ва­ет пря­мо на хо­ду!

С тех пор как моя быв­шая су­пру­га уле­те­ла жить к бе­ре­гам Сре­ди­зем­но­го мо­ря со сво­им но­вым му­жем, оста­вив ме­ня и де­тей, за де­воч­ка­ми при­смат­ри­ва­ла ня­ня — Яро­сла­ва. Мне ре­ко­мен­до­ва­ли ее зна­ко­мые, и уже пол­то­ра го­да я не мог на­ра­до­вать­ся де­вуш­ке, да и доч­ки очень при­вя­за­лись к ней. И вот те­перь узнал, что, кро­ме тру­до­лю­бия и от­лич­ных ку­ли­нар­ных спо­соб­но­стей, Яся об­ла­да­ет еще од­ним та­лан­том — со­чи­ни­тель­ством ска­зок.

Зна­ком­ство Ма­ши с де­воч­ка­ми я за­пла­ни­ро­вал на суб­бо­ту: в этот день мы обыч­но втро­ем вы­би­ра­лись в ка­кой­ни­будь раз­вле­ка­тель­ный центр. Упо­вая на пре­крас­ное на­стро­е­ние Кри­сти и Со­ни в пред­вку­ше­нии це­ло­го дня ат­трак­ци­о­нов, я на­де­ял­ся, что они хо­ро­шо при­мут Ма­шу. Но вол­но­вать­ся сто­и­ло не о них...

— Так, на­вер­ное, вы­гля­дит мой пер­со­наль­ный ад, — с кис­лой ми­ной за­яви­ла Ма­ша, ед­ва зай­дя на тер­ри­то­рию иг­ро­во­го ком­плек­са. — За­чем бы­ло встре­чать­ся здесь? Так шум­но... — Дев­чон­кам тут нра­вит­ся, — по­жал пле­чом я. — И да, де­ти во­об­ще до­воль­но шум­ные су­ще­ства.

И впер­вые за пол­го­да зна­ком­ства с Ма­шей за­ду­мал­ся: «Ин­те­рес­но, а по­че­му в трид­цать два го­да у нее нет де­ти­шек?» Пер­вый зво­но­чек тре­вож­но за­зве­нел в мо­ей го­ло­ве. — Это Со­ня, моя млад­шая дочь, а это — Кри­сти­на.

— Сколь­ко те­бе лет? — вме­сто при­вет­ствия спро­си­ла Ма­ша. — Де­вять, — от­ве­ти­ла Кри­стя. — А мне — пять! — ра­дост­но за­во­пи­ла Со­ня и за­пры­га­ла воз­ле Ма­рии. — У-у-у, ка­кая кра­си­вая сум­ка!

Она по­пы­та­лась схва­тить

ру­кой сум­ку, но Ма­ша тут же от­дер­ну­ла ее, от­че­го ма­лыш­ка ед­ва не упа­ла.

— Это «Ша­нель», — за­ши­пе­ла де­вуш­ка. — Она очень до­ро­гая.

Со­ня рас­пла­ка­лась, а Кри­сти­на по­смот­ре­ла на ме­ня и вы­ра­зи­тель­но за­ка­ти­ла гла­за. День был ис­пор­чен. Ска­зать, что я был рас­стро­ен, — не ска­зать ни­че­го. Ма­ша нра­ви­лась мне, но го­раз­до важ­нее, что­бы она нра­ви­лась де­воч­кам. А те по­сле пер­вой встре­чи на­от­рез от­ка­зы­ва­лись ви­деть­ся с ней. Да и са­ма Ма­рия неохот­но про­яв­ля­ла ин­те­рес к мо­им де­тям, од­на­ж­ды ми­мо­хо­дом бро­сив: «Ты их слиш­ком из­ба­ло­вал, Вик­тор... Не каж­дая жен­щи­на со­гла­сит­ся вос­пи­ты­вать та­ких прин­цесс». В кон­це фев­ра­ля, спус­ка­ясь по­сле ра­бо­ты на под­зем­ную пар­ков­ку, я по­скольз­нул­ся и силь­но вы­вих­нул но­гу. «Ре­гу­ляр­ные хо­лод­ные ком­прес­сы, пра­виль­ная фик­са­ция го­ле­но­сто­па и непре­мен­но пол­ный по­кой — как ми­ни­мум на трое су­ток!» — со­об­щил врач. Так на це­лых три ра­бо­чих дня я ока­зал­ся под до­маш­ним аре­стом.

— При­нес­ла вам суп­чи­ку, — Яро­сла­ва за­г­ля­ну­ла в спаль­ню, дер­жа в ру­ках та­рел­ку с ды­мя­щим­ся су­пом.

— Ты не долж­на это­го де­лать, — сму­тил­ся я, но от та­рел­ки шел та­кой сног­сши­ба­тель­ный за­пах, что силь­но упор­ство­вать не стал.

— Что вы, мне не слож­но, — улыб­ну­лась де­вуш­ка. И я вдруг с удив­ле­ни­ем от­ме­тил, что у нее оча­ро­ва­тель­ная улыб­ка. Да и гла­за кра­си­вые... По­че­му же рань­ше это­го не за­ме­чал? Сле­ду­ю­щие два дня неожи­дан­но пре­ис­пол­ни­лись для ме­ня от­кры­ти­я­ми. Остав­ляя до­чек на Ясю, я знал, что с ни­ми все бу­дет в по­ряд­ке, и это­го бы­ло до­ста­точ­но. Но те­перь по­нял, как им хо­ро­шо с ней: на­хо­дясь ря­дом с ня­ней, Кри­сти­на и Со­неч­ка рас­цве­та­ли. Да и са­ма Яро­сла­ва ста­ла для ме­ня сюр­при­зом — рань­ше я ни­ко­гда не об­ра­щал вни­ма­ния, на­сколь­ко она лас­ко­ва, тер­пе­ли­ва, за­бот­ли­ва... И хо­ро­ша со­бой. Да, несо­мнен­но, очень кра­си­вая де­вуш­ка.

На тре­тий день мо­е­го вы­нуж­ден­но­го боль­нич­но­го с ра­бо­ты по­зво­ни­ли и по­про­си­ли в уда­лен­ном ре­жи­ме про­ве­рить важ­ный кон­тракт. Я взял­ся за него по­сле обе­да и про­си­дел до позд­не­го ве­че­ра. Око­ло де­ся­ти, уло­жив де­во­чек спать, Яро­сла­ва за­г­ля­ну­ла в мой ка­би­нет.

— Вик­тор, я уже бу­ду ухо­дить. — Хо­ро­шо, — я уста­ло по­тер гла­за. — Там в хо­ло­диль­ни­ке оста­лось немно­го жа­ре­ной ку­ри­цы... Вы ведь не ужи­на­ли.

— Спа­си­бо, по­ем, — и неожи­дан­но для са­мо­го се­бя пред­ло­жил: — Не хо­чешь вы­пить немно­го ви­на? Де­вуш­ка сле­га по­крас­не­ла и со­вер­шен­но тро­га­тель­но, по-де­ви­чьи опу­сти­ла гла­за.

— Я не про­тив. В тот ве­чер я узнал о Яро­сла­ве боль­ше, чем за пол­то­ра го­да ее ра­бо­ты у нас. Она рас­ска­за­ла, как учи­лась в ме­ди­цин­ском и уже го­то­ви­лась по­сту­пать в ор­ди­на­ту­ру, ко­гда тя­же­ло за­бо­ле­ла ее мать, и де­вуш­ка вы­нуж­де­на бы­ла вер­нуть­ся в род­ной го­род, что­бы уха­жи­вать за ней. Я в оче­ред­ной раз уди­вил­ся то­му, ка­кое боль­шое серд­це у этой хруп­кой де­воч­ки... Про­во­жая до так­си, не вы­дер­жал и по­це­ло­вал Ясю. А но­чью мне при­сни­лось, буд­то мы го­лы­шом плы­вем в чи­стых, про­зрач­ных во­дах ре­ки, ра­дост­но сме­ем­ся и на­блю­да­ем за ры­ба­ми, цвет­ны­ми стай­ка­ми про­но­ся­щи­ми­ся под на­ми. Утром я впер­вые за дол­гое вре­мя проснул­ся со­вер­шен­но счаст­ли­вым. Спу­стя ме­сяц на­ших от­но­ше­ний я пред­ло­жил Ясе пе­ре­ехать к нам, мы ре­ши­ли от­крыть­ся де­воч­кам. Пе­ре­жи­вал, не ста­нут ли они от­но­сить­ся к де­вуш­ке ина­че — опыт с Ма­ри­ей, с ко­то­рой мы рас­ста­лись прак­ти­че­ски сра­зу по­сле зна­ком­ства с до­черь­ми, ока­зал­ся слиш­ком горь­ким. Но ед­ва я от­крыл рот и на­звал имя ня­ни, Кри­стя, сме­ясь, за­яви­ла:

— Мы с Со­ней уже дав­но все по­ня­ли, па! И очень ра­ды за вас. Яся — са­мая хо­ро­шая на све­те, и луч­ше ты вы­брать про­сто не мог!

— Да, па­поч­ка, — кив­ну­ла млад­шая дочь, улы­ба­ясь во весь рот. — Та­кая мама нам по­дой­дет!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.