Как мне жить с этой бо­лью?

Лю­бовь ро­ди­те­лей не га­ран­ти­ру­ет де­тям сча­стье, ино­гда да­же при­чи­няя им боль.

Uspiehi i Porazenia - - Людские Драмы -

не бы­ло уже за со­рок, ко­гда узна­ла, что бе­ре­мен­на. Сна­ча­ла ду­ма­ла, это на­сту­пил ран­ний кли­макс, жа­ле­ла се­бя, пла­ка­ла по но­чам. На­блю­да­ла ис­под­тиш­ка за му­жем, еще та­ким мо­ло­дым, под­тя­ну­тым — лег­кая се­ди­на толь­ко до­ба­ви­ла ему шар­ма. «Уве­дут ведь, — ду­ма­ла с тос­кой. — Му­жи­ки в этом воз­расте ча­сто на­чи­на­ют на­ле­во бе­гать. Что ес­ли и То­ли­ку за­хо­чет­ся взбрык­нуть? Най­дет се­бе мо­ло­дую, а я... Оста­нусь од­на — ста­рая, ни­ко­му не нуж­ная…» По­след­ние го­ды на­ши от­но­ше­ния не то что­бы раз­ла­ди­лись, но ста­ли ка­ки­ми-то блек­лы­ми, ин­диф­фе­рент­ны­ми. Ириш­ка, доч­ка, бы­ла уже по­чти взрос­лая, вы­пуск­ни­ца, и, кро­ме ее пред­сто­я­ще­го по­ступ­ле­ния, об­щих тем у нас с му­жем не бы­ло. От жа­ло­сти к се­бе раз­ры­ва­лось серд­це. По­том за­кра­лось по­до­зре­ние, что это во­все не кли­макс, а еще ху­же — за­бо­ле­ва­ние, ко­то­рое страш­но да­же про­из­не­сти вслух. И вот, ме­ся­ца че­рез три, вко­нец из­ве­дя се­бя на­прас­ны­ми до­мыс­ла­ми, я от­пра­ви­лась-та­ки к вра­чу. По­жи­лая нераз­го­вор­чи­вая ги­не­ко­лог дол­го осмат­ри­ва­ла ме­ня, а за­тем за­яви­ла: — Вам аб­со­лют­но не из-за че­го па­ни­ко­вать! Бе­ре­мен­ность про­те­ка­ет нор­маль­но. Прав­да, учи­ты­вая воз­раст, я бы все-та­ки со­ве­то­ва­ла как мож­но быст­рее стать на учет. «Ди­а­гноз» вра­ча ме­ня про­сто оглу­шил. Ре­бе­нок? В мо­ем воз­расте?! Вот так вне­зап­но жизнь сде­ла­ла кру­той по­во­рот. То­ля был обес­ку­ра­жен не ме­нее мо­е­го: па­ру дней

Я слу­ша­ла учи­тель­ни­цу и не ве­ри­ла сво­им ушам. По­ли­на вы­да­ла за мать Иру? За­чем?

хо­дил за­мкну­тый, мол­ча­ли­вый. Но вско­ре, при­вык­нув к мыс­ли, что во вто­рой раз ста­нет па­па­шей, вос­пря­нул, по­ве­се­лел и окру­жил ме­ня уже под­за­бы­той неж­но­стью и за­бо­той. Мы бы­ли счаст­ли­вы — судь­ба по­ве­ри­ла в на­шу лю­бовь и по­да­ри­ла ре­бен­ка! Ир­ка, ко­то­рой уже стук­ну­ло шест­на­дцать, смот­ре­ла на нас снис­хо­ди­тель­но: «Ну вы да­е­те, пред­ки!» Позд­ний ре­бе­нок стал лю­би­мым. Ири­ша по­ня­ла нас и не оби­жа­лась, тем бо­лее что ей бы­ло не до то­го — в ее соб­ствен­ную жизнь вхо­ди­ла пер­вая боль­шая лю­бовь. По­лин­ка рос­ла здо­ро­вень­кой и и рез­вой. Все, че­го по мо­ло­до­сти мы недо­да­ли стар­шей до­че­ри, воз­ме­сти­ли с лих­вой млад­шей: ба­ло­ва­ли ее и вни­ма­ни­ем, и по­дар­ка­ми.

В пер­вый класс По­лин­ка по­шла в ту же шко­лу, ко­то­рую окон­чи­ла Ироч­ка, — мы жи­ли ря­дом, к то­му же учи­те­ля еще стар­шую пом­ни­ли. Учи­лась она хо­ро­шо, но шко­лу не лю­би­ла. И ко­гда ей ис­пол­ни­лось пят­на­дцать, вдруг за­яви­ла, что хо­чет пе­рей­ти в гу­ма­ни­тар­ный ли­цей. — Во­об­ще-то я уже и до­ку­мен­ты по­да­ла, и со­бе­се­до­ва­ние про­шла! — по­хва­ста­лась она.

— По­стой! Раз­ве без ро­ди­те­лей при­ни­ма­ют? — уди­вил­ся То­ля. — По­че­му без ро­ди­те­лей? — по­крас­не­ла доч­ка. — Со мной Ира хо­ди­ла. Ли­цей ведь со­всем ря­дом с ней на­хо­дит­ся. Я и по­ду­ма­ла, за­чем вас лиш­ний раз на­пря­гать, — и она по­крас­не­ла еще гу­ще.

Ироч­ка к то­му вре­ме­ни уже окон­чи­ла ин­сти­тут, вы­шла за­муж и ро­ди­ла нам вну­ка, Саш­ку. Они с му­жем жи­ли от­дель­но, сни­ма­ли квар­ти­ру на дру­гом кон­це го­ро­да.

— Че­го ж так да­ле­ко шко­лу вы­бра­ла? — за­бес­по­ко­и­лась я. — Не­уже­ли по­бли­же не на­шлось?

— Ка­кая раз­ни­ца? — хмык­ну­ла доч­ка. — Рань­ше вста­вать не про­бле­ма. За­то у Ир­ки ча­ще бы­вать бу­ду.

— Ей сво­их за­бот хва­та­ет, — про­бур­чал То­лик. — А тут ты еще на го­ло­ву сва­лишь­ся!

Но По­лин­ка толь­ко от­мах­ну­лась. С пер­во­го сен­тяб­ря в ли­цее, как во всех шко­лах, на­ча­лись за­ня­тия. Я уже не мог­ла кон­тро­ли­ро­вать дочь, как в млад­ших клас­сах; па­ру раз за­г­ля­ну­ла в днев­ник: оцен­ки хо­ро­шие, за­ме­ча­ний нет — ну и сла­ва бо­гу! — А класс ка­кой? — ин­те­ре­со­ва­лась я. — Учи­те­ля нра­вят­ся?

— Все нор­маль­но, мам, — ту­ман­но от­ве­ча­ла По­ля.

— А по­дру­ги есть?

— Ра­зу­ме­ет­ся, есть: и по­дру­ги, и дру­зья, — от­ве­ча­ла она.

На мой во­прос, от­че­го к нам не при­хо­дят ее од­но­класс­ни­ки, толь­ко от­не­ки­ва­лась: да­ле­ко, мол, ез­дить. Я тай­ком зво­ни­ла стар­шей до­че­ри, рас­спра­ши­ва­ла ее о По­лин­ке: — Ироч­ка, я по­ни­маю, что те­бе и без нее за­бот хва­та­ет, но вы ж там ря­дом! Как у По­ли­ны де­ла в шко­ле, что учи­те­ля го­во­рят — за­шла бы как-то, доч­ка, по­ин­те­ре­со­ва­лась, а? Она-то, вер­ти­хвост­ка, ни­че­го тол­ком нам не рас­ска­зы­ва­ет. А воз­раст — са­ма зна­ешь ка­кой, при­гля­ды­вать на­до. Нам бы са­мим за­ехать, но отец с утра до но­чи на ра­бо­те, уста­ет очень, а я все из бо­ля­чек ни­как вы­брать­ся не мо­гу, — жа­ло­ва­лась ей.

— Все в по­ряд­ке, мама, — успо­ка­и­ва­ла ме­ня Ирин­ка. — Я бы­ла в шко­ле несколь­ко раз: По­лин­ку хва­лят, она у них на хо­ро­шем сче­ту. — Спа­си­бо те­бе, род­ная, что за млад­шей сест­рой при­смат­ри­ва­ешь. На­до бы, ко­неч­но, и са­мой как-ни­будь в шко­лу подъ­е­хать, а то неудоб­но: ре­бе­нок уж ско­ро год как учит­ся, а ро­ди­те­лей в гла­за ни­кто не ви­дел. Ири­на в от­вет про­мол­ча­ла. Насту­пи­ла вес­на. Вы­гля­ну­ло солн­це, с тро­туа­ров со­шел лед — и я за­со­би­ра­лась в но­вый По­лин­кин ли­цей. По до­ро­ге по­па­ла в проб­ку, при­е­ха­ла, ко­гда уро­ки уже за­кон­чи­лись, клас­сы бы­ли пу­стые, но в учи­тель­ской еще тол­пил­ся на­род. — Здрав­ствуй­те, я мама По­ли­ны Дац­ко, — пред­ста­ви­лась. — При­шла вот по­зна­ко­мить­ся с учи­те­ля­ми, класс­ным ру­ко­во­ди­те­лем. Про­сти­те, что с опоз­да­ни­ем, но не су­ди­те стро­го — го­ды мои уже не те… В учи­тель­ской мгно­вен­но насту­пи­ла ти­ши­на. При­сут­ству­ю­щие с ин­те­ре­сом по­вер­ну­ли ко мне го­ло­вы. —Я — класс­ный ру­ко­во­ди­тель По­ли­ны, — вы­сту­пи­ла впе­ред мо­ло­дая свет­ло­во­ло­сая жен­щи­на. — А вы кто — я не со­всем по­ня­ла?

— Мама, — улыб­ну­лась я и про­тя­ну­ла ей ру­ку. — Оль­га Ива­нов­на. Учи­тель­ни­ца недо­умен­но вздер­ну­ла бро­ви и взя­ла ме­ня под ло­коть: — Пой­дем­те в мой ка­би­нет. Это ка­кое-то недо­ра­зу­ме­ние. Я хо­ро­шо зна­ко­ма с По­ли­ной ма­мой — мы по­сто­ян­но под­дер­жи­ва­ем связь, она хо­дит на все со­бра­ния.

— Кто хо­дит?! — ужас­ну­лась я. — Ни­че­го не по­ни­маю: По­ли­ни­на мать я, мо­гу вам и пас­порт по­ка­зать! — за­нерв­ни­ча­ла бы­ло, но вне­зап­но успо­ко­и­лась: — Это вы, на­вер­ное, с на­шей стар­шень­кой, Ироч­кой, сест­рой По­лин­ки, раз­го­ва­ри­ва­ли — она тут ря­дом, по со­сед­ству со шко­лой жи­вет.

— Стран­но…— за­ду­ма­лась класс­ная. — По­ля ведь Ири­ну Сер­ге­ев­ну пред­ста­ви­ла как свою мать. …Вер­нув­шись до­мой, я со сме­хом ста­ла рас­ска­зы­вать му­жу и По­лин­ке о на­шем раз­го­во­ре с класс­ной. Ре­ак­ция По­ли бы­ла неожи­дан­ной. — Ты бы­ла в мо­ей шко­ле? — по­блед­не­ла она, и, сжав ку­ла­ки, вдруг со всей си­лы за­та­ра­ба­ни­ла ими по сто­лу и за­кри­ча­ла: — За­чем?! Кто те­бя про­сил?! Я из-за вас в дру­гую шко­лу пе­ре­шла — по­даль­ше, что­бы вы ме­ня там не до­ста­ли! Ир­ку еле уго­во­ри­ла со­врать — а ты все ис­пор­ти­ла! Ты, как все­гда, все ис­пор­ти­ла!!! — По­ля би­лась в ис­те­ри­ке. — Но по­че­му, до­чень­ка?

— Не­уже­ли ты ни­че­го не по­ни­ма­ешь? Ты ста­рая! Вы с па­пой оба ста­рые! У мо­их по­друг ба­буш­ки и де­душ­ки та­ко­го воз­рас­та, как вы! Стыд ка­кой: из-за вас я да­же дру­зей в дом при­ве­сти не мо­гу! — пла­ка­ла на­взрыд По­ля. — На­до за­пре­тить по­жи­лым иметь де­тей!

Я бо­я­лась за­гля­нуть в ли­цо му­жу. — Что ж, про­сти нас с от­цом, доч­ка, — на­ко­нец вы­да­ви­ла с тру­дом, — про­сти, что да­ли те­бе жизнь…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.