Луч­ше гор мо­жешь быть толь­ко ты!

С юно­сти я за­ни­мал­ся аль­пи­низ­мом и так лю­бил го­ры, что да­же из-за них раз­вел­ся с же­ной...

Uspiehi i Porazenia - - Мужской Взгляд -

Hа­дя с са­мо­го на­ча­ла не одоб­ря­ла мою страсть к ска­ло­ла­за­нию, но тер­пе­ла, по­ка мы бы­ли мо­ло­ды. Вол­но­ва­лась, ко­неч­но, тос­ко­ва­ла, ко­гда я ухо­дил в го­ры.

— И че­го те­бя ту­да так тя­нет? — ны­ла же­на. — Мо­жет, у те­бя там еще од­на лю­би­мая за­ве­лась? Гор­ная ним­фа. — Уга­да­ла! — сме­ял­ся я. — Пом­нишь сло­ва из пес­ни Юрия Виз­бо­ра «Го­ры — это веч­ное сви­да­ние»?

— Пом­ню, — ки­ва­ла она. — А как же мы с доч­кой?

— Ну уж по­ску­чай­те немно­го...

И так каж­дый раз. Ду­мал, она при­вык­нет, но На­дя про­дол­жа­ла вор­чать. — Со­рок лет му­жи­ку, а он все по го­рам ла­зит! Не дай бог со­рвешь­ся! Бро­сай уже свои ска­лы, по­ду­май о нас.

— Но ес­ли мне нра­вит­ся аль­пи­низм, за­чем бро­сать? — спо­рил я.

— Зна­чит, го­ры те­бе до­ро­же се­мьи?! В об­щем, она по­да­ла на раз­вод. Я пси­ха­нул и со­гла­сил­ся... Бы­ло тя­же­ло, осо­бен­но встре­чать­ся с доч­кой: Ка­тя упре­ка­ла ме­ня. На­дя во­об­ще иг­но­ри­ро­ва­ла. По­сте­пен­но я от­да­лил­ся... С тех пор про­шло по­чти чет­верть ве­ка, но я не за­был о том, что у ме­ня ко­гда-то бы­ла се­мья. С Ка­тю­шей со­зва­ни­вал­ся, а На­деж­ду по­сто­ян­но срав­ни­вал с жен­щи­на­ми, из­ред­ка встре­чав­ши­ми­ся на мо­ем пу­ти. И вы­хо­ди­ло, что все они ей в под­мет­ки не го­дят­ся! Я злил­ся: вот при­во­ро­жи­ла! Но что уж те­перь. Оста­ва­лись толь­ко го­ры, и я про­дол­жал за­ни­мать­ся аль­пи­низ­мом. Но с каж­дым го­дом си­лы все убы­ва­ли, слож­ность вос­хож­де­ний при­хо­ди­лось умень­шать. И те­перь я мог ез­дить толь­ко на гор­но­лыж­ные ку­рор­ты, спус­кать­ся с трасс, лю­бо­вать­ся зна­ко­мы­ми и, увы, недо­ступ­ны­ми от­ныне вер­ши­на­ми. Осо­бен­но по­лю­бил од­но та­кое ме­сто, од­на­ж­ды при­гла­сил ту­да дочь.

— А ес­ли мать узна­ет? Я же с ней раз­ве­стись не мо­гу, — рас­сме­я­лась в от­вет Ка­тя. — Нет, па­пу­ля, не по­еду. И не толь­ко из-за ма­мы, но и по дру­гой при­чине: муж не пу­стит.

Я знал, что дочь за­му­жем, ра­до­вал­ся за нее и не хо­тел со­зда­вать про­блем. — Ну то­гда при­ез­жай­те вдво­ем.

— Ой, мы луч­ше на юг! Кста­ти, а ты по­го­ду смот­рел на сво­их трас­сах?

— А че­го ее смот­реть? Мне по­го­да не по­ме­ха.

—А я не хо­чу, что­бы мо­е­го от­ца сне­гом за­ме­ло. Я смот­ре­ла, на вы­бран­ные то­бой да­ты по­го­да так се­бе, а вот неде­лей поз­же — то что на­до. — Лад­но, как ска­жешь...

И я от­пра­вил­ся на гор­но­лыж­ный ку­рорт на неде­лю поз­же, чем со­би­рал­ся из­на­чаль­но. Бо­тин­ки, лы­жи и пра­виль­ную одеж­ду взял с со­бой: не люб­лю про­кат­ных. По­сле пер­во­го, са­мо­го вос­хи­ти­тель­но­го, спус­ка за­шел от­ды­шать­ся в бли­жай­ший бар. — Глинт­вей­на, по­жа­луй­ста, — ска­зал зна­ко­мо­му бар­ме­ну.

И тут уви­дел, что мое лю­би­мое ме­сто за сто­ли­ком у ок­на за­ня­то. При­смот­рел­ся — жен­щи­на, ли­цо зна­ко­мое. И серд­це за­ко­ло­ти­лось так, как ни­ко­гда не спе­ши­ло на са­мой слож­ной трас­се. Это же На­деж­да!..

— При­вет, — про­из­нес я, ста­ра­ясь не вы­дать вол­не­ния. — Не по­ме­шаю? — Ты?! — изу­ми­лась она.

— А что та­ко­го? Это я дол­жен удив­лять­ся. Ты же так не лю­би­ла го­ры, и вдруг встре­чаю те­бя здесь!

Я при­сел на­про­тив, мы раз­го­ва­ри­ва­ли и рас­смат­ри­ва­ли друг дру­га. Ока­зы­ва­ет­ся, На­дя от­ды­ха­ла здесь не пер­вый год. Стран­но, как это мы не пе­ре­се­ка­лись рань­ше...

— А че­го ты ре­ши­ла при­е­хать сю­да? —

На­вер­ное, мне на­до бы­ло от­го­во­рить На­дю от та­ко­го ре­ше­ния. Но я пси­ха­нул...

не удер­жав­шись, по­ин­те­ре­со­вал­ся я. — Из лю­бо­пыт­ства... — она усмех­ну­лась. — Долж­на же я бы­ла узнать, чем те­бя так пле­ни­ли эти го­ры. Хо­тел спро­сить: «Ну и как, узна­ла?», но по­нял, что не хо­чу иро­ни­зи­ро­вать. И неожи­дан­но по­чув­ство­вал, что эта жен­щи­на мне очень-очень до­ро­га, что ужас­но жаль про­шед­ших лет. Встре­тить­ся че­рез столь­ко вре­ме­ни и от­толк­нуть ее от се­бя неосто­рож­ной фра­зой? Нет уж!

— Что за­ка­зать? Мож­но уго­щу те­бя? И во­об­ще, да­вай по­об­ща­ем­ся. Я... Я очень со­ску­чил­ся.

На­дя вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня. Ко­неч­но, она из­ме­ни­лась, но оста­ва­лась та­кой же кра­си­вой. Или мне так ка­за­лось, но не все ли рав­но? Мы про­си­де­ли в ба­ре несколь­ко ча­сов, вспо­ми­ная мо­ло­дость и об­щих дру­зей. Я рас­спра­ши­вал о вну­ке, На­дя — о мо­ей жиз­ни.

На сле­ду­ю­щий день я до­ждал­ся ее у подъ­ем­ни­ка. Ко­гда спус­ка­лись, я уди­вил­ся то­му, что бо­юсь за нее.

— Ты был прав, — при­зна­лась На­деж­да поз­же, — го­ры гип­но­ти­зи­ру­ют и не от­пус­ка­ют. Они пре­крас­ны.

— По­че­му то­гда не по­зво­ни­ла?

— Не име­ло смыс­ла. Ка­тю­ша ска­за­ла, что у те­бя кто-то есть.

— Да, слу­чи­лась там од­на, но... Ни с кем мне не хо­те­лось жить, как с то­бой. За­во­дить се­мью.

Она про­мол­ча­ла.

Ве­че­ром я по­зво­нил Ка­те.

— При­вет, хит­рю­га! Признай­ся, ты на­роч­но это ор­га­ни­зо­ва­ла?

Она за­хи­хи­ка­ла.

— И что, оби­дишь­ся те­перь на ме­ня? — На­обо­рот! Рас­це­лую при встре­че. Я дол­го хо­дил, ду­мал и все же ре­шил­ся прий­ти в На­день­кин но­мер. По пу­ти ку­пил бу­тыл­ку шам­пан­ско­го. — У те­бя празд­ник? — спро­си­ла она, от­крыв дверь.

— Да. Я встре­тил жен­щи­ну, ко­то­рую счи­тал без­воз­врат­но по­те­рян­ной. И хо­чу при­знать­ся ей в люб­ви.

— Ого! — На­дя лу­ка­во при­щу­ри­лась. — Не смей­ся, я се­рьез­но... В об­щем, луч­ше гор мо­жешь быть толь­ко ты! И ес­ли со­гла­сишь­ся, что­бы мы опять... — Я по­ду­маю. От­крой шам­пан­ское...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.