Жизнь да­на нам для сча­стья

Я уже по­ста­ви­ла крест на сво­ей лич­ной жиз­ни. Ну не скла­ды­ва­лись у ме­ня от­но­ше­ния с муж­чи­на­ми...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

ер­вый, Игорь, ока­зал­ся без­дель­ни­ком. Ра­бо­тал сут­ки че­рез двое, в осталь­ное время ле­жал на ди­ване, пил пи­во и жрал чип­сы. Вто­рой, Мак­сим, был до ужа­са рев­ни­вым и не раз­ре­шал мне об­щать­ся да­же с быв­ши­ми од­но­класс­ни­ка­ми на сай­тах. Ну а Ни­ки­та... То­го устра­и­ва­ло жить на два фрон­та: и с же­ной, и со мной.

А я хо­те­ла иметь се­мью, ре­бен­ка...

В об­щем, с Ни­ки­той то­же рас­ста­лась. И, мо­жет, впа­ла бы в де­прес­сию, но тут дру­зья мо­их ро­ди­те­лей ре­ши­ли вы­ехать на ПМЖ в Из­ра­иль и пред­ло­жи­ли мне вы­ку­пить у них ка­фе. Недол­го ду­мая, со­гла­си­лась. За­ня­ла де­нег, немно­го под­бро­си­ли ма­ма с па­пой, и при­ня­лась за ра­бо­ту: за­те­я­ла ре­монт, за­ку­пи­ла но­вую ме­бель и по­су­ду, об­но­ви­ла ас­сор­ти­мент.

И моя «Сказ­ка» за­жи­ла но­вой жиз­нью. Ко­неч­но, при­хо­ди­лось вка­лы­вать от рас­све­та до за-

ка­та и на­обо­рот. Но я, как го­во­рит­ся, бы­ла в сво­ей сти­хии: за­ни­ма­лась и бух­гал­те­ри­ей, и по­став­ка­ми, и за при­лав­ком сто­я­ла, и обя­зан­но­сти управ­ля­ю­щей вы­пол­ня­ла. За­об­лач­ных до­хо­дов за­ве­де­ние не при­но­си­ло, но с каж­дым днем обо­ро­ты уве­ли­чи­ва­лись. Ни ми­ну­ты сво­бод­но­го вре­ме­ни! Все нуж­но успеть, ор­га­ни­зо­вать, сде­лать. Ку­да уж тут до лич­ной жиз­ни... Как-то в обе­ден­ный пе­ре­рыв в зал вле­те­ла стай­ка мо­ло­дых лю­дей. Пар­ни за­ка­за­ли ко­фе, го­ря­чие бу­тер­бро­ды и пи­рож­ные.

—А у вас тут непло­хо! — ухо­дя, ска­зал один из них. — И це­ны вполне при­ем­ле­мые, и вкус­но. Нуж­но бу­дет по­ча­ще за­гля­ды­вать.

— При­хо­ди­те, все­гда ра­ды! — с улыб­кой от­ве­ти­ла ему, по­том взгля­ну­ла в гла­за и… про­па­ла.

С тех пор мо­ло­дой че­ло­век стал за­все­гда­та­ем на­ше­го ка­фе. Каж­дый раз са­дил­ся за один и тот же сто­лик, за­ка­зы­вал ко­фе и гип­но­ти­зи­ро­вал ме­ня взгля­дом. А я внут­ренне та­я­ла, но ста­ра­лась не по­ка­зы­вать это. «Не вы­ду­мы­вай! Он со­всем еще маль­чиш­ка!» — убеж­да­ла се­бя, но еже­днев­но с за­ми­ра­ни­ем серд­ца ожи­да­ла его при­хо­да. Со вре­ме­нем мы пе­ре­шли на «ты», а од­на­ж­ды Сла­ва при­гла­сил ме­ня на ужин. Ве­чер был пре­крас­ный, мы раз­го­ва­ри­ва­ли обо всем так, слов­но зна­ли друг дру­га всю жизнь.

А по­том ста­ли встре­чать­ся втайне от всех, ведь на каж­дый ро­ток не на­ки­нешь пла­ток, а раз­ни­ца в воз­расте меж­ду на­ми нема­лая — де­вять лет... Ни­ко­гда в об­ще­стве муж­чи­ны не чув­ство­ва­ла се­бя так хо­ро­шо. Я лю­би­ла его го­лос и улыб­ку. Сла­ва жил с ма­те­рью и ча­сто оста­вал­ся у ме­ня на ночь. Раз­го­во­ры о сов­мест­ном бу­ду­щем ста­ра­лась об­хо­дить. Ведь это дол­жен был быть толь­ко ро­ман, не боль­ше. Я пре­крас­но пом­ни­ла о сво­ем воз­расте. «Пусть хоть немно­го, но по­бу­ду счаст­ли­вой!» — ду­ма­ла и се­то­ва­ла на то, что так ра­но ро­ди­лась. Бы­ла уве­ре­на: рас­ста­ва­ние со Сла­вой неиз­беж­но. И вдруг...

— Хо­чу, чтоб ты ста­ла мо­ей же­ной! — вол­ну­ясь, ска­зал лю­би­мый и про­тя­нул мне ма­лень­кое зо­ло­тое ко­леч­ко. — С ума со­шел! — ах­ну­ла я. — Ты за­был, сколь­ко мне лет?

— Ка­кая раз­ни­ца? Мы лю­бим друг дру­га. И это глав­ное.

— Сла­вуш­ка, а ты не по­ду­мал, как на это от­ре­а­ги­ру­ет твоя ма­ма? Что ска­жут лю­ди? Нас все осу­дят! — По­го­во­рят и пе­ре­ста­нут, — от­мах­нул­ся он. — И ма­ма… пе­ре­жи­вет. В тот ве­чер я ни­че­го ему не от­ве­ти­ла. А на сле­ду­ю­щий день в кон­це ра­бо­че­го дня на по­ро­ге ка­фе по­яви­лась по­жи­лая ухо­жен­ная жен­щи­на: — Доб­рый день. Вы На­та­лья?

— Да... — по спине неволь­но про­бе­жал непри­ят­ный хо­ло­док. — Что ж, бу­дем зна­ко­мы, я — мать Ми­ро­сла­ва, — без улыб­ки пред­ста­ви­лась она. — Нач­ну сра­зу, без оби­ня­ков. Ми­лоч­ка, вы хоть по­ни­ма­е­те, на что тол­ка­е­те мо­е­го маль­чи­ка? Он еще со­всем мо­лод, и у него впе­ре­ди пре­крас­ное бу­ду­щее. А брак с ва­ми мо­жет стать кра­хом всех его на­дежд! Это же ме­за­льянс! Или вам неиз­вест­но та­кое по­ня­тие?

— Кра­са­ви­ца и чу­до­ви­ще, Ба­рыш­ня и Ху­ли­ган, Зо­луш­ка и Принц, Ва­си­ли­са Пре­муд­рая и Ива­нуш­ка Ду­ра­чок, Иван Ца­ре­вич и Ца­рев­на Ля­гуш­ка… Вы это име­е­те в ви­ду?

— Имен­но! Это во всех от­но­ше­ни­ях нерав­ный брак: и в воз­расте — вы стар­ше его на де­вять лет, и в со­ци­аль­ном по­ло­же­нии — кон­ди­тер­ша и мо­ло­дой ас­пи­рант, и в ре­ли­ги­оз­ном ас­пек­те, ведь Ми­ро­слав — по­ляк и ка­то­лик…

— Ну так я мо­гу сме­нить ве­ру и ре­гу­ляр­но мо­лить­ся вме­сте с ним в ко­сте­ле! — не удер­жав­шись, сно­ва съехид­ни­ча­ла я.

Но жен­щи­на и бро­вью не по­ве­ла, толь­ко хо­лод­но усмех­ну­лась. — На­де­юсь, что Гос­подь на­ста­вит мо­е­го сы­на на путь ис­тин­ный! Да и по­че­му вы не ду­ма­е­те о том, что о вас ска­жут лю­ди?

— Как в Би­б­лии: «Не су­ди­те, да не су­ди­мы бу­де­те»? — па­ри­ро­ва­ла я. — А для ме­ня Ми­ро­слав до­ро­же жиз­ни! Не хо­чу вспо­ми­нать весь раз­го­вор и те обид­ные сло­ва, что при­шлось услы­шать. Сва­дьба все же со­сто­я­лась. Прав­да, мать же­ни­ха да­же в загс прий­ти не за­хо­те­ла. До­сад­но, да лад­но. Как-то Сла­ва уехал на несколь­ко недель на ста­жи­ров­ку в дру­гой го­род, а я оста­лась до­ма од­на. Вдруг зво­нок: — На­таш, я це­лый день не мо­гу до­зво­нить­ся ма­ме. Она по­че­му-то не бе­рет труб­ку. Бо­юсь, не слу­чи­лось ли че­го… Схо­ди к ней, по­жа­луй­ста. Пря­мо сей­час. Смо­жешь?

— Но, Сла­ва, ты же зна­ешь, как она ко мне от­но­сит­ся. А ес­ли вы­го­нит? — Не ду­маю... Схо­ди. Про­шу те­бя! Мне с тру­дом уда­лось пе­ре­бо­роть се­бя и пой­ти к све­кро­ви, ко­то­рая не же­ла­ла со мной об­щать­ся. Мне то­же не хо­те­лось это­го де­лать. Но лю­би­мый по­про­сил — зна­чит, на­до! Ока­за­лось, Бро­ни­сла­ва Вац­ла­вов­на слег­ла с вы­со­ким дав­ле­ни­ем, а ее мобильный те­ле­фон, как на­зло, сло­мал­ся. Не мо­гу ска­зать, что она об­ра­до­ва­лась мо­е­му ви­зи­ту, но я пе­ре­бо­ро­ла се­бя: смо­та­лась в ап­те­ку, ку­пи­ла ле­кар­ства, при­го­то­ви­ла по­есть, так как у нее не бы­ло сил да­же за­ва­рить се­бе чай. Ко­гда ей ста­ло немно­го лег­че, жен­щи­на вни­ма­тель­но взгля­ну­ла на мой округ­лив­ший­ся к то­му вре­ме­ни жи­вот и ти­хо спро­си­ла:

— Маль­чик или де­воч­ка?

— Маль­чик, — от­ве­ти­ла я. — Маль­чик… — про­свет­лев ли­цом, по­вто­ри­ла она. — На­та­ша, про­сти. Я те­бя оби­де­ла. И оши­ба­лась… Ми­ро­слав — это все, что у ме­ня есть, и мне ка­за­лось, что он заслу­жи­ва­ет луч­шей су­пру­ги. На­де­юсь, он не ошиб­ся. А те­перь у ме­ня бу­дет еще и внук — про­дол­жа­тель ро­да… Я очень ра­да! С тех пор на­ши от­но­ше­ния на­ла­ди­лись. По­сле рож­де­ния Бро­ни­сла­ва (мы на­зва­ли сы­на в честь ма­мы Сла­вы) я толь­ко семь ме­ся­цев по­бы­ла в де­кре­те. Те­перь каж­дый день мы за­во­зим ма­лы­ша к све­кро­ви, ко­то­рая в нем ду­ши не ча­ет, во­зит­ся и ба­лу­ет, как хо­чет. Но что по­де­ла­ешь, она ба­буш­ка, ей все мож­но.

Я пре­крас­но по­ни­ма­ла, что раз­ни­ца в воз­расте ста­нет про­бле­мой. Но риск­ну­ла Мать Ми­ро­сла­ва не при­шла на на­шу сва­дьбу. Бы­ло обид­но, но я не по­да­ва­ла ви­да...

На­та­лья, 34 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.