Он за­пла­тит за твой по­зор!

Uspiehi i Porazenia - - Содержание - Ли­лия, 40 лет

Че­рез па­ру ме­ся­цев вы­яс­ни­лось, что сест­ри­ца моя бе­ре­мен­на и де­лать аборт вро­де как нель­зя. Вско­ре ро­ди­лась На­таш­ка — сла­ва бо­гу, здо­ро­вень­кая. Лид­ка ре­бен­ка из род­до­ма за­бра­ла под на­шим на­жи­мом: ну и что, что отец дерь­мо, — ре­бе­нок-то в чем ви­но­ват? Ду­ма­ли, се­ст­ра оку­нет­ся в за­бо­ты о ма­лыш­ке и про­стит, за­бу­дет сво­их на­силь­ни­ков. Но ма­те­рин­ский ин­стинкт у Ли­ды так и не раз­вил­ся: она тре­ти­ро­ва­ла дочь по лю­бо­му по­во­ду, ча­сто под­ни­ма­ла на нее ру­ку. По­сле ссо­ры с ма­те­рью На­таш­ка обыч­но к нам бе­жа­ла — жи­ла у нас, по­ка до­ма все стих­нет. В об­щем, с на­шей и бо­жьей по­мо­щью вы­рос­ла На­та­лья — не ху­же дру­гих. Ме­сяц на­зад ее сем­на­дца­ти­ле­тие от­ме­ти­ли. Го­сти со­бра­лись: де­воч­ки, пар­ни ка­кие-то... Шум­но бы­ло, ве­се­ло. Толь­ко се­ст­ра моя весь ве­чер недо­воль­но зу­де­ла:

— У дру­гих де­вок пар­ни как пар­ни. А эта, ку…, на­шла се­бе под стать се­бе: бо­со­та, без­от­цов­щи­на... Кто ее ни по­ма­нит — она идет, ду­ра!

— Да от­стань ты от нее, Ли­да, — уве­ще­ва­ла я сест­ру. — Она ведь из-за те­бя к чу­жим льнет — люб­ви на­сто­я­щей дев­чон­ка от те­бя не ви­де­ла, вот и тя­нет­ся за лас­кой к ко­му по­па­ло. Бы­ла б ты с ней по­мяг­че — мо­жет, и она бы то­гда о прин­цах меч­та­ла. На­таш­кин па­рень, Юрик, мне то­же не слиш­ком нра­вил­ся: во-пер­вых, стар­ше ее лет на де­сять, бо­ся­ко­ва­тый ка­кой-то и се­бе на уме. От­ку­да он взял­ся у нас в рай­оне и чем за­ни­ма­ет­ся — ни­кто тол­ком не знал, да­же са­ма На­таш­ка. К ней он от­но­сил­ся снис­хо­ди­тель­но, а нас с Лид­кой по воз­мож­но­сти из­бе­гал. «Мо­жет, с Юри­ком, дай бог, раз­бе­жа­лись», — по­на­ча­лу га­да­ла я, слу­шая На­таш­кин ле­пет.

— Толь­ко не го­во­ри ей, Ли­леч­ка, — всхли­пы­ва­ла пле­мяш­ка пря­мо мне в ухо. — Она ведь сей­час у те­бя? — Да, ма­ма у ме­ня, си­дит за сто­лом с дру­ги­ми го­стя­ми. Ты ска­жешь, на­ко­нец, что про­изо­шло?

— При­ез­жай, Ли­леч­ка, сроч­но при­ез­жай, — го­лос Нат­ки сры­вал­ся от ры­да­ний. — Толь­ко ей ни­че­го не го­во­ри, лад­но?! Она убьет ме­ня!.. Я са­ма се­бя убью, ес­ли ты не при­е­дешь! По­няв, что слу­чи­лось что-то ужас­ное, я кое-как рас­шар­ка­лась пе­ред го­стя­ми — про­бле­мы, мол, на ра­бо­те, сроч­ный вы­зов; Лид­ке ве­ле­ла всех раз­вле­кать, а са­ма рва­ну­ла на дру­гой ко­нец го­ро­да к пле­мян­ни­це. На­таш­ка си­де­ла на по­лу ду­ше­вой кабины — мо­к­рая, в разо­рван­ном пла­тье, с за­плыв­шим гла­зом и рас­пух­шим от слез и по­бо­ев ли­цом, из­под нее к сто­ку тя­ну­лась то­нень­кая крас­но­ва­тая струй­ка.

Ужас по­лых­нул по серд­цу.

— Кто?.. — про­си­пе­ла я. — Юрик? — Я не ви­но­ва­та, Ли­леч­ка, — за­ле­пе­та­ла она, сло­жив на гру­ди ру­ки, — кля­нусь, я не хо­те­ла... А он на­чал бить... — Нат­ка су­до­рож­но сглот­ну­ла. «Вот па­даль, как он по­смел со­тво­рить с ней та­кое?! Не­уже­ли и с ней, как с Лид­кой? По­че­му?!» — за­мер на гу­бах крик. Я зна­ла, что де­воч­ку нель­зя пу­гать, по­это­му про­сто по­мог­ла ей под­нять­ся, за­вер­ну­ла в про­сты­ню и спро­си­ла как мож­но спо­кой­нее: — Кровь дав­но идет? Боль силь­ная? — Нет, — неожи­дан­но успо­ко­и­лась она. — Сна­ча­ла бо­ле­ло, а те­перь про­шло, — На­та­ша шеп­та­ла, та­ра­ща на ме­ня обе­зу­мев­шие гла­за.

— Все рав­но к вра­чу на­до… Се­год­ня как раз Бо­ри­сыч де­жу­рит, мо­жет, че­рез «ско­рую»… — раз­мыш­ля­ла я вслух. — Ну-ка, иди в ком­на­ту, пе­ре­оде­вай­ся да­вай, а я при­бе­ру здесь по­ка и вы­зо­ву ма­ши­ну… Бед­няж­ка не сдви­ну­лась с ме­ста, не сво­дя с ме­ня глаз.

— На­та­шень­ка, — об­ня­ла я ее, — на­до ехать к вра­чу, детка: вдруг ин­фек­ция ка­кая, внут­рен­ние трав­мы… По­том ко мне по­едем — Лень­ки­на ком­на­та сво­бод­ная, бе­ри сра­зу все свои ве­щи, — я по­ни­ма­ла, что Ли­да дочь при­бить мо­жет. Пле­мяш­ка кив­ну­ла и по­кор­но про­шле­па­ла мок­ры­ми ступ­ня­ми че­рез при­хо­жую в ком­на­ту. Бо­ри­сыч, за­ве­ду­ю­щий ги­не­ко­ло­гии, по­сле осмот­ра вы­про­во­дил На­та­шу в ко­ри­дор.

— По­ка ни­че­го опас­но­го, но де­воч­ку жаль, — ска­зал, сни­мая пер­чат­ки. — Пи­ши­те за­яв­ле­ние в по­ли­цию, Ли­ля. Я дам ме­ди­цин­ское за­клю­че­ние... — За­хо­чет ли она пи­сать? — усо­мни­лась я. — Это ж та­кой по­зор! Там, го­во­рят, так до­ка­пы­ва­ют­ся, та­кие во­про­сы за­да­ют — сте­ны от сты­да го­рят! А тут де­воч­ка! Раз­не­сет­ся по го­ро­ду — все паль­цем ты­кать нач­нут, за спи­ной ши­кать. Вы же зна­е­те, ка­кие у нас лю­ди…

— Ес­ли са­ма рас­ска­жет — не по­сме­ют, — про­бур­чал Бо­ри­сыч. — Пре­ступ­ник дол­жен быть на­ка­зан, Ли­лия, ина­че он и ему по­доб­ные и даль­ше пас­ку­дить бу­дут.

— Да я по­ни­маю, толь­ко как На­таш­ку мне убе­дить? Тут еще и мать ее, Ли­да… Она в юно­сти са­ма по­доб­ное пе­ре­жи­ла. Пря­мо рок ка­кой-то! — Не рок, Ли­ля, а без­на­ка­зан­ность. По­жа­лей­те свою пле­мян­ни­цу: она ли­бо сей­час осво­бо­дить­ся и бу­дет жить даль­ше, ли­бо до са­мой смер­ти бу­дет этот крест нести.

Я вспом­ни­ла Лид­ку — ее за­трав­лен­ный взгляд и за­ис­ки­ва­ю­щий тон пе­ред му­жи­ка­ми: слов­но со­ба­ка по­би­тая. Она так и не выш­ла за­муж, воз­не­на­ви­дев весь свет.

…В по­ли­ции пле­мян­ни­ца дер­жа­лась му­же­ствен­но: от­ве­чая на от­кро­вен­ные во­про­сы, глаз не опус­ка­ла, а, как я учи­ла, смот­ре­ла сле­до­ва­те­лю пря­мо в ли­цо. Тот крях­тел, от­во­ра­чи­вал­ся, то и де­ло из­ви­нял­ся: — Про­сти­те, служ­ба та­кая…

А в кон­це по­жал На­таш­ке ру­ку и по­обе­щал:

— Мо­ло­дец, что при­шла. Он, мер­за­вец, у нас ся­дет, не со­мне­вай­ся… До­ма нас жда­ла Ли­да. Уви­дев мать, На­таш­ка, как в дет­стве, спря­та­лась за мою спи­ну. Но се­ст­ра, сде­лав шаг на­встре­чу до­че­ри, вдруг упа­ла пе­ред ней на ко­ле­ни, как под­ко­шен­ная, и, об­хва­тив ее но­ги, за­ры­да­ла: — Про­сти ме­ня, до­чень­ка! Это я ви­но­ва­та — из-за ме­ня все! Я ко­гда-то стру­си­ла, не ото­мсти­ла обид­чи­кам, а судь­ба — вишь как! — мой дол­жок те­бе вер­ну­ла. А ты не от­сту­пай­ся, доч­ка, слы­шишь — не от­сту­пай­ся: пусть он за­пла­тит за твой по­зор!

Нат­ка си­де­ла на по­лу ду­ше­вой кабины. Мо­к­рая, в разо­рван­ном пла­тье, с рас­пух­шим ли­цом...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.