Сви­да­ние с про­шлым

На­ка­нуне по­езд­ки ше­фа скру­тил ра­ди­ку­лит, по­это­му в ко­ман­ди­ров­ку я по­еха­ла с Ни­ной...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

Hи­че­го се­бе Сан Са­ныч рас­щед­рил­ся! — об­ра­до­ва­но ах­ну­ла Ни­на (кре­а­тив­ный ди­рек­тор на­ше­го агент­ства), за­тас­ки­вая че­мо­дан в ку­пе СВ.

— Это он нас аван­сом про­сти­му­ли­ро­вал, — по­яс­ни­ла я. — Обе­щал, ес­ли до­жмем заказчиков под­пи­сать до­го­вор, то обе по­лу­чим пре­мию в раз­ме­ре двух­ме­сяч­но­го окла­да. — За­ман­чи­во... — одоб­ри­ла она фи­нан­со­вую жерт­вен­ность ше­фа. — Я толь­ко од­но­го не пой­му... Го­род ведь нема­лень­кий, на­вер­ня­ка мест­ные ре­клам­щи­ки име­ют­ся. Так за­чем мы им по­на­до­би­лись? — Ду­маю, обыч­ные пон­ты, — вы­ска­за­ла свое мне­ние. — Что­бы пе­ред кон­ку­рен­та­ми вы­пенд­рить­ся, мол, вот ка­кие мы кру­тые, для ре­кла­мы сво­ей про­дук­ции на­ня­ли сто­лич­ных про­фес­си­о­на­лов. — Мо­жет быть, мо­жет быть... — охот­но со­гла­си­лась с та­ким пред­по­ло­же­ни­ем моя спут­ни­ца — оно яв­но по­льсти­ло ее кре­а­тив­но­му вы­со­че­ству. Да и по­след­няя ре­клам­ная кам­па­ния, ко­то­рую под чут­ким ру­ко­вод­ством Ни­ны про­ве­ли на­ши спе­цы для од­но­го мо­лоч­но­го за­во­ди­ка, по­вы­си­ла его при­быль аж на 19%. С дру­гой сто­ро­ны, с пред­при­я­ти­я­ми та­ко­го уров­ня, как те, ко­то­рых нам бы­ло ве­ле­но «до­жать», на­ше агент­ство еще не ра­бо­та­ло,

по­это­му был риск вер­нуть­ся из ко­ман­ди­ров­ки несо­ло­но хле­бав­ши. Од­на­ко все ока­за­лось на­мно­го лег­че, чем мож­но бы­ло ожи­дать. В первый день нас по­во­ди­ли по це­хам, зна­ко­мя с про­из­вод­ством, по­том мы с юри­стом заказчиков па­ру ча­сов про­си­де­ли над «ры­бой» до­го­во­ра, по­оче­ред­но при­ди­ра­ясь к неко­то­рым пунк­там и пы­та­ясь вы­тор­го­вать каж­дый для сво­ей ком­па­нии наи­бо­лее выгодные усло­вия. Од­на­ко на удив­ле­ние быст­ро при­шли к кон­сен­су­су, и в шесть ве­че­ра то­го же дня кон­тракт был бла­го­по­луч­но под­пи­сал. — Те­перь с чи­стой со­ве­стью — на сво­бо­ду, — об­ра­до­ва­лась Ни­на. — Сей­час по­едем на вок­зал, об­ме­ня­ем би­ле­ты, за­тем смо­та­ем­ся в го­сти­ни­цу за че­мо­да­на­ми и до­мой.

— Две под­ряд но­чи в по­ез­де не пе­ре­жи­ву, — воз­ра­зи­ла я. — Да­вай пе­ре­но­чу­ем в оте­ле, от­дох­нем, вы­спим­ся, зав­тра по­гу­ля­ем по го­ро­ду, а ве­че­ром мож­но и в об­рат­ный путь. Но ге­не­раль­ный ди­рек­тор фир­мы­за­каз­чи­ка внес кор­рек­ти­вы в этот без­упреч­ный план.

— Я хо­тел бы от­празд­но­вать на­ча­ло на­ше­го вза­и­мо­вы­год­но­го со­труд­ни­че­ства, — ска­зал он. — Се­го­дня для всех был тя­же­лый день, а зав­тра ве­че­ром при­гла­шаю вас в ре­сто­ран. Мой во­ди­тель за­едет за ва­ми... От­ка­зы­вать­ся от та­ко­го пред­ло­же­ния бы­ло глу­по и недаль­но­вид­но, по­это­му ре­ши­ли за­дер­жать­ся в чу­жом го­ро­де до сре­ды. ...Ре­сто­ран был по про­вин­ци­аль­но­му па­фос­ным, за­то с от­лич­ной кух­ней. «Об­мыть» под­пи­са­ние кон­трак­та со­бра­лось семь че­ло­век. Три жен­щи­ны — мы с Ни­ной и Зоя Ива­нов­на (глав­бух заказчиков). Муж­чин, со­от­вет­ствен­но, чет­ве­ро — ге­не­раль­ный ди­рек­тор, юрист, глав­ный тех­но­лог и еще один незна­ко­мый па­рень лет трид­ца­ти или чуть стар­ше. Взгля­ды это­го незна­ком­ца ме­ня сму­ща­ли — он непри­лич­но ча­сто и как-то че­рес­чур уж при­сталь­но по­гля­ды­вал в мою сто­ро­ну. Да­же успев­шая слег­ка за­хме­леть Ни­на это за­ме­ти­ла. Толк­ну­ла ме­ня под сто­лом но­гой и шеп­ну­ла в ухо: «Вон тот кра­сав­чик с те­бя про­сто глаз не сво­дит. По-мо­е­му, вот-вот нач­нет кле­ить. Ес­ли за­хо­чешь с ним по­раз­влечь­ся, мо­жешь не бо­ять­ся, что об этом на­ши узна­ют. Я умею хра­нить чу­жие тай­ны!

— У ме­ня муж и ре­бе­нок, — то­же ше­по­том на­пом­ни­ла ей.

— Кры­лыш­ки еще не ре­жут­ся? — пья­нень­ко хи­хик­нув, Ни­на про­ве­ла ла­до­нью по мо­ей спине. — Лич­но я пе­ред та­ким ма­чо не усто­я­ла бы. Узнаю, кто он... — и по­бе­жа­ла до­го­нять глав­бух­шу, ми­ну­той рань­ше ото­шед­шую в дам­скую ком­на­ту. — Все раз­уз­на­ла, — со­об­щи­ла кол­ле­га, вер­нув­шись че­рез па­ру ми­нут. — Это их фи­нан­со­вый ди­рек­тор. Толь­ко се­го­дня вер­нул­ся из от­пус­ка и сра­зу по­пал, как го­во­рит­ся, с ко­раб­ля на бал. Смот­ри, сно­ва те­бя гла­за­ми ест. Го­то­ва по­спо­рить на сто бак­сов, что сей­час нач­нет­ся первый акт пье­сы под на­зва­ни­ем «Со­блаз­не­ние пре­крас­ной юрист­ки!»

Слов­но в под­твер­жде­ние ее слов, незна­ко­мец при­гла­сил ме­ня на та­нец. Мне не хо­те­лось на­стра­и­вать про­тив се­бя фи­нан­со­во­го ди­рек­то­ра, по­это­му по­шла с ним тан­це­вать.

— Сер­гей, — пред­ста­вил­ся па­рень, когда мы вы­шли на танц­пол. — На­та­лья Вла­ди­ми­ров­на, — на­звав­шись по име­ни-от­че­ству, я хо­те­ла сра­зу обо­зна­чить ди­стан­цию: мол, мы — де­ло­вые парт­не­ры и на боль­шее мо­жет не рас­счи­ты­вать.

— Очень при­ят­но, — улыб­нул­ся он. По­том взял мою ру­ку и под­нес ее к ли­цу. «Сей­час по­це­лу­ет», — на­пряг­лась я — та­кая фа­ми­льяр­ность мне со­всем не по­нра­ви­лась. Но Сер­гей це­ло­вать ру­ку не стал — лишь про­вел паль­цем по бу­гор­ку на ла­до­ни. — От­ку­да у вас этот шрам? Шрам был ста­рым, еле за­мет­ным, обыч­но его ни­кто не за­ме­чал. А этот гла­за­стый кра­сав­чик угля­дел... Од­на­ко во­прос был без­обид­ным, и мне да­же врать не при­шлось:

— У ба­буш­ки в се­ле ле­том го­сти­ла, и ме­ня мест­ные ре­бя­та уго­во­ри­ли прыг­нуть в реч­ку с тар­зан­ки, но я в по­след­нюю се­кун­ду ис­пу­га­лась и со­ско­чи­ла на бе­рег. При­зем­ли­лась неудач­но, на чет­ве­рень­ки, а в тра­ве бу­ты­лоч­ный оско­лок ва­лял­ся... — Очень мно­го кро­ви бы­ло, — вдруг за­дум­чи­во про­из­нес Сер­гей. — Мы то­гда все жут­ко пе­ре­пу­га­лись! Я ду­мал у те­бя боль­шой шрам оста­нет­ся. — Что?! Ты то­же... там был?!

— Так ме­ня ро­ди­те­ли в июне все­гда к тет­ке в По­кров­ку от­прав­ля­ли. Те­тя Лю­да у тво­ей ба­буш­ки для ме­ня пар­ное мо­ло­ко бра­ла. Ва­шу ко­ро­ву, ка­жет­ся, Зорь­кой зва­ли...

— Зорь­кой, — под­твер­ди­ла рас­те­ря­но. — А по­че­му я те­бя не пом­ню? — В те­бя все па­ца­ны то­гда влюб­ле­ны бы­ли, да и я то­же. Но был на пол­то­ры го­ло­вы ни­же и на це­лых три го­да млад­ше — вот ты ме­ня и не за­ме­ча­ла... Как во­об­ще твои де­ла? За­му­жем?

— Да. Доч­ке уже де­вять лет.

— А мо­ей На­таш­ке че­ты­ре.

— Да?! Толь­ко не го­во­ри, что на­звал ее в мою честь... — за­сме­я­лась я. — Не ска­жу. Про­сто мне это имя нра­вит­ся. Еще с две­на­дца­ти лет, — улыб­нул­ся он. — А пом­нишь, как мы у Се­ме­ни­хи клуб­ни­ку ты­ри­ли? — Еще бы. На каж­дом ого­ро­де своя бы­ла, а мы на ее гряд­ки ла­за­ли... А пом­нишь, как Шу­рик Пи­ли­пен­ко орал, когда на змею сел?

— Пом­ню. Ду­ма­ли, что га­дю­ка, а ока­за­лось — без­обид­ный ужик. — Се­реж, за­пи­ши мой те­ле­фон и е-мейл. Так хо­чет­ся вспом­нить По­кров­ку в спо­кой­ной об­ста­нов­ке.

— С удо­воль­стви­ем. Дик­туй...

Тут та­нец за­кон­чил­ся, и Сер­гей от­вел ме­ня на ме­сто.

— Да­ла ему свой но­мер те­ле­фо­на? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Ни­на.

— Да­ла. И элек­трон­ный ад­рес. — Ага, зна­чит, охму­рил-та­ки те­бя этот ма­чо! — об­ра­до­ва­лась она. — Лад­но, так и быть, сто бак­сов мо­жешь не от­да­вать, но все рав­но я вы­иг­ра­ла па­ри!

— Не вы­иг­ра­ла, и не охму­рил, — воз­ра­зи­ла я. — Про­сто в дет­стве мы с Се­ре­жей от­ды­ха­ли у род­ствен­ни­ков в од­ном и том же се­ле.

— Ну-ну... — оби­жен­но про­тя­ну­ла Ни­на. Го­то­ва по­клясть­ся, что мо­е­му объ­яс­не­нию она не по­ве­ри­ла.

Уди­ви­тель­но, что Се­ре­жа ме­ня узнал. Не­уже­ли я так ма­ло из­ме­ни­лась за два­дцать лет?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.