Ложь, сме­шан­ная с пер­цем

Меж­ду воз­люб­лен­ным и со­ба­кой я вы­бра­ла со­ба­ку: не толь­ко по­то­му, что она пре­дан­нее, но и по­то­му, что чест­нее...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

остав из шка­фа по­во­док, я на­де­ла туфли и гром­ко по­зва­ла пса:

— Дик, ко мне! По­шли на ули­цу. Гу­лять!

В от­вет мол­ча­ние. С неко­то­рых пор пес стал из­бе­гать на­ших про­гу­лок и неохот­но да­вал на­деть на се­бя ошей­ник. Я вер­ну­лась в ком­на­ту:

— Эй, смот­ри — солн­це за ок­ном, во­ро­ны те­бя ждут, и Бе­лоч­ка уже гу­ля­ет. Бе­лоч­ка — это со­сед­ская пу­де­ли­ха, на ко­то­рую Дик неров­но ды­шит. Услы­шав имя по­друж­ки, он вы­су­нул мор­ду из-под ди­ва­на.

— Ну что ты, ма­лыш? Че­го бо­ишь­ся? Мы вер­нем­ся, — по­обе­ща­ла с улыб­кой, — се­го­дня еще вер­нем­ся…

На са­мом де­ле при­чи­ны та­ко­го по­ве­де­ния со­ба­ки бы­ли мне по­нят­ны. Я со­бра­лась та­ки пе­ре­ехать к Иго­рю, и с Ди­ком на­до бы­ло что-то ре­шать: у мо­е­го пар­ня бы­ла силь­ней­шая ал­лер­гия на шерсть жи­вот­ных. Хо­тя да­же ес­ли бы он был аб­со­лют­но здо­ров, на­ше сов­мест­ное про­жи­ва­ние все рав­но вы­гля­де­ло со­мни­тель­ным: Ди­ку­ша воз­не­на­ви­дел мо­е­го из­бран­ни­ка с пер­вой же ми­ну­ты его по­яв­ле­ния в до­ме.

До сих пор вспо­ми­наю тот день с ужа­сом. Ми­лей­ший пес, поз­во­ля­ю­щий дво­ро­вым де­тям тас­кать его за хвост и ми­ро­лю­би­во об­ню­хи­ва­ю­щий со­сед­ско­го ко­та, вдруг оска­лил пасть на го­стя, за­ры­чал и за­шел­ся в угро­жа­ю­щем лае. Игорь вда­вил­ся в сте­ну, за­тем схва­тил под­вер­нув-

ший­ся под ру­ку зонт и за­мах­нул­ся на со­ба­ку.

— Нет! — за­кри­ча­ла я, бро­са­ясь ему на­пе­ре­рез, и же­сто­кий удар при­шел­ся на мою спи­ну.

Ухва­тив Ди­ка за хол­ку, я от­та­щи­ла его в ком­на­ту. Пес упи­рал­ся, огры­зал­ся, ни за что не же­лая остав­лять ме­ня на­едине с незна­ком­цем. При­шлось за­крыть дверь на ключ. Вер­нув­шись к го­стю, я за­ста­ла его в ужа­са­ю­щем со­сто­я­нии: Игорь бес­пре­стан­но чи­хал, из его глаз ка­ти­лись сле­зы, ли­цо бы­ло крас­ное, слов­но ошпа­рен­ное.

— Что с то­бой? — ис­пу­га­лась я. — Это… мне на­до… на воз­дух, — сры­ва­ю­щим­ся го­ло­сом со­об­щил он. — Сроч­но, — и, со­рвав с ве­шал­ки курт­ку, вы­ско­чил на ули­цу. Поз­же я узна­ла, что его ор­га­низм не пе­ре­но­сит шерсть жи­вот­ных. — Са­мо­му обид­но, — жа­ло­вал­ся Игорь. — Я ведь в дет­стве, как все нор­маль­ные де­ти, меч­тал о со­ба­ке… А те­перь да­же зоо­парк де­ся­той до­ро­гой об­хо­жу, пред­став­ля­ешь? — Бед­нень­кий, — жа­ле­ла я его. Он мне нра­вил­ся. А по срав­не­нию с мо­им преды­ду­щим пар­нем, ко­то­рый рев­но­вал ме­ня да­же к те­ле­граф­ным стол­бам и по лю­бо­му по­во­ду за­ка­ты­вал скан­да­лы, Игорь был про­сто ан­ге­лом: спо­кой­ный, рас­су­ди­тель­ный, он ни­ко­гда не да­вил ав­то­ри­те­том, а все­гда пред­ла­гал мне са­мой при­нять ре­ше­ние. И хо­тя я не все­гда счи­та­ла при­ня­тое ре­ше­ние пра­виль­ным, но от­ка­зать ему бы­ло про­сто невоз­мож­но!

По­сле ин­ци­ден­та с Ди­ком бой­френд в мо­ем до­ме боль­ше по­яв­лял­ся — мне при­хо­ди­лось ез­дить к нему, фак­ти­че­ски раз­ры­ва­ясь меж­ду дву­мя до­ма­ми, дву­мя «лю­бо­вя­ми». И ес­ли мол­ча­ли­вые обид­ки Иго­ря вы­зы­ва­ли у ме­ня лишь нелов­кость, ко­то­рую уда­ва­лось га­сить бур­ной неж­но­стью и без­мер­ной за­бо­той, то по от­но­ше­нию к Ди­ку я чув­ство­ва­ла се­бя на­сто­я­щей пре­да­тель­ни­цей. Как толь­ко пес по­нял, что ему не пе­ре­бо­роть муж­чи­ну, вне­зап­но за­явив­ше­го пра­ва на его хо­зяй­ку, он слов­но за­бо­лел: ма­ло ел, неохот­но гу­лял и со­всем пе­ре­стал ра­до­вать­ся жиз­ни. «Вот умру, — слов­но го­во­ри­ли его гла­за, — и ни­кто обо мне да­же не вспом­нит». Я об­ни­ма­ла Ди­ка за шею — он укла­ды­вал на ме­ня свою шиш­ка­стую го­ло­ву и вы­ра­зи­тель­но взды­хал и по­ску­ли­вал: «Ну за­чем он те­бе? Ведь этот дву­но­гий все рав­но не будет лю­бить те­бя боль­ше, чем я». В та­кие мгно­ве­ния мне хо­те­лось пла­кать. Я по­обе­ща­ла Иго­рю ре­шить про­бле­му — най­ти Ди­ку новых хо­зя­ев — как мож­но ско­рее. Но од­но де­ло обе­щать, а дру­гое — вы­пол­нить обе­щан­ное. Во-пер­вых, не так лег­ко бы­ло най­ти эн­ту­зи­а­стов, го­то­вых при­нять в се­мью взрос­ло­го, когда-то по­до­бран­но­го на ули­це пса (о том, что­бы от­дать Ди­ка в при­ют, не мог­ло быть и ре­чи). А во-вто­рых, я со­зна­тель­но от­тя­ги­ва­ла мо­мент рас­ста­ва­ния — страш­но бы­ло пред­ста­вить, что лю­би­мый мок­рый нос боль­ше ни­ко­гда не ткнет­ся в мою ще­ку, счаст­ли­вый лай не раз­бу­дит утром, не раз­го­нит все бе­ды улыб­чи­вая мор­да со­ба­ки: «Да брось! Все об­ра­зу­ет­ся — глав­ное, что у те­бя есть я!» Но все же на­шел­ся че­ло­век, ко­то­ро­му риск­ну­ла до­ве­рить Ди­ка: мой род­ной дя­дя, скуль­птор по де­ре­ву, по­стро­ив­ший се­бе дом в де­ревне, ма­стер­скую и оди­но­ко жи­ву­щий там, в трид­ца­ти ки­ло­мет­рах от го­ро­да.

— Мы по­ла­дим, да, Дик? — он по­ло­жил свою тяжелую ру­ку со­ба­ке на го­ло­ву. — А Ян­ка будет нас на­ве­щать… И пес неожи­дан­но со­гла­сил­ся: сел у дядь­ки­ных ног, по­ну­ро опу­стив го­ло­ву. У ме­ня от от­ча­я­ния чуть не разо­рва­лось серд­це.

Дя­дя дол­жен был за­брать Ди­ку­шу со дня на день, а по­ка…

Мне уда­лось уго­во­рить пса по­гу­лять — я на­де­ла ошей­ник, и мы вы­шли во двор. Бе­лоч­ка, так и не до­ждав­шись дру­га, ушла до­мой, осто­рож­ные во­ро­ны при ви­де Ди­ка взле­те­ли по­вы­ше. Мой лю­би­мец по-хо­зяй­ски осмат­ри­вал двор, об­хо­дил при­выч­ные ме­ста, об­ню­хи­вал и вя­ло ме­тил уг­лы. Вдруг он под­нял го­ло­ву и на­сто­ро­жил­ся. Я про­сле­ди­ла за его вз­гля­дом, и в кон­це дво­ра, пря­мо под ар­кой, уви­де­ла де­вуш­ку в по­тер­тых джин­сах с пят­ни­стой суч­кой на по­вод­ке. Не успе­ла ах­нуть, как Дик рва­нул к ним. Когда я под­бе­жа­ла, со­ба­ки ми­ро­лю­би­во об­ню­хи­ва­лись, де­вуш­ка пе­ре­ми­на­лась с но­ги на но­гу. — Ни­че­го, пусть иг­ра­ют, — улыб­нув­шись, при­вет­ли­во кив­ну­ла она. — Как ва­ше­го зо­вут?

— Дик, — от­ве­ти­ла я.

— Дик?! — по­че­му-то неска­зан­но об­ра­до­ва­лась незна­ком­ка; по­до­шла бли­же и по­ин­те­ре­со­ва­лась: — А вы, слу­чай­но, не Яни­на?

— Яни­на, — удив­лен­но под­твер­ди­ла я. — А что? Она оки­ну­ла ме­ня оце­ни­ва­ю­щим вз­гля­дом: — Да про­сто мне Игорь рас­ска­зы­вал о вас — я его сест­ра, Карина.

— Хм... По­че­му же мы рань­ше не встре­ча­лись, ес­ли вы сест­ра? — я по­ко­си­лась на пят­ни­стую суч­ку, со­мне­ва­ясь в прав­ди­во­сти ска­зан­но­го де­вуш­кой.

— Про­сто мы очень ред­ко ви­дим­ся с бра­том, я пе­ре­еха­ла по­сле то­го, как… — она за­пну­лась.

— По­сле че­го? Вы поссорились? — К со­жа­ле­нию. Соб­ствен­но, я вас спе­ци­аль­но разыс­ки­ва­ла. Вы ведь со­би­ра­е­тесь из­ба­вить­ся от со­ба­ки, что­бы жить с мо­им бра­том? — До­пу­стим, — на­хму­ри­лась я. — А ва­ше ка­кое де­ло?

— В об­щем-то, ни­ка­ко­го. Ес­ли чест­но, пса жал­ко, — она кив­ну­ла в сто­ро­ну Ди­ка, — да и вас немно­го. Я недо­умен­но вздер­ну­ла бро­ви. — По­ни­ма­е­те, он этот трюк с пер­цем в нос со все­ми про­во­ра­чи­ва­ет… По­это­му и мне при­шлось взять Аль­му и уехать из род­но­го до­ма. Мой бра­тец… — она вдруг сплю­ну­ла и рас­тер­ла но­гой пле­вок, — дерь­мо! И нет у него ни­ка­кой ал­лер­гии — врет он: про­сто с дет­ства нена­ви­дит жи­вот­ных… Я же на­обо­рот — со­бак люб­лю боль­ше, чем лю­дей. А вы? Я су­до­рож­но сглот­ну­ла и по­смот­ре­ла на Ди­ка: «Все об­ра­зу­ет­ся, пес. Глав­ное — что у ме­ня есть ты!»

По­лу­чив мой утвер­ди­тель­ный от­вет, незна­ком­ка по­че­му-то об­ра­до­ва­лась. Я уди­ви­лась...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.