Че­ты­ре дня с чер­те­ня­та­ми

Мои вну­ки – са­мые луч­шие на све­те! Но при­ни­мать их я пред­по­чи­таю в го­мео­па­ти­че­ских до­зах...

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

По­это­му ко­гда доч­ка ска­за­ла, что ку­мо­вья по­да­ри­ли им с су­пру­гом пу­тев­ку в Пра­гу на це­лых че­ты­ре дня, я ис­пы­та­ла дво­я­кие чув­ства — и ра­дость, и ужас од­но­вре­мен­но.

— А кто же оста­нет­ся с детьми? — как мож­но бо­лее рав­но­душ­ным то­ном спро­си­ла, что­бы Ин­на не учу­я­ла мой страх.

— Я ду­ма­ла, что ты, ма­муль, — сде­лав невин­ное ли­цо, со­об­щи­ла она. — У Ви­та­ли­ка отец сей­час в боль­ни­це, так что его ро­ди­те­лям не до вну­ков. Все­го че­ты­ре дня, ма­моч­ка! Неко­то­рые, на­вер­ное, ре­шат, что я худ­шая ба­буш­ка на све­те, раз пу­га­юсь пер­спек­ти­вы по­нян­чить вну­чат ка­ких-то че­ты­ре дня. Но те, кто зна­ет мо­их со­рван­цов, пре­крас­но ме­ня пой­мут — это ведь не де­ти, а су­щие чер­те­ня­та! Ба­та­рей­ки у них не са­дят­ся два­дцать че­ты­ре ча­са в сут­ки: ино­гда ка­жет­ся — раз­ре­ши ре­бя­там не спать, так они бу­дут неде­ля­ми бе­гать и ска­кать, не чув­ствуя ни ма­лей­шей уста­ло­сти. А еще у каж­до­го свое хоб­би. Со­ня, на­при­мер, лю­бит ри­со­вать, а осо­бен­но — паль­чи­ко­вы­ми крас­ка­ми на мо­их шел­ко­вых обо­ях. Ти­мо­ша же уве­рен, что он та­лант­ли­вей­ший му­зы­кант, и каж­дый пред­мет оби­хо­да или мебели пре­вра­ща­ет­ся у него в ин­стру­мент, стру­на­ми на ко­то­ром слу­жат мои на­тя­ну­тые до пре­де­ла нер­вы. Уло­жить вну­ков спать слож­нее, чем за­пу­стить боль­шой ад­рон­ный кол­лай­дер, и хоть в фи­зи­ке я раз­би­ра­юсь чуть ху­же, чем со­всем ни­как, уве­ре­на, что со вто­рой за­да­чей спра­ви­лась бы на­мно­го бы­ст­рее. — Все­го хо­ро­ше­го, мои до­ро­гие! Не ску­чай­те! — по­ма­ха­ла руч­кой дочь и вме­сте с му­жем скры­лась в нед­рах так­си. Их ждал аэро­порт, вол­шеб­ная Пра­га и вкус­ное чеш­ское пи­во, а ме­ня — че­ты­ре дня с чер­те­ня­та­ми. Апо­ка­лип­сис не за­меш­кал­ся и на­чал­ся уже за зав­тра­ком. Со­неч­ка за­яви­ла, что она хо­чет ман­ную ка­шу с ва­ре­ньем, а Ти­мо­фей по­тре­бо­вал ри­со­вую мо­лоч­ную, и по­ка я пы­та­лась на­кор­мить их хоть чем-то, они успе­ли раз­ру­гать­ся, по­ре­веть и за­ля­пать всю кух­ню яб­лоч­ным пю­ре. Ко­гда я по­пы­та­лась де­тей на­ка­зать, ли­шив про­гул­ки, вой под­нял­ся та­кой, что в дверь на­ча­ли ло­мить­ся пе­ре­пу­ган­ные со­се­ди.

— У вас все в по­ряд­ке, По­ли­на Ва­ле­рьев­на? — на по­ро­ге сто­ял Иван, жи­ву­щий эта­жом вы­ше. Я по­чув­ство­ва­ла, что крас­нею: муж­чи­на пе­ре­ехал в наш дом со­всем недав­но, и мне бы­ло неудоб­но при­чи­нять ему бес­по­кой­ство. Я чест­но при­зна­лась, что пы­та­юсь со­вла­дать с вну­ка­ми, но у ме­ня не очень хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся. — Зна­е­те, у ме­ня ведь то­же двое вну­ков, — при­знал­ся Иван. — У стар­шей до­че­ри маль­чиш­ки-близ­не­цы, шкод­ные — жуть! Я толь­ко недав­но на­учил­ся с ни­ми справ­лять­ся. Хо­ти­те, по­мо­гу вам?

Ко­неч­но, я хо­те­ла! При­гла­сив со­се­да в го­сти, по­зна­ко­ми­ла его с ма­лыш­ней, а за­тем услы­ша­ла, как он пред­ла­га­ет им за­пус­кать в пар­ке воз­душ­но­го змея.

— Ой, вы что! — ис­пу­ган­но за­ма­ха­ла ру­ка­ми. — Я во­об­ще бо­юсь вы­во­дить вну­ков даль­ше дет­ской пло­щад­ки — они сра­зу же раз­бе­га­ют­ся в раз­ные сто­ро­ны! Это опас­но!

— Не вол­нуй­тесь, — успо­ко­ил ме­ня Иван. — Га­ран­ти­рую, что им бу­дет так интересно, что и не по­ду­ма­ют ни­ку­да убе­гать.

Он ока­зал­ся прав: Ти­мо­шу и Со­неч­ку так увлек про­цесс за­пус­ка змея,

Уже за зав­тра­ком де­ти на­ча­ли ре­веть — да так, что в две­ри по­зво­нил ис­пу­ган­ный со­сед

что они не от­хо­ди­ли от со­се­да ни на шаг. А по­сле обе­да, вдо­воль на­бе­гав­шись, оба без лиш­них раз­го­во­ров улег­лись спать.

— Дочь го­во­рит, их да­же в са­ди­ке не все­гда мо­гут уло­жить на днев­ной сон, — гля­дя на спя­щих ма­лы­шей и не ве­ря сво­им гла­зам, ска­за­ла я. — Вы про­сто вол­шеб­ник, Иван!

— Я по­ка толь­ко учусь, — доб­ро­душ­но усмех­нул­ся со­сед. — Хо­ти­те, зав­тра сно­ва к вам зай­ду?

— Са­мо со­бой! — вы­па­ли­ла и за­рде­лась. Муж­чи­на был вдов­цом и мог вос­при­нять мой по­спеш­ный от­вет как за­иг­ры­ва­ние. Хо­тя, по прав­де ска­зать, я бы­ла и не про­тив по­ко­кет­ни­чать с ним...

На сле­ду­ю­щий день Иван при­ду­мал мо­им со­рван­цам дру­гое раз­вле­че­ние: най­дя на бал­коне ста­рые ра­кет­ки и во­лан, учил их иг­рать в бад­мин­тон. — Как бы без вас справ­ля­лась, — не мог­ла на­ра­до­вать­ся я. — Оста­вай­тесь у нас на ужин, по­про­бу­е­те мой фир­мен­ный пи­рог с лу­ком и яй­ца­ми. — Мо­жет, пе­рей­дем на «ты»? — пред­ло­жил муж­чи­на.

— С боль­шим удо­воль­стви­ем, — со­гла­си­лась я.

Так, не в по­след­нюю оче­редь бла­го­да­ря Ива­ну, че­ты­ре дня об­ще­ния с вну­ка­ми про­ле­те­ли неза­мет­но. — Ну как ты, ма­муль, не слиш­ком умо­ри­лась с ни­ми? — спро­си­ла Ин­на, вер­нув­шись из Пра­ги.

— Ты зна­ешь, мы пре­крас­но про­ве­ли вре­мя, — при­зна­лась я. — Мне да­же ка­жет­ся, теперь смо­гу за­би­рать их каж­дые вы­ход­ные. Ес­ли вы с Ви­та­ли­ком, ко­неч­но, не про­тив.

— Ого! — уди­ви­лась доч­ка. — Я что­то про­пу­сти­ла?

Она увез­ла ма­лы­шей до­мой, а на сле­ду­ю­щий день ко мне уже по тра­ди­ции за­г­ля­нул со­сед.

— Де­ти вер­ну­лись из Че­хии и за­бра­ли вну­чат, — раз­ве­ла ру­ка­ми я.

— Так я не к де­тям, а к те­бе, — улыб­нул­ся Ва­ня. — Уж боль­но мне вче­ра твой пи­рог по­нра­вил­ся. Най­дет­ся еще ку­со­чек?

Я кив­ну­ла и про се­бя по­ду­ма­ла: ка­жет­ся, мои вну­ки — ни­ка­кие не чер­те­ня­та, а ма­лень­кие ку­пи­до­ны! По­ли­на, 63 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.