Мо­ре, я и сле­ды на пес­ке

Це­лый день на­стро­е­ние бы­ло ху­же неку­да, все ва­ли­лось из рук, а к ве­че­ру я по­ня­ла: все, фи­ни­та. При­е­ха­ли.

Uspiehi i Porazenia - - Содержание -

озвра­ща­лась от ма­те­ри с од­ним лишь же­ла­ни­ем — хоть бы де­ти еще не при­шли с тре­ни­ров­ки! В ма­га­зин­чи­ке у до­ма ку­пи­ла бу­тыл­ку крас­но­го су­хо­го, на кухне дол­го ис­ка­ла што­пор, но не по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ния ни по­сле пер­во­го, ни по­сле вто­ро­го бо­ка­ла. Си­дя у ок­на, всмат­ри­ва­лась в свое от­ра­же­ние, по­дра­ги­ва­ю­щее в сте­ка­ю­щих кап­лях до­ждя.

— Гос­по­ди, в ко­го я пре­вра­ти­лась… Че­рез два ме­ся­ца мне ис­пол­нит­ся все­го трид­цать семь, а я чув­ствую се­бя ста­ру­хой — ли­ня­лой, устав­шей и вы­су­шен­ной, как древ­не­еги­пет­ская му­мия. Где-то на са­мом до­ныш­ке ду­ши еще плес­ка­лись остат­ки сил, но их ед­ва ли хва­тит на то, что­бы про­дол­жать та­щить на се­бе быт, дво­их де­тей и боль­ную мать.

— Как ты? Все в по­ряд­ке? — за­гля­нул Паш­ка. В его боль­ших ка­рих гла­зах — точь-в-точь как у от­ца — бы­ла тре­во­га. — Да, — со­вра­ла я.— Все хо­ро­шо. Пе­ре­оде­вай­тесь с Мак­си­мом, че­рез пол­ча­са при­дет отец и бу­дем ужи­нать.

Ес­ли бы рань­ше кто-то ска­зал, что в трид­цать шесть лет у ме­ня будет двое сы­но­вей, од­но­му из ко­то­рых вот-вот ис­пол­нит­ся шест­на­дцать, рас­сме­я­лась бы в ли­цо это­му фан­та­зе­ру. Но слу­чи­лось имен­но так: по­зна­ко­мив­шись де­сять лет на­зад с Ан­дре­ем, я об­ре­ла му­жа, а вме­сте с ним — его сы­на от пер­во­го бра­ка. Паш­ка стал мне род­ным, я по­лю­би­ла его всей ду­шой, и это не по­ме­ня­лось да­же с рож­де­ни­ем Мак­са, на­ше­го об­ще­го с Ан­дре­ем ре­бен­ка. Те­перь у ме­ня двое слав­ных сы­но­вей, вдвое боль­ше люб­ви, а вме­сте с этим вдвое боль­ше за­бот, тре­вог и пе­ре­жи­ва­ний.

— Ты че­го та­кая смур­ная, Ка­тю­ха? — спро­сил за ужи­ном су­пруг.

— Уста­ла, — глу­хо от­ве­ти­ла.

— От че­го? — ис­кренне уди­вил­ся муж. Вил­ка и нож за­мер­ли в мо­их ру­ках, над сто­лом по­вис­ло зло­ве­щее мол­ча­ние. Я бук­валь­но ви­де­ла, как швы­ряю сто­ло­вые

Мне ста­ло обид­но. Не­уже­ли Андрей и прав­да не по­ни­ма­ет, от­че­го я устаю? Эго­ист! Не­ожи­дан­но я пред­ста­ви­ла, как его силь­ные за­го­ре­лые ру­ки об­ни­ма­ют ме­ня...

при­бо­ры и ору ему в ли­цо: «От че­го?! Се­рьез­но? С утра я от­вез­ла маль­чи­ков в шко­лу, где на ме­ня на­ки­ну­лась био­ло­гич­ка за то, что Макс раз­бил ка­кой-то хре­нов му­ляж на уро­ке. За­тем пол­то­ра ча­са про­сто­я­ла в проб­ке, а по­сле час хо­ди­ла по су­пер­мар­ке­ту, вы­ис­ки­вая ак­ции и скид­ки, по­то­му что день­ги на ис­хо­де, а до тво­ей зар­пла­ты еще неделя! По­том не смог­ла при­пар­ко­вать­ся воз­ле до­ма и та­щи­ла че­ты­ре па­ке­та с про­дук­та­ми два квар­та­ла, как тяг­ло­вая ло­шадь. По­сле это­го го­то­ви­ла обед, за­би­ра­ла де­тей со шко­лы и от­во­зи­ла на тре­ни­ров­ку. Ве­че­ром по­еха­ла к ма­те­ри, ко­то­рая сно­ва жа­ло­ва­лась на но­ги и неод­но­знач­но да­ла по­нять, что я небла­го­дар­ная дочь, так как при­ез­жаю все­го три­жды в неде­лю, а не каж­дый день! И ты спра­ши­ва­ешь, от че­го я уста­ла?! Эго­ист!»

Но вслух толь­ко ска­за­ла:

— Да так, про­сто. Не об­ра­щай вни­ма­ния, — и ре­за­ну­ла ку­ри­ную нож­ку так, что трес­ну­ла кость. Ка­за­лось, та­кой от­вет его вполне устра­и­вал. По­сле ужи­на муж­чи­ны по­шли смот­реть фут­бол, а я оста­лась на­едине с го­рой гряз­ной по­су­ды и, не вы­дер­жав, рас­пла­ка­лась — ти­хонь­ко, тай­ком, буд­то не име­ла пра­ва быть сла­бой.

А но­чью ко мне не­ожи­дан­но при­шло ре­ше­ние. По­ня­ла: не сде­лав это­го, я сло­ма­юсь и уже ни­ко­гда не ста­ну преж­ней.

С утра вста­ла по­рань­ше, при­го­то­ви­ла зав­трак, спеш­но по­ки­да­ла ко­е­ка­кие ве­щи в до­рож­ную сум­ку. — Мож­но за­ре­зер­ви­ро­вать у вас но­мер на од­но­го? — спро­си­ла по те­ле­фо­ну, когда маль­чиш­ки вы­шли из ма­ши­ны и по­то­па­ли к шко­ле. — Ко­неч­но. Да­та при­ез­да? На сколько дней? Вы у нас уже бы­ва­ли?

— Да, раз. Толь­ко очень дав­но… Де­вять лет на­зад.

— Ого, и вправ­ду дав­но. Ну что же, бу­дем ра­ды сно­ва ви­деть вас в на­шем оте­ле, Ка­те­ри­на!

Я по­сла­ла Ан­дрею и ма­ме со­об­ще­ния и пла­ни­ро­ва­ла на пять дней от­клю­чить те­ле­фон, но ед­ва вы­еха­ла за го­род, мо­биль­ный нетер­пе­ли­во за­виб­ри­ро­вал.

— Ка­тя, ты с ума со­шла? — ис­пу­ган­но по­ин­те­ре­со­вал­ся су­пруг. — А кто будет с маль­чиш­ка­ми? У ме­ня го­рит про­ект, са­ма зна­ешь…

— Ес­ли я те­бе нуж­на толь­ко для то­го, что­бы вос­пи­ты­вать де­тей, то лег­ко мо­жешь за­ме­нить ме­ня ня­ней. Но­ме­ра те­ле­фо­нов на хо­ло­диль­ни­ке, — от­ве­ти­ла и на­жа­ла «от­бой». Сле­ду­ю­щей по­зво­ни­ла ма­ма.

— У те­бя со­весть во­об­ще есть?! — сры­ва­ясь на крик, спро­си­ла она. — Ты эго­ист­ка, Ка­тя, без­душ­ная и же­сто­кая! У ме­ня опять разыг­ра­лась миг­рень, боль­ные но­ги, а про­дук­ты по­чти за­кон­чи­лись…

— У те­бя есть еще сын, ма, — на­пом­ни­ла я. — Его зо­вут Олег, и он жи­вет в на­шем го­ро­де. Мо­жет, по­зво­нишь ему? Есть ве­ро­ят­ность, что он ока­жет­ся не та­ким эго­и­стич­ным и без­душ­ным, как я.

До­ро­га мяг­ко ло­жи­лась под ко­ле­са ав­то, из ко­ло­нок до­но­си­лась зна­ко­мая ме­ло­дия по­пу­ляр­ной пе­сен­ки. Я от­клю­чи­ла те­ле­фон, сде­ла­ла ра­дио по­гром­че и вы­дох­ну­ла. Пять дней. Це­лых пять дней! Ма­лень­кий ку­рорт­ный го­ро­док на бе­ре­гу Чер­но­го мо­ря, в ко­то­ром мы с Ан­дре­ем когда-то про­во­ди­ли ме­до­вый ме­сяц, встре­тил ме­ня теп­лым сен­тябрь­ским солн­цем, по­лу­пу­сты­ми пля­жа­ми и про­зрач­ны­ми па­у­тин­ка­ми ба­бье­го ле­та, раз­ве­шан­ны­ми на яб­ло­нях в го­сти­нич­ном са­ду. Пер­вый день я от­сы­па­лась, бла­го­по­луч­но про­пу­стив зав­трак и обед, а когда на­ко­нец раз­ле­пи­ла гла­за, в пур­пур­ном мо­ре, ко­лы­шу­щем­ся пря­мо за ок­ном, то­нул рас­ка­лен­ный сол­неч­ный диск.

— У нас се­го­дня ве­че­рин­ка на пля­же, по­свя­щен­ная за­кры­тию се­зо­на, — со­об­щи­ла мо­ло­день­кая ад­ми­ни­стра­тор на ре­сеп­шене, когда я спу­сти­лась. — При­хо­ди­те! Будет жи­вая му­зы­ка и бес­плат­ные кок­тей­ли. — Окей, бу­ду, — улыб­ну­лась в от­вет. Зав­тра мне не на­до вста­вать в пол­седь­мо­го утра, мож­но поз­во­лить се­бе и рас­сла­бить­ся.

Когда я при­шла на пляж, ве­че­рин­ка бы­ла в са­мом раз­га­ре. Хмель­ные па­роч­ки — муж­чи­ны в га­вай­ских ру­баш­ках, де­вуш­ки в яр­ких ку­паль­ни­ках — пы­та­лись изоб­ра­зить на сцене что-то на­по­до­бие тан­ца, что­бы вы­иг­рать в кон­кур­се. По­лу­ча­лось у них не очень, но пуб­ли­ка бы­ла до­воль­на. Вне­зап­но я пой­ма­ла на се­бе взгляд: за сто­ли­ком в уг­лу си­дел незна­ко­мец и при­сталь­но изу­чал ме­ня. Встре­тив­шись со мной взгля­дом, он при­под­нял бо­кал с кок­тей­лем. «Черт, а по­че­му бы и нет?» — по­ду­ма­ла вдруг. — Вы од­на, — кон­ста­ти­ро­вал он, когда я при­се­ла на­про­тив.

— Да.

— Сю­да ред­ко при­ез­жа­ют в оди­ноч­ку. Не хо­ти­те про­гу­лять­ся? Я со­гла­си­лась, и мы по­шли вдоль ли­нии при­боя по тем­но­му пля­жу, осве­щен­но­му лишь лу­ной. Мой новый зна­ко­мый, пред­ста­вив­ший­ся Ста­сом, рас­ска­зал, что мно­го лет при­ез­жал сю­да с же­ной, но три го­да на­зад они раз­ве­лись, и она уеха­ла за гра­ни­цу. Я же при­зна­лась, что до сих пор за­му­жем, но сей­час мы с су­пру­гом пе­ре­жи­ва­ем непро­стые вре­ме­на. — Та­кое бы­ва­ет, — кив­нул Стас и пред­ло­жил: — Не хо­ти­те зай­ти в мой но­мер? У ме­ня при­пря­та­на бу­ты­лоч­ка пор­ту­галь­ско­го ви­на. Я за­дер­жа­ла ды­ха­ние, на се­кун­доч­ку пред­ста­вив, как его силь­ные за­го­ре­лые ру­ки об­ни­ма­ют ме­ня, рас­сте­ги­ва­ют мел­кие пу­гов­ки на мо­ем пла­тье... — Нет, — от­ве­ти­ла чест­но. — Ни­че­го лич­но­го, но нет.

Даль­ше мы шли мол­ча. Уже под­хо­дя к оте­лю, я обер­ну­лась и с улыб­кой ука­за­ла ру­кой Ста­су на це­поч­ку остав­лен­ных на­ми сле­дов на се­реб­ри­стом пес­ке.

— Когда-то мы с му­жем остав­ля­ли та­ким об­ра­зом по­сла­ния друг дру­гу. Тот, кто утром вста­вал пер­вым, шел на пляж и пря­тал­ся меж­ду кам­ней. Вто­рой дол­жен был успеть уви­деть сле­ды, по­ка их не смыл при­бой, и по ним най­ти дру­го­го.

— На­де­юсь, вы по­ми­ри­тесь с су­пру­гом, — ти­хо про­го­во­рил Стас. — Ведь вы до сих пор его лю­би­те. — Да, — кив­ну­ла я и по­чув­ство­ва­ла, как к гла­зам по­до­бра­лись сле­зы. — И то­же на это на­де­юсь... На­зав­тра на мо­ре бу­ше­вал шторм, по­чти все от­ды­ха­ю­щие разъ­е­ха­лись, а я без­вы­лаз­но про­си­де­ла в но­ме­ре. За­то когда вы­шла на про­гул­ку сле­ду­ю­щим утром, ме­ня встре­ти­ло сле­пя­щее солн­це на го­лу­бом, слов­но све­же­вы­мы­том, небе, и в ка­че­стве бо­ну­са — пу­стын­ный пляж.

А еще вне­зап­но уви­де­ла це­поч­ку сле­дов, ве­ду­щих к даль­ним ска­лам. «Нет, это­го не мо­жет быть!» — одер­ну­ла се­бя, но все рав­но по­шла по ним, сле­дуя ка­ко­му-то ше­сто­му чув­ству. Андрей не мог ока­зать­ся здесь, за пол­ты­ся­чи ки­ло­мет­ров от до­ма, ведь у него го­рел про­ект, да и маль­чи­шек он не оста­вит од­них...

Тем не ме­нее он был здесь. Сто­ял в де­сят­ке ша­гов от ме­ня и ку­рил, щу­рясь от солн­ца.

— При­вет, — про­из­нес с улыб­кой, когда я по­до­шла бли­же.

— При­вет…

Я хо­те­ла ска­зать еще что-то, но тут муж лег­ко спрыг­нул с кам­ня, при­влек ме­ня к се­бе и при­жал­ся гу­ба­ми к мо­им гу­бам.

— Су­масшед­ший, — про­шеп­та­ла я, когда мы за­кон­чи­ли це­ло­вать­ся. — Когда ты при­е­хал? С кем маль­чиш­ки? Как ма­ма?..

— Ни о чем не вол­нуй­ся, — улыб­нул­ся Андрей. — Паш­ка уже взрос­лый, он справ­ля­ет­ся с Мак­сом. Прав­да, они оба очень ску­ча­ют по те­бе. С ма­мой я по­го­во­рил, и, на­де­юсь, она все по­ня­ла. Но глав­ное — по­нял я. Из­ви­ни, что не по­мо­гал. Те­перь все будет ина­че…

Он сно­ва по­це­ло­вал ме­ня, а я при­жа­лась к нему со всей си­лы, чув­ствуя, как стре­ми­тель­но уплы­ва­ет из-под ног зем­ля. И в этот мо­мент в ми­ре не су­ще­ство­ва­ло ни­че­го, кро­ме ме­ня, Ан­дрея, шу­ма при­боя и сле­дов на пес­ке, ко­то­рые по­мог­ли мне сно­ва об­ре­сти лю­бовь. И еще — твер­дую уве­рен­ность, что от­ныне все будет хо­ро­шо…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.