На­ша про­дви­ну­тая ба­бу­ля

В тот день муж при­шел с ра­бо­ты, сияя от ра­до­сти...

Uspiehi i Porazenia - - ДЕЛА ЖИТЕЙСКИЕ - Ека­те­ри­на, 22 го­да

Те­бе по­вы­си­ли зар­пла­ту или по­сы­ла­ют в за­гра­нич­ную ко­ман­ди­ров­ку? — ста­ла я га­дать вслух о при­чи­нах его от­лич­но­го на­стро­е­ния. — Луч­ше! — ска­зал лю­би­мый. — К нам моя ба­буш­ка при­ез­жа­ет по­го­стить! Аж на неде­лю! Мы с Леш­кой оба про­вин­ци­а­лы, но учи­лись в Ки­ев­ском уни­вер­си­те­те. Встре­чать­ся ста­ли еще на тре­тьем кур­се, а по­сле окон­ча­ния уче­бы на­шли ра­бо­ту в сто­ли­це, сня­ли «од­нуш­ку» на Бор­ща­гов­ке и ста­ли жить вме­сте. Офи­ци­аль­но по­же­ни­лись пол­го­да на­зад. Сва­дьбу в це­лях эко­но­мии иг­ра­ли в род­ном Леш­ки­ном Хер­соне, но его ба­буш­ка то­гда как раз ле­чи­лась в са­на­то­рии, так что по­зна­ко­мить­ся с ней лич­но у ме­ня еще не бы­ло воз­мож­но­сти. Те­перь бу­дет. И су­дя по ре­ак­ции Ле­ши­ка на при­езд Ма­рии Ни­ко­ла­ев­ны, она долж­на мне по­нра­вить­ся. У ме­ня во­об­ра­же­ние бо­га­тое, по­это­му тут же пред­ста­ви­ла се­бе ма­лень­кую ак­ку­рат­ную ста­руш­ку в бе­лом пла­точ­ке — очень доб­рую, муд­рую и де­ли­кат­ную. Она при­ве­зет нам це­лую тор­бу го­стин­цев (я так и ви­де­ла все эти бан­ки с ва­ре­нья­ми-со­ле­нья­ми, и да­же как буд­то бы по­ве­я­ло чес­ноч­ным аро­ма­том до­маш­ней кол­бас­ки!) По­ка мы с му­жем бу­дем на ра­бо­те, ба­бу­ля, ко­то­рая не при­вык­ла сидеть без де­ла, ста­нет до блес­ка вы­ли­зы­вать на­шу съем­ную квар­тир­ку и го­то­вить нам та­кие обе­ды и ужи­ны, что по­том еще дол­го бу­дем их вспо­ми­нать, ис­те­кая слю­ной. А что­бы

не ме­шать нам, ста­руш­ка так­тич­но по­про­сит по­ста­вить ей рас­кла­душ­ку та кухне. Та­кая вот по­лу­чи­лась идил­ли­че­ская кар­тин­ка.

...В вос­кре­се­нье Ле­шик уехал встре­чать ба­буш­ку на вок­зал, а я ста­ла го­то­вить­ся к при­е­му до­ро­гой го­стьи: по­мы­ла по­лы, вы­тер­ла пыль, при­го­то­ви­ла на зав­трак кра­си­вые бу­тер­бро­ды, укра­сив их ли­сти­ка­ми ба­зи­ли­ка, кру­жоч­ка­ми ре­ди­са и доль­ка­ми по­ми­до­ров.

И вот, на­ко­нец, в за­моч­ной сква­жи­те звя­ка­ет ключ. Бе­гу в при­хо­жую и офи­ге­ваю от уви­ден­но­го. Что-то не в ту степь за­ле­те­ла моя фан­та­зия, по­то­му что пе­ре­до мной сто­ит мо­ло­жа­вая ухо­жен­ная да­ма лет се­ми­де­ся­ти (на­звать ее ста­руш­кой не по­вер­нет­ся язык!), стиль­но оде­тая, с иде­аль­ной при­чес­кой и до­ро­гой, яв­но ав­тор­ской би­жу­те­ри­ей. — Здрав­ствуй­те, Ка­тя, очень ра­да вас ви­деть... — го­во­рит да­ма и цар­ствен­но про­тя­ги­ва­ет мне ру­ку, ко­то­рую я за­чем-то по­жи­маю сра­зу дву­мя ла­до­ня­ми. За­тем та­ким же мо­нар­шим же­стом она сбра­сы­ва­ет с плеч ши­кар­ный плащ (к сча­стью, Леш­ка успе­ва­ет его под­хва­тить и при­стро­ить на ве­шал­ку) по­сле че­го ше­ству­ет в ком­на­ту. Там с ин­те­ре­сом осмат­ри­ва­ет­ся и ин­те­ре­су­ет­ся: — У вас есть на­дув­ной ор­то­пе­ди­че­ский мат­рас?

— У нас толь­ко рас­кла­душ­ка, — рас­те­рян­но бор­мо­чу я.

— На рас­кла­душ­ке вы вдво­ем не по­ме­сти­тесь... — го­во­рит Леш­ки­на ба­бу­ля, и мне ста­но­вит­ся по­нят­но: на на­шем ди­ване она пла­ни­ру­ет спать са­ма. Но мыс­лен­но при­знаю, что это ло­гич­но: по­жи­лые лю­ди в боль­шей ме­ре, чем мо­ло­дежь, нуж­да­ют­ся в ком­фор­те.

— Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на, вы, на­вер­ное, с до­ро­ги про­го­ло­да­лись? — вклю­чаю ра­душ­ную хо­зяй­ку.

— С удо­воль­стви­ем вы­пью ча­шеч­ку зе­ле­но­го чая с ку­соч­ком сы­ра, — от­ве­ча­ет она. — Но сна­ча­ла мне нуж­но кое-что по­смот­реть в Ин­тер­не­те и сде­лать один те­ле­фон­ный зво­нок... — Ба, вклю­чить те­бе но­ут­бук? — спра­ши­ва­ет Ле­шик.

— Не нуж­но, у ме­ня свой га­д­жет, — она до­ста­ет из сум­ки план­шет и быст­ро ищет что-то в нете. За­тем на­би­ра­ет но­мер. Мы с му­жем, что­бы не ме­шать ее раз­го­во­ру, так­тич­но уда­ля­ем­ся на кух­ню...

— Зна­ешь, я твою ба­буш­ку се­бе со­вер­шен­но не та­кой пред­став­ля­ла, — за­дум­чи­во го­во­рю я.

Оче­вид­но, Леш­ку что-то в мо­ем тоне на­сто­ра­жи­ва­ет, по­то­му что он го­ря­чо за­ве­ря­ет: «Она на са­мом де­ле очень класс­ная! Вот узна­ешь ее по­луч­ше и са­ма в этом убе­дишь­ся!» Тут Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на за­хо­дит на кух­ню и со­об­ща­ет, что мат­рас за­ка­за­ла и до се­ми ве­че­ра ку­рьер дол­жен его при­вез­ти. Я при­гла­шаю го­стью к сто­лу. Она оце­ни­ва­ю­ще рас­смат­ри­ва­ет блю­до с бу­тер­бро­да­ми: — Кра­си­во. Но очень вред­но — на ва­шем ме­сте я во­об­ще не по­ку­па­ла бы кол­ба­су — про­из­во­ди­те­ли кла­дут в нее вся­кую дрянь. А в этой вет­чине сплош­ной хо­ле­сте­рин! Ка­тень­ка, ес­ли мо­же­те, при­го­товь­те, по­жа­луй­ста, на обед за­пе­чен­ную ры­бу и от­вар­ную цвет­ную ка­пу­сту...

...Я рав­но­душ­на к ры­бе и с дет­ства тер­петь не мо­гу цвет­ную ка­пу­сту, но за­ко­ны го­сте­при­им­ства, черт бы их по­брал, вы­ну­ди­ли ме­ня пой­ти на та­кую жерт­ву.

Три по­сле­ду­ю­щие дня про­шли под де­ви­зом: «Мол­чи и тер­пи!» Не ска­жу, что жизнь с ба­буш­кой му­жа под од­ной кры­шей пре­вра­ти­лась для ме­ня в ад, но эн­ту­зи­аз­ма она точ­но не вы­зы­ва­ла. Мне не нра­ви­лось, что Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на за­ня­ла сво­и­ми сред­ства­ми для ухо­да за ко­жей всю по­лоч­ку в ван­ной, и я чуть не опоз­да­ла на ра­бо­ту, по­ка ис­ка­ла в этом изоби­лии ба­но­чек, тю­би­ков и фла­ко­нов свой то­наль­ный крем. Мне бы­ло в лом вста­вать в шесть утра, что­бы от­пра­вить­ся на про­беж­ку — в от­ли­чие от му­жа и его ба­бу­ли, ко­то­рые с лег­ко­стью на­ма­ты­ва­ли пять кру­гов во­круг до­ма, мне уже на тре­тьем хо­те­лось при­лечь на трав­ку и уме­реть. Я че­рез си­лу ела при­го- тов­лен­ную Ма­ри­ей Ни­ко­ла­ев­ной, здо­ро­вую, но без­вкус­ную еду (эх, где ва­ре­ни­ки и слад­кие ва­труш­ки, о ко­то­рых гре­зи­ла до ее при­ез­да?) По ве­че­рам ба­буш­ка Ле­ши­ка все вре­мя нас ку­да-то тя­ну­ла — то в те­атр, то на вы­став­ку мод­но­го фо­то­ху­дож­ни­ка, то еще ку­да-ни­будь. А ко­гда од­на­жды я ре­ши­ла взбрык­нуть и за­яви­ла, что уста­ла и хо­чу се­год­ня от­дох­нуть до­ма, Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на ска­за­ла: «Ну, что вы, Ка­тю­ша, как ста­руш­ка. Вот вый­де­те на пен­сию, то­гда и от­дох­не­те», при­чем сло­во «ста­руш­ка» про­зву­ча­ло в этом кон­тек­сте как ру­га­тель­ное. В сре­ду утром мы с му­жем немно­го по­спо­ри­ли, ко­му в обе­ден­ный пе­ре­рыв ид­ти в банк, что­бы опла­тить ком­му­наль­ные. Вот тут ба­буш­ка ме­ня при­ят­но уди­ви­ла:

— Ди­кие лю­ди, — за­сме­я­лась она. — Ска­жи­те но­мер пла­теж­ной кар­ты и я он­лайн пе­ре­чис­лю день­ги... В чет­верг во вре­мя про­беж­ки я на чет­вер­том кру­ге обо­гна­ла Леш­ку. В пят­ни­цу при­шла в бур­ный вос­торг от экс­кур­сии по ве­чер­не­му Ки­е­ву, а по­том не­ожи­дан­но для се­бя по­про­си­ла до­бав­ки овощ­но­го ра­гу. В суб­бо­ту мы по­еха­ли на вок­зал про­во­жать го­стью до­мой. Пе­ред тем, как сесть в ва­гон, она вру­чи­ла мне неболь­шой на­ряд­ный свер­ток: — У вас, Ка­тя, че­рез неде­лю день рож­де­ния, это мой по­да­рок. Толь­ко не от­кры­вай­те его пря­мо сей­час. Я по­це­ло­ва­ла ее в ще­ку и ис­кренне (прав­да-прав­да!) по­про­си­ла при­ез­жать по­ча­ще. Ко­гда по­езд тро­нул­ся, рас­па­ко­ва­ла свер­ток и об­на­ру­жи­ла в нем от­крыт­ку и ко­ро­боч­ку. «Ка­тю­ша, вы — за­ме­ча­тель­ная де­вуш­ка и я счаст­ли­ва, что у ме­ня та­кая вну­ча­тая невест­ка!» — бы­ло на­пи­са­но на от­крыт­ке.

— Обо­жаю на­шу ба­бу­лю! — вос­клик­ну­ла я и... от­кры­ла ко­роб­ку. — Так это же де­ся­тый ай­фон!!! — Ба­бу­ля це­лый год день­ги ко­пи­ла, что­бы те­бе его по­да­рить, — ска­зал Ле­шик, чем до­вел ме­ня до слез...

Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на ока­за­лась со­вер­шен­но не та­кой, ка­кой я се­бе ее пред­став­ля­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.