Ни­кто не по­це­лу­ет так, как я

Се­ре­жа был пред­на­чер­тан мне судь­бой...

Uspiehi i Porazenia - - СОДЕРЖАНИЕ - Вар­ва­ра, 21 год

Так сло­жи­лось, что на­ши ма­мы, бу­дучи со­сед­ка­ми, дру­жи­ли и ро­жа­ли с раз­ни­цей в пять дней. Ко­ро­че, мы с Се­ре­жей бы­ли вме­сте с пе­ле­нок, как го­во­рит­ся, си­де­ли на од­ном горш­ке, но, сколь­ко се­бя пом­ню — все­гда лю­би­ла это­го пар­ня. Ро­ди­те­ли в шут­ку на­зы­ва­ли нас же­ни­хом и неве­стой. Мы про­во­ди­ли очень мно­го вре­ме­ни вме­сте, но ни­ко­гда не на­до­еда­ли друг дру­гу.

— Ку­да со­би­ра­ешь­ся по­сту­пать? — од­на­жды по до­ро­ге в шко­лу спро­сил Сер­гей, ко­гда нам бы­ло по че­тыр­на­дцать лет.

— На жур­фак, — от­ве­ти­ла я. —

Хо­тя па­па со­ве­ту­ет на эко­но­ми­че­ский.

Сам Се­ре­жа хо­тел учить­ся в иня­зе, и я с ужа­сом пред­став­ля­ла, что на­ста­нет вре­мя, ко­гда мы рас­ста­нем­ся. В смыс­ле, пой­дем в раз­ные ву­зы и не бу­дем ви­деть­ся каж­дый день. — Мы ре­ши­ли пе­ре­ве­сти Се­реж­ку ли­цей с язы­ко­вым укло­ном, — услы­ша­ла как-то раз­го­вор на­ших мам на кухне. — Обу­че­ние там неде­ше­вое, но и под­го­тов­ка со­от­вет­ству­ю­щая, — со­об­щи­ла те­тя

Оля. — Не хо­чешь и Ва­рю ту­да пе­ре­ве­сти?

— Ты же зна­ешь, у нас нет де­нег, — от­ве­ти­ла ма­ма. — Ва­ню недав­но со­кра­ти­ли, а по­ка он ищет ра­бо­ту, я од­на все тя­ну.

Ро­ди­те­ли Се­ре­жи име­ли соб­ствен­ный биз­нес. А точ­нее, сра­зу два. Его отец вла­дел ав­то­ма­стер­ской, а ма­ма бы­ла хо­зяй­кой са­ло­на кра­со­ты. В об­щем, Сер­жа пе­ре­ве­ли в ли­цей, а я оста­лась в шко­ле и за­тос­ко­ва­ла. Да­же ста­ла ху­же учить­ся.

— А это что за оцен­ка? — воз­му­тил­ся Се­ре­жа, за­гля­нув как-то в мой днев­ник. — Ты же исто­рию зна­ешь луч­ше всех в клас­се! Что слу­чи­лось? Мы обя­за­ны хо­ро­шо учить­ся, по­сту­пать ско­ро. Хо­чешь ат­те­стат с трой­ка­ми? — Не хо­чу, — вздох­ну­ла я. — Про­сто мне пло­хо без те­бя.

— Так я ж не на Марс уле­тел! Да­вай учеб­ник, вме­сте па­ра­граф про­чи­та­ем, а то еще од­ну трой­ку по­лу­чишь. Я ра­дост­но про­тя­ну­ла ему учеб­ник. А по­том был Се­реж­кин день рож­де­ния. Шест­на­дцать лет. Обыч­но мы празд­но­ва­ли все со­бы­тия вше­сте­ром — ро­ди­те­ли и мы с Сер­жем, но в этот раз он при­гла­сил еще и но­вых од­но­класс­ни­ков. Его се­мья за­ка­за­ла зал в ре­сто­ране. В на­зна­чен­ное вре­мя ста­ли под­тя­ги­вать­ся го­сти, Се­ре­жа встре­чал их у вхо­да, улы­бал­ся, при­ни­мал по­дар­ки. И тут по­яви­лись две кра­сот­ки с бу­ке­том ор­хидей и ко­роб­кой, за­вер­ну­той в яр­кую бу­ма­гу в сер­деч­ках. — Это то, что ты хо­тел, Серж! — за­га­доч­но про­из­нес­ла од­на из них, блон­дин­ка, и по­це­ло­ва­ла его... в гу­бы! — По­здрав­ля­ем. Вто­рая, брю­нет­ка, чмок­ну­ла в ще­ку, оста­вив на ней след губ­ной по­ма­ды. У ме­ня ис­пор­ти­лось на­стро­е­ние. Ду­ма­ла, Се­ре­жа пред­ста­вит ме­ня им как свою де­вуш­ку, но это­го не про­изо­шло. Я си­де­ла, как в во­ду опу­щен­ная. — Ва­рюх, ты че­го ску­ча­ешь? — услы- ша­ла на­ко­нец го­лос име­нин­ни­ка. — Идем тан­це­вать.

Хо­те­ла под­нять­ся и тут услы­ша­ла: — Серж, ну ты ско­ро?! — это кри­ча­ли хо­ром те са­мые кра­сот­ки.

Се­ре­га по­смот­рел на них, по­том на ме­ня, по­том сно­ва на них. Ка­за­лось, он рас­те­рял­ся. Но по­че­му?

— Иди, — спо­кой­но ска­за­ла я. — Мне не скуч­но, про­сто го­ло­ва бо­лит.

С тех пор мы ста­ли ви­деть­ся еще ре­же. И каж­дый раз, ко­гда Сер­гей го­во­рил, не смо­жет пой­ти гу­лять, бы­ла уве­ре­на, что он с ни­ми, с те­ми кра­сот­ка­ми. — А что те­бе по­да­ри­ли од­но­класс­ни­цы? Ну, то­гда, в ре­сто­ране, пом­нишь? — не удер­жав­шись, за­да­ла ему дав­но му­чив­ший ме­ня во­прос.

— Мах­ро­вый ха­лат, — со сме­хом от­ве­тил он. — Да­ша и Ма­ша ска­за­ли, что я по­хож на во­сточ­но­го шей­ха, а зна­чит, дол­жен хо­дить до­ма в ха­ла­те. — А они бы­ва­ют у те­бя до­ма? — на­хму­ри­лась я. — Ну... да, — ка­за­лось, он опять рас­те­рял­ся. — Я им с ма­те­ма­ти­кой по­мог. А че­рез два дня мы слу­чай­но встре­ти­лись в пар­ке. Се­ре­жа и блон­дин­ка шли, взяв­шись за ру­ки, и ве­се­ло бол­та­ли. За­ме­тив ме­ня, де­ви­ца ехид­но улыб­ну­лась, а Серж по­крас­нел. — Ва­рюх, при­вет! — ска­зал, изоб­ра­жая ра­дость. — А мы в ки­но идем. — Яс­но, — бурк­ну­ла, ста­ра­ясь не смот­реть на со­пер­ни­цу. — А я гу­ляю.

— Я по­зво­ню те­бе ве­чер­ком, — по­обе­щал Серж и по­спе­шил уве­сти свою яв­но недо­воль­ную спут­ни­цу. Спу­стя ка­кое-то вре­мя я встре­ти­ла их на сту­пень­ках в подъ­ез­де. Они рас­смат­ри­ва­ли что-то в но­ут­бу­ке и пред­ло­жи­ли мне при­со­еди­нить­ся к ним. Это бы­ли фо­то­гра­фии с ка­ко­го-то пик­ни­ка, где блон­дин­ка бук­валь­но вис­ла на Се­ре­же. По­си­дев с ни­ми две ми­ну­ты я со­сла­лась на за­ня­тость и ушла. Ду­ша раз­ры­ва­лась на ча­сти... Но по­след­ней кап­лей бы­ло то, что, ко­гда я пред­ло­жи­ла Се­ре­же схо­дить на озе­ро, он из­ви­нил­ся и ска­зал, что Да­ша, так зва­ли блон­дин­ку, при­гла­си­ла его на день рож­де­ния.

— Хо­ро­шо те­бе по­ве­се­лить­ся! — по­же­ла­ла ему. А по­том весь ве­чер ры­да­ла. Ну за­чем он по­шел в этот ли­цей?! — Ты что, пла­чешь? — вхо­дя в мою ком­на­ту, спро­си­ла ма­ма. — По­че­му? — Не хо­чу об этом го­во­рить, — от­ве­ти­ла, шмыг­нув но­сом.

— Зря, — при­сев ря­дом, она об­ня­ла ме­ня. — Рас­ска­зы­вай, что про­изо­шло. Поссо­ри­лась с Се­ре­жей?

— Нет, — всхлип­ну­ла я. — Но он ме­ня очень оби­дел. У него те­перь есть Да­ша. Блон­дин­ка. На дне рож­де­ния в ре­сто­ране бы­ла, пом­нишь? — Нет, — трях­ну­ла го­ло­вой она. — И это и есть при­чи­на тво­их слез? — Ко­неч­но. Ведь я люб­лю его. А он ме­ня — нет. Те­перь нет!

— Он те­бе сам об этом ска­зал? — спро­си­ла ма­ма.

— Нет... — я за­пну­лась, — про­сто мы с ним це­ло­ва­лись, а те­перь он це­лу­ет ее, по­ни­ма­ешь? И во­об­ще, от­да­лил­ся. Так что все яс­но без слов!

— С муж­чи­на­ми так бы­ва­ет, — улыб­ну­лась она. — Осо­бен­но по мо­ло­до­сти. Не рас­це­ни­вай это как пре­да­тель­ство. Про­дол­жай об­щать­ся с ним. А ес­ли лю­бишь, то бо­рись за него! Че­рез год мы все окон­чи­ли шко­лу. Да­ша уеха­ла учить­ся за гра­ни­цу. Се­ре­жа по­сту­пил в иняз, а я — на жур­на­ли­сти­ку, как и со­би­ра­лась.

Как-то ве­че­ром Сер­гей без пре­ду­пре­жде­ния при­шел к нам. Я чи­та­ла. — Здрав­ствуй, Се­ре­жа, — услы­ша­ла из при­хо­жей па­пин го­лос. — Да, Ва­ря до­ма. Про­хо­ди.

Спу­стя ми­ну­ту раз­дал­ся стук в дверь. — За­хо­ди, — крик­ну­ла я.

— Не по­ме­шаю? — спро­сил Сер­гей, за­стыв на по­ро­ге. — При­вет! Это те­бе, — он про­тя­нул мне ро­зу. — Я тут по­ду­мал... В об­щем, мы с то­бой дав­но ни­ку­да не хо­ди­ли. Ра­зу­ме­ет­ся, в этом моя ви­на, но, по­верь, я со­ску­чил­ся! — Лад­но, про­еха­ли, — пе­ре­би­ла, по­дой­дя и об­ни­мая его за шею. — Глав­ное, что ты при­шел. Осталь­ное не име­ет зна­че­ния...

Мы же­на­ты уже два ме­ся­ца. Нам не на­до «при­ти­рать­ся» друг к дру­гу, ведь зна­ко­мы еще с пе­ле­нок... Я счаст­ли­ва, а Сер­гей каж­дый день по­вто­ря­ет, что лю­бит ме­ня боль­ше всех в ми­ре.

Мо­же­те пред­ста­вить, ка­ко­во это – ви­деть, как твой па­рень дер­жит за ру­ку дру­гую де­вуш­ку!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.