Де­вуш­ка на рель­сах

Как ча­сто мерт­вые при­хо­дят в этот мир, что­бы спа­сти нас, жи­вых?

Uspiehi i Porazenia - - СОДЕРЖАНИЕ - ГА­ЛИ­НА

Впер­вые в жиз­ни я мо­ли­лась о том, что­бы ско­рее от­клю­чить­ся. Вы­пасть из этой жут­кой ре­аль­но­сти, вы­клю­чить свет, звук, а глав­ное – эту невы­но­си­мую, раз­ди­ра­ю­щую внут­рен­но­сти боль в жи­во­те. – До­воль­на? – про­хри­пел он, брыз­жа слю­ной мне в ли­цо. – До­би­лась, че­го хо­те­ла, мразь? Я по­пы­та­лась сде­лать вид, что по­те­ря­ла со­зна­ние, но он пнул ме­ня но­гой под реб­ра, и я за­сто­на­ла. – Ку­сок дерь­ма, – с пре­зре­ни­ем вы­плю­нул он и, по­ша­ты­ва­ясь, по­брел на кух­ню. – Еще раз уви­жу, ты пря­чешь день­ги, – убью. Под­тя­нув но­ги к жи­во­ту, я ти­хонь­ко за­пла­ка­ла. Из рас­се­чен­ной бро­ви по ще­ке сте­ка­ла струй­ка кро­ви. Те­перь глаз рас­пух­нет, ста­нет чер­ниль­но-ли­ло­во­го цве­та, и то­гда опять при­дет­ся врать на ра­бо­те: ка­кая, мол, я недо­те­па, так рас­ши­бить­ся о ван­ную! И все де­воч­ки бу­дут фаль­ши­во улы­бать­ся и ка­чать го­ло­ва­ми, хоть каж­дая из них зна­ет, что ме­ня бьет муж. «Ка­кой в этом всем смысл? – по­ду­ма­ла тоск­ли­во. – Лад­но бы я его по-преж­не­му лю­би­ла, или тер­пе­ла все из-за де­тей, или на­де­я­лась, что он из­ме­нит­ся. Но лю­бовь про­шла, де­тей у нас нет, а он ни­ко­гда не ста­нет доб­рее...» К со­жа­ле­нию, мне неку­да бы­ло уй­ти – ро­ди­те­ли по­гиб­ли, ко­гда мне бы­ло шесть лет, и по­сле смер­ти ба­буш­ки я оста­лась со­всем од­на. А па­ру ме­ся­цев на­зад Ва­ле­ра за­ста­вил ме­ня про­дать ее ста­рень­кий дом, от­ре­зая все пу­ти к по­бе­гу.

– Си­ро­та, го­ре­мы­ка, – ка­ча­ли го­ло­ва­ми со­се­ди на по­хо­ро­нах ба­ч­то

бу­ли. – Ни од­ной жи­вой род­ной ду­ши, все на небе­сах...

И тут вдруг я по­ня­ла: есть ме­сто, где ме­ня ждут!

Ва­ле­ра про­дол­жал гро­мы­хать на кухне двер­ца­ми шкаф­чи­ков и гряз­но ма­те­рить­ся, ис­кал, не спря­та­ла ли я день­ги где-ни­будь еще. Это был аванс, по­лу­чен­ный за ба­буш­кин дом, и я рас­счи­ты­ва­ла от­ло­жить его на чер­ный день... Но ка­кая те­перь уже раз­ни­ца? Я ти­хо вы­шла из до­му и на­пра­ви­лась в сто­ро­ну же­лез­но­до­рож­ной стан­ции. Бли­же бы­ло ид­ти че­рез лес: вет­ки ца­ра­па­ли ли­цо, су­мер­ки чер­ной ту­шью рас­те­ка­лись меж­ду де­ре­вьев, со­би­ра­лись в овра­гах. Из-за бо­ли в жи­во­те ид­ти бы­ло труд­но, и по­ка я до­бра­лась до пу­тей, ста­ло во­все тем­но. Но ку­да мне уже спе­шить? Я при­се­ла, а за­тем лег­ла на рель­сы. В чер­ном небе на­до мной за­жи­га­лись звез­ды, и от мыс­ли, что ско­ро все за­кон­чит­ся, ста­но­ви­лось спо­кой­но и со­всем чуть-чуть страш­но. Де­вя­ти­ча­со­вая элек­трич­ка все­гда хо­дит точ­но по рас­пи­са­нию...

Я лег­ла на рель­сы и по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ние от­то­го, что ско­ро все за­кон­чит­ся...

– Что ты здесь де­ла­ешь? От неожи­дан­но­сти я дер­ну­лась, уда­рив­шись го­ло­вой об рельс. Пе­ре­до мной сто­я­ла ху­дая де­вуш­ка в меш­ко­ва­том бе­лом пла­тье, ру­сые во­ло­сы стру­и­лись по пле­чам. – Ты кто?

– Что ты здесь де­ла­ешь? – упря­мо по­вто­ро­и­ла она, буд­то не слы­ша ме­ня.

– По­ез­да жду, – бурк­ну­ла я. – Уй­ди, по­жа­луй­ста, с пу­тей.

– Не сто­ит это­го де­лать.

– От­ку­да ты зна­ешь, что мне сто­ит де­лать? – вспы­ли­ла. – Не лезь не в свое де­ло!

И тут услы­ша­ла, как где-то вда­ле­ке – на­вер­ное, на стан­ции – от­прав­ля­ю­щий­ся со­став дал гу­док. И в это же мгно­ве­нье стран­ная незна­ком­ка вдруг по­до­шла вплот­ную и при­ло­жи­ла к мо­е­му лбу ле­дя­ную ла­донь. ...Был сол­неч­ный лет­ний день, мо­ло­дая жен­щи­на дер­жа­ла на ру­ках ма­лень­ко­го ре­бен­ка и с улыб­кой смот­ре­ла ку­да-то в сто­ро­ну, ми­мо ме­ня – на вы­со­ко­го муж­чи­ну, иду­ще­го к ней. На ле­вой ще­ке у него бы­ло неболь­шое ро­ди­мое пят­но в фор­ме ова­ла. С недо­уме­ни­ем я узна­ла в жен­щине... се­бя! Да, это точ­но бы­ла я, но ка­кая-то дру­гая – без­мя­теж­ная, лю­бя­щая, счаст­ли­вая...

Кар­тин­ка рас­се­я­лась так же вне­зап­но, как по­яви­лась. Я уви­де­ла несу­щий­ся на ме­ня по­езд и креп­ко за­жму­ри­лась от сле­пя­ще­го све­та. И в этот миг чьи-то ле­дя­ные ру­ки с си­лой толк­ну­ли ме­ня, и я по­ка­ти­лась по на­сы­пи. По­езд со скре­же­том про­нес­ся ми­мо. – Не-е-ет! – за­кри­ча­ла и бро­си­лась на­зад к рель­сам, но там уже... ни­ко­го не бы­ло.

Не пом­ню, как вер­ну­лась до­мой. В па­мя­ти всплы­ва­ет лишь од­на кар­тин­ка: я под­хо­жу к во­ро­там, ви­жу ма­ши­ну по­ли­ции и «ско­рой по­мо­щи», а та­к­же со­се­дей, ис­пу­ган­но стол­пив­ших­ся у во­рот. – Гос­по­ди! Что слу­чи­лось? – бро­са­юсь к лю­дям.

– Дер­жись, Гал­ка, – го­во­рит со­сед­ка ба­буш­ка Ма­ру­ся и сгре­ба­ет ме­ня в охап­ку. – Ва­лер­ка твой то­го... по­мер...

Из до­му вы­шел наш участ­ко­вый и со скорб­ным ви­дом со­об­щил: – Оста­нов­ка серд­ца, Га­ли­на. Что мог­ло слу­чить­ся, ума не при­ло­жу... Буд­то ис­пу­гал­ся че­го-то – во­ло­сы аж по­бе­ле­ли. Ба­буш­ка Ма­ру­ся при­бе­жа­ла на крик, она и по­ли­цию вы­зва­ла. Он вни­ма­тель­но гля­нул на ме­ня. – А с то­бой что слу­чи­лось, доч­ка? Где это ты го­ло­ву рас­шиб­ла?

– На рель­сы упа­ла, – про­бор­мо­та­ла. – В тем­но­те спо­ткну­лась... – Ты по­осто­рож­нее там хо­ди, – пре­ду­пре­дил участ­ко­вый. – Мно­го лет на­зад та­кая же мо­ло­ду­ха, как ты, на рель­сы упа­ла, да толь­ко встать, бе­до­ла­га, не успе­ла – по­езд ее сбил. Го­во­рят, муж ее креп­ко ко­ло­тил... Да не об этом сей­час. Ты иди, пусть те­бе по­вяз­ку на­ло­жат.

Как сом­нам­бу­ла, я на­пра­ви­лась к ма­шине «ско­рой».

– Гос­по­ди, ну и ну... – про­бор­мо­тал мо­ло­дой вы­со­кий врач, осмат­ри­вая мою рас­се­чен­ную бровь с за­пек­шей­ся кро­вью.

– А вы кто? – вдруг спро­си­ла, смут­но при­по­ми­ная его ли­цо. – Но­вый док­тор, – от­ве­тил он, от­кры­вая пу­зы­рек с пе­ре­ки­сью. – Из рай­цен­тра к вам пе­ре­ехал, у ме­ня тут тет­ка.

Па­рень на­кло­нил­ся ко мне, про­мы­вая ра­ну, и на ле­вой его ще­ке я уви­де­ла неболь­шое ро­ди­мое пят­но ак­ку­рат­ной оваль­ной фор­мы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.