Осен­ний блюз пер­вой люб­ви

Uspiehi i Porazenia - - СОДЕРЖАНИЕ - Да­рья, 23 го­да

Суб­бо­та — мой лю­би­мый день. Мож­но вы­спать­ся, ни­ку­да не то­ро­пить­ся, ни о чем не за­бо­тить­ся... Это вполне по­нят­но, ес­ли учесть, что я ра­бо­таю вос­пи­та­те­лем в дет­ском са­ду и каж­дый мой ра­бо­чий день начинается в пять утра. По­это­му, неслож­но пред­ста­вить, как люб­лю под­рых­нуть! Но в то утро при­шлось из теп­лой по­стель­ки сполз­ти в та­поч­ки и до­бе­жать до книж­ной пол­ки, что­бы оста­но­вить тре­звон бу­диль­ни­ка. Спра­вив­шись с кноп­кой-вы­клю­ча­те­лем, я по­спе­ши­ла вер­нуть­ся под оде­я­ло, до­смат­ри­вать суб­бот­ний сон, но тут ма­мин го­лос ска­зал: — Вста­вай, со­ня! Про­пу­стишь по­след­ний теп­лый де­нек осе­ни!..

— Мам, все­го семь утра!.. Се­год­ня же суб­бо­та — вы­спать­ся хо­чу! — за­вор­ча­ла я, на­тя­ги­вая на го­ло­ву по­душ­ку.

Но моя ро­ди­тель­ни­ца бы­ла неумо­ли­ма:

— А кто-то ме­ня звал с утра в суб­бо­ту в тор­го­вый центр... Вста­вай, Даш­ка! У ме­ня и без те­бя дел по гор­ло. Да­вай-да­вай! Ку­пим паль­то, на ко­то­рое год ко­пи­ли... и в книж­ный за­вер­нем по до­ро­ге. Что ты там хо­те­ла? — она на­мор­щи­ла лоб. — Что­то по ра­бо­те, да?

— Не «что-то», а ди­дак­ти­че­ский ма­те­ри­ал, — от­ве­ти­ла, с тру­дом от­кры­вая глаза и са­дясь на по­сте­ли. — Все­та­ки твоя доч­ка — вос­пи­та­тель. На­до быть от­вет­ствен­ной, при­ви­вать де­тям са­мое луч­шее. Чув­ство пре­крас­но­го, к при­ме­ру. Раз­ви­вать мыш­ле­ние, при­учать к тру­ду — вот это и есть... а-ах! — я слад­ко зев­ну­ла, — пер­во­сте­пен­ная за­да­ча пе­да­го­га-вос­пи­та­те­ля...

— Да ну? — скеп­ти­че­ски улыб­ну­лась ма­му­ля. — А не хо­чет ли моя до­ро­гая дочь-вос­пи­та­тель са­му се­бя вос­пи­тать?

— О, ма­ма!.. — про­сто­на­ла, ны­ряя за сви­те­ром и джин­са­ми в нед­ра гар­де­роба. — Не хо­чу тер­петь «уха­же­ров»! — Даш, я про­сто по­нять не мо­гу ни­как, по­че­му ря­дом с то­бой нет ни од­но­го до­стой­но­го пар­ня? И ум­ни­ца, и кра­сот­ка, и ха­рак­тер от­лич­ный, в па­пу — а он у нас был... — ее го­лос дрог­нул.

Что­бы предот­вра­тить сле­зы, об­ня­ла ма­му ипо­тер­лась ще­кой о ще­ку: — Доб­рым, ве­се­лым, щед­рым, ум­ным и са­мым ис­крен­ним муж­чи­ной на зем­ле, — до­го­во­ри­ла за нее. — Знаю, ма­моч­ка. По­это­му и не спе­шу в от­но­ше­ния... Где я в на­ше вре­мя най­ду та­ко­го, как наш па­па?

— Да, это не так про­сто, но... Зна­ешь, на­вер­ное... — ма­ма всхлип­ну­ла, — на­до с дет­ства дру­жить, что­бы до­ро­жить се­мьей, лю­бо­вью сво­ей. Вот как вы с Юри­ком дру­жи­ли... — Ой, мам, ну ты вспом­ни­ла! Это же сто лет на­зад бы­ло. И не Юрик, а Юра он... — я вздох­ну­ла. —Да, вот с ним я шо­ко­лад­ку съе­ла бы... Эх, пом­ню ко­леч­ко из фоль­ги, обе­ща­ния люб­ви. Смеш­но...

— Па­па се­бя все­го от­да­вал, вот ни­че­го и... не оста­вил се­бе! — про­дол­жа­ла ма­ма, уже не слу­шая ме­ня. — Серд­це и не вы­дер­жа­ло...

— Ма­муль! Вот встре­чу та­ко­го, как пап­ка — лю­бя­ще­го, ис­крен­не­го, сра­зу рас­пи­шем­ся и трех вну­ков те­бе ро­дим... — по­обе­ща­ла с улыб­кой. Эти раз­го­во­ры ма­ма за­во­ди­ла ча­сто. Пер­вый год, как не ста­ло па­пы, дал­ся нам осо­бен­но тя­же­ло. Ведь у нас боль­ше ни­ко­го и не бы­ло — ни ба­бу­шек, ни де­ду­шек, ни теть, ни дядь с пле­мян­ни­ка­ми. Оста­лись вдво­ем. Со­всем кро­хот­ная се­мей­ка... В ма­га­зине, ко­гда я при­ме­ря­ла паль­тиш­ко и кра­со­ва­лась в но­вом «лу­ке» пе­ред зер­ка­лом, ме­ня вдруг под­хва­ти­ла за ло­коть жен­щи­на сред­них лет, сто­я­щая ря­дом с сим­па­тич­ным мо­ло­дым пар­нем. Их схо­жесть сра­зу ука­зы­ва­ла на род­ство — оба свет­ло­во­ло­сые и го­лу­бо­гла­зые, улыб­чи­вые, с при­ят­ны­ми чер­та­ми ли­ца. «На­вер­ное, мать и сын», — по­ду­ма­ла я.

— Вы ошиб­лись? — спро­си­ла вслух, удив­лен­но раз­гля­ды­вая незна­ком­ку и и ее спут­ни­ка, ко­то­рый глаз с ме­ня не сво­дил, улы­ба­ясь во весь рот. — Да­шу­ня! Неуже­ли ты нас не узна­ла? — огор­чи­лась жен­щи­на, по­том по­вер­ну­лась к ма­ме: — Ли­доч­ка! Ну, вы-то нас помни­те, на­де­юсь?! К мо­е­му боль­шо­му изум­ле­нию, ма­ма вдруг ах­ну­ла и ри­ну­лась об­ни­мать­ся, и це­ло­вать­ся. За­мель­ка­ли пла­точ­ки воз­ле по­крас­нев­ших от слез глаз, по­сы­па­лись во­про­сы... Гля­дя на их неудер­жи­мую ра­дость, я об­ра­ти­ла вни­ма­ние, что па­рень все еще бес­це­ре­мон­но ме­ня раз­гля­ды­ва­ет.

— Ну как, нрав­люсь? — по­ин­те­ре­со­ва­лась яз­ви­тель­но. А что, уста­вил­ся на­халь­но! — Мо­жет, же­нишь­ся? Па­рень сму­тил­ся:

— Во­об­ще-то, ты уже ска­за­ла мне «да», — от­ве­тил, каш­ля­нув. — Но это бы­ло дав­но. Мо­жет, те­перь и пе­ре­ду­ма­ешь... Эх ты, го­ло­ва са­до­вая! Я за­мер­ла с от­кры­тым ртом. Го­лос был та­ким доб­рым, с очень-очень зна­ко­мы­ми ин­то­на­ци­я­ми... — По­вто­ри-ка... — про­шеп­та­ла за­во­ро­жен­но. Где-то я ви­де­ла уже и эти свет­лые ши­ро­кие бро­ви, и гла­зи­ща без­дон­ные, небес­ные, и эту улыб­ку от уха до уха...

— Вспом­ни­ла? — спро­сил он, рас­кры­вая свои объ­я­тия. — Даш­ка-бу­каш­ка, го­ло­ва, два уха, мень­ше, чем му­ха!.. — Юр­ка-а-а!.. — за­пи­ща­ла ра­дост­но и бук­валь­но, прыг­ну­ла в тут же со­мкнув­ше­е­ся коль­цо этих боль­ших и силь­ных рук.

Ря­дом сра­зу ма­те­ри­а­ли­зо­ва­лась ма­ма, за­та­ра­то­ри­ла:

— Да­шу­ня, это же на­ши быв­шие со­се­ди! Те­тя Ва­ля и Юроч­ка! Пом­нишь, как вы в са­ди­ке по­же­нить­ся хо­те­ли? Вот, умо­ра бы­ла! И ко­леч­ко Юра те­бе да­рил!

— Из фоль­ги от шо­ко­лад­ки! — на­пом­ни­ла те­тя Ва­ля. — И щен­ков вы без­дом­ных вме­сте вы­ха­жи­ва­ли... — Да, и до­мой их тас­ка­ли!.. — под­хва­ти­ла моя ма­му­ля.

По­ка они ще­бе­та­ли, мы с Юр­кой сто­я­ли и мол­ча улы­ба­лись друг дру­гу. По­том ро­ди­тель­ни­цы друж­но упорх­ну­ли на овощ­ной ры­нок, а мы ушли от них да­ле­ко, гу­ляя по до­рож­кам в пар­ке под каш­та­на­ми... Так на­ча­лись на­ши сви­да­ния... Ока­за­лось, Юр­ка, быв­ший тол­стя­чок в оч­ках, но маль­чиш­ка неве­ро­ят­ной ха­риз­мы, вы­рос в пер­спек­тив­но­го про­грам­ми­ста. Те­перь он за­ме­нил оч­ки лин­за­ми, увлек­ся йо­гой, стал по­чти неузна­ва­ем, но ду­ша оста­лась преж­ней... Юра окру­жил ме­ня за­бо­той. Встре­чал у дет­са­да, где я ра­бо­та­ла под­час до­позд­на в де­жур­ной груп­пе, и про­во­жал, неся сум­ки с про­дук­та­ми. А ча­ще — сам их по­ку­пал, и как я не от­не­ки­ва­лась, у по­ро­га на­шей квар­ти­ры вру­чал па­ке­ты со сло­ва­ми: — Бе­ри, му­ха! И тан­цуй под осен­ний блюз. Кро­ме двух ки­ло тво­их лю­би­мых яб­лок, ку­пил сыр и йо­гур­ты, шо­ко­лад. Еди­те с ма­мой та­кое?

— Юра, ну что я са­ма не куп­лю?! — На зар­пла­ту вос­пи­та­те­ля, ага... — снис­хо­ди­тель­но улы­бал­ся он, и я та­щи­ла его к нам, пить чай...

А од­на­жды Юра про­тя­нул мне по­да­роч­ную ко­ро­боч­ку. На бар­ха­те ле­жа­ло... то са­мое ко­леч­ко из фоль­ги! — Ну что, ска­жешь «да»?

— Уже ска­за­ла. Это бы­ло дав­но... ты за­был? — я, вол­ну­ясь, на­де­ла за­вет­ную са­мо­дел­ку на па­лец и неж­но по­це­ло­ва­ла лю­би­мо­го. То­гда Юра до­ба­вил в ко­ро­боч­ку зо­ло­тое коль­цо...

Ко­леч­ко из фоль­ги — на­все­гда са­мое цен­ное из мо­их дра­го­цен­ных ко­лец!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.