Ва­лен­тин­ка от Ва­лен­ти­на

Каж­дое утро, ви­дя его ли­цо, я хо­чу ущип­нуть се­бя: это лишь сон, лю­дям не по­ло­же­но столь­ко счастья! Но, вид­но, я ве­зу­чая...

Vdvojem - - Первая Страница -

Все ма­лень­кие де­воч­ки меч­та­ют о боль­шой люб­ви и ге­рое на ко­раб­ле под алы­ми па­ру­са­ми, и я не бы­ла ис­клю­че­ни­ем, но, по­взрос­лев, по­ня­ла: меч­ты и ре­аль­ная жизнь — две боль­шие раз­ни­цы, и жу­равль в не­бе, воз­мож­но, и смот­рит­ся кра­си­во, но в ру­ках тре­пы­ха­ет­ся своя, род­ная си­ни­ца. Так у ме­ня по­яви­лись хо­ро­ший па­рень, хо­ро­шая ра­бо­та и хо­ро­шая квар­ти­ра, и в эту ми­ни­ма­ли­сти­че­скую кар­ти­ну бы­та ни­как не впи­сы­ва­лись боль­шая лю­бовь и алые паруса. А еще у ме­ня бы­ли хо­ро­шие дру­зья. Сла­ви­ка я зна­ла еще со сту­ден­че­ских вре­мен — без его шу­ток не об­хо­ди­лась ни од­на ве­че­рин­ка, и как-то на мой день рож­де­ния он при­вел дру­га Иго­ря, ко­то­рый был ему пол­ной про­ти­во­по­лож­но­стью — немно­го­слов­ным и се­рьез­ным, но за­то, как вы­яс­ни­лось в тот же ве­чер, пре­крас­но умел це­ло­вать­ся. На том же дне рож­де­ния я по­зна­ко­ми­ла Слав­ку с Со­ней — сво­ей со­сед­кой по ком­на­те — и они то­же при­г­ля­ну­лись друг дру­гу. Про­шло вре­мя, на­ша ве­се­лая сту­ден­че­ская ком­па­ния по­не­мно­гу рас­па­лась, но мы вчет­ве­ром про­дол­жа­ли тес­но об­щать­ся и дру­жить. Ни­ко­гда не ду­ма­ла, что этот наш жиз­нен­ный уклад мо­жет как-то из­ме­нить­ся: мы с Иго­рем уже об­суж­да­ли да­ту сва­дьбы, Сла­вик с Со­ней бы­ли то­же в до­ста­точ­но се­рьез­ных от­но­ше­ни­ях. Од­на­ко вся моя упо­ря­до­чен­ная и спла­ни­ро­ван­ная жизнь рух­ну­ла в один миг два го­да на­зад, ко­гда Иго­рек вне­зап­но пред­ло­жил дру­зьям: — А да­вай­те в этом го­ду по­едем ле­том вчет­ве­ром на мо­ре! По­ны­ря­ем с мас­ка­ми, от­дох­нем от го­род­ской су­е­ты. — Дру­жи­ще, на но­су День свя­то­го Ва­лен­ти­на! Я еще и по­да­рок Сонь­ке не вы­брал, а ты уже про лет­ний от­пуск го­во­ришь! — рас­сме­ял­ся Сла­ва. — Ну, я про­сто люб­лю все пла­ни­ро­вать за­ра­нее,— Игорь в по­ис­ках под­держ­ки об­ра­тил­ся ко мне. — Ты как на это смот­ришь, до­ро­гая? — По­ло­жи­тельн По­ло­жи­тель­но,— я по­жа­ла пле­ча­ми. Ко­неч­но же, былб бы­ла не про­тив. Про­шлый наш с ним отп от­пуск­пус пре­вра­тил­ся в на­столь­ко уны­лы уны­лые ые и скуч­ные ка­ни­ку­лы, что я бы­ла рад ра­да да л лю­бой ком­па­нии. Ка­за­лось, до летл ле­та еще уй­ма вре­ме­ни, но дни про­лет про­ле­та­ли­тал стре­ми­тель­но, как встре­во­жен­ны встре­во­жен­ные ые л ласточки, и вот уже мы с Со­ней хо­дил хо­ди­ли ли п по ма­га­зи­нам, вы­би­рая ку­паль­ни­ки и пл пляж­ные на­ря­ды. На мо­ре при­ех при­е­ха­ли­хал в се­ре­дине ав­гу­ста. Сто­я­ла пре­к­ра пре­крас­на­яасн по­го­да. — В это вре­мя я го го­да мо­ре по но­чам све­тит­ся, — за за­га­доч­ноага со­об­щил Сла­вик, ко­гда ве­че­ромм мы си­де­ли на тер­ра­се на­ше­го до­ми­ка и п пили до­маш­нее ви­но.— Как на­счет но ноч­ной­очн про­гул­ки по пля­жу? — Све­тит­ся не мо­ре, а гни­ю­щий планк­тон,— хмык­нул Игорь, раз­ру­шив ро­ман­ти­ку. — Мне все рав­но хо­те­лось бы уви­деть,— я по­тя­ну­ла его за ру­кав.— Да­вай схо­дим, ми­лый! — Нет, я пас,— от­мах­нул­ся он.— Я меч­таю се­год­ня лишь об од­ной про­гул­ке — до кро­ва­ти. — Я то­же уста­ла,— вздох­ну­ла Со­ня. — Иди­те вдво­ем. И мы по­шли. Ночь бы­ла тем­ная, мо­ре спо­кой­ное, и оно вправ­ду фан­та­сти­че­ски све­ти­лось — и это ока­за­лось так кра­си­во, что мне бы­ло все рав­но, что или кто там гни­ет. Ме­ня охва­ти­ла дрожь от это­го вос­хи­ти­тель­но­го зре­ли­ща, во­ло­сы рас­тре­пал лег­кий ве­тер, и я, улы­ба­ясь, под­ста­ви­ла ему ли­цо. — Ты за­мерз­ла,— за­ме­тил Сла­вик и об­нял ме­ня за пле­чи. И тут… Воз­мож­но, этот ро­ман­ти­че­ский ан­ту­раж — мо­ре, ночь, пу­стын­ный пляж — так по­вли­ял на ме­ня, но я по­чув­ство­ва­ла, что от его при­кос­но­ве­ния по те­лу про­бе­жа­ла го­ря­чая вол­на. Ис­пу­гав­шись, тут же от­пря­ну­ла. — На­вер­ное, по­ра воз­вра­щать­ся… — Да, — слиш­ком бы­ст­ро со­гла­сил­ся Сла­вик и от­вел гла­за, а в его го­ло­се я впервые услы­ша­ла незна­ко­мые нот­ки… Проснув­шись сле­ду­ю­щим утром, я сра­зу же вспом­ни­ла о Сла­ве, и при мыс­ли о том, как он об­ни­мал ме­ня на пля­же, по те­лу про­ка­ти­лась го­ря­чая вол­на. Слов­но неви­ди­мая ни­точ­ка проч­но свя­за­ла нас, и те­перь мне нуж­но бы­ло по­сто­ян­но ви­деть и слы­шать его, на­хо­дить­ся ря­дом. И за­ме­чая, как он смот­рит на ме­ня, как улы­ба­ет­ся, как ищет гла­за­ми, ко­гда ме­ня нет око­ло него, по­ни­ма­ла — ему то­же бы­ло это нуж­но. Я на­де­я­лась, это чув­ство прой­дет, ко­гда мы вер­нем­ся из от­пус­ка, но все ста­ло толь­ко слож­нее. Мои от­но­ше­ния с Иго­рем со­вер­шен­но раз­ла­ди­лись — к чув­ству ви­ны, ис­пы­ты­ва­е­мо­му мною, при­ме­ша­лось еще что-то, до сих пор мне неиз­вест­ное... Ста­ло не­до­ста­точ­но при­выч­ных по­це­лу­ев на ночь, мол­ча­ли­вых зав­тра­ков и ве­че­ров пе­ред те­ле­ви­зо­ром, за­хо­те­лось ог­ня, ро­ман­ти­ки, стра­сти — та­кой, о ко­то­рой пи­шут в кни­гах... Про­шло несколь­ко ме­ся­цев по­сле на­шей по­езд­ки на мо­ре. Од­на­жды Сла­вик при­шел к нам за ка­ким-то ин­стру­мен­том. Иго­ря не ока­за­лось до­ма. — Мы рас­ста­лись с Со­ней, — пря­ча гла­за, со­об­щил Сла­ва. — По­за­вче­ра она со­бра­ла ве­щи и ушла, но, от­кро­вен­но го­во­ря, я очень рад, что она пер­вой при­ня­ла это ре­ше­ние... — Я со­жа­лею, Слав, — ска­за­ла я, бук­валь­но ко­жей ощу­щая, как фаль­ши­во про­зву­ча­ли мои сло­ва. — Ми­ла, зна­ешь, я дав­но хо­тел с то­бой по­го­во­рить, еще с то­го са­мо­го ве­че­ра на мо­ре, пом­нишь,— он взял мои ла­до­ни в свои и за­г­ля­нул мне в гла­за, и в эту се­кун­ду страсть, зрев­шая меж­ду на­ми все ка­ни­ку­лы, про­рва­ла пло­ти­ну и за­то­пи­ла нас с го­ло­вой. — Что же даль­ше? — шеп­та­ла я па­ру ча­сов спу­стя, во­дя паль­цем по его ши­ро­кой гру­ди. Стем­не­ло, Игорь дол­жен был вер­нуть­ся с ми­ну­ты на ми­ну­ту. — Знаю од­но — хо­чу быть с то­бой,— уве­рен­но от­ве­тил Сла­вик и по­це­ло­вал ме­ня — так, как це­лу­ют воз­люб­лен­ных толь­ко в кни­гах и кино: го­ря­чо, страст­но, до по­те­ри пуль­са... Мы вер­ну­лись на то са­мое по­бе­ре­жье, где впервые по­ня­ли, что лю­бим друг дру­га, че­рез год — сыг­рать сва­дьбу. Я смот­ре­ла, как теп­лый ве­тер треп­лет Слав­ки­ны во­ло­сы, и ду­ма­ла о том, что го­во­рят в на­ро­де: мол, для боль­шо­го по­жа­ра до­ста­точ­но од­ной спички. Нам же хва­ти­ло ма­лень­кой ис­кры, про­ско­чив­шей меж­ду на­ми вне­зап­но и некста­ти, но су­мев­шей раз­жечь на­сто­я­щее пла­мя в на­ших серд­цах. Ко­неч­но, угры­зе­ни­я­ми со­ве­сти я му­ча­юсь до сих пор — ведь Игорь так ме­ня и не про­стил. Но жизнь у нас од­на, и пусть луч­ше она прой­дет в от­блес­ках пла­ме­ни по­жа­ра, чем неза­мет­но ис­тле­ет под пеп­лом бы­лых ко­ст­ров, не прав­да ли?

Ров­но че­рез год мы со Сла­вой вер­ну­лись ту­да, где впервые по­ня­ли: лю­бим друг дру­га. Сыг­ра­ли сва­дьбу. Дер­жа его за ру­ку, я ду­ма­ла о том, что мне боль­ше со­вер­шен­но не о чем меч­тать...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.