Еди­но­жды пре­дав­ший пре­даст сно­ва

Экран мо­ни­то­ра доб­ро­со­вест­но де­мон­стри­ро­вал мне и кол­ле­гам свод­ки про­даж за по­след­нюю неде­лю. На мо­ем ра­бо­чем сто­ле гро­моз­ди­лись до­ку­мен­ты...

Vdvojem - - Хиты номера -

С же­ной Эди­ка я не бы­ла зна­ко­ма и, ра­зу­ме­ет­ся, к зна­ком­ству не стре­ми­лась. Да­же не от­но­си­лась к ней как к со­пер­ни­це. Она бы­ла при­вле­ка­тель­ной, но по­том с ней про­изо­шла пе­ре­ме­на: жен­щи­на пре­вра­ти­лась в «до­маш­нюю ку­ри­цу»...

Для все­го офи­са я на­пря­жен­но тру­ди­лась, но мыс­ли мои бы­ли да­ле­ко. В во­об­ра­же­нии рас­став­ля­ла на сто­ле в го­сти­ной сво­ей квар­тир­ки аро­ма­ти­зи­ро­ван­ные све­чи, рас­кла­ды­ва­ла сто­ло­вые при­бо­ры. И са­ма я мыс­лен­но бы­ла в эро­тич­ном пла­тье, а под пла­тьем — в не ме­нее эро­тич­ном бе­лье. Вот-вот про­зве­нит зво­нок — и нач­нет­ся празд­ник под на­зва­ни­ем «Сви­да­ние с НИМ, с мо­им Эди­ком»... Ах!.. — Эй, вер­нись на зем­лю! — вы­дер­ну­ла ме­ня в дей­стви­тель­ность Та­тья­на, моя кол­ле­га, си­дя­щая за со­сед­ним сто­лом у ок­на. — Ты что, влю­би­лась? — улыб­ну­лась Та­ня. — Все ви­та­ешь где-то... Я спра­ши­ва­ла, что ты де­ла­ешь в сле­ду­ю­щую пят­ни­цу? При­ез­жа­ет моя ма­ма. Она зай­мет­ся детьми, а мы мо­жем ор­га­ни­зо­вать де­вич­ник. Так хо­чет­ся от­влечь­ся! Свет­ка с Ал­кой то­же обе­ща­ли вы­рвать­ся из до­му... При­со­еди­няй­ся! — Хо­ро­шая идея, — со­гла­си­лась я. При­ки­ну­ла, что де­ла­ет в сле­ду­ю­щую пят­ни­цу Эдик... От­ка­зать­ся бы­ло неудоб­но, но жерт­во­вать ра­ди это­го встре­чей с лю­би­мым — нет и нет! Я со­об­ра­жа­ла, как от­кру­тить­ся от де­вич­ни­ка. От­но­ше­ния в на­шем неболь­шом от­де­ле хо­ро­шие: спо­ры ред­ки, а сплет­ни — в уме­рен­ных до­зах и в рам­ках до­пу­сти­мо­го. В об­щем, друж­ба... Но о лю­би­мом я дев­чон­кам не рас­ска­зы­ва­ла. Как-то не впи­сы­вал­ся мой ро­ман в об­щую кар­ти­ну, ведь у всех со­труд­ниц де­ти, му­жья и нор­маль­ные се­мьи, а мой Эдик... Он то­же был чьим-то му­жем, от­цом двух сы­но­вей, и где-то был у него нор­маль­ный дом... Не знаю, как мои де­вуш­ки от­ре­а­ги­ро­ва­ли бы, узнав, что я встре­ча­юсь с же­на­тым муж­чи­ной. С же­ной воз­люб­лен­но­го я не бы­ла зна­ко­ма и, ра­зу­ме­ет­ся, к зна­ком­ству не стре­ми­лась. Я да­же не от­но­си­лась к ней как к со­пер­ни­це. Мож­но ли счи­тать со­пер­ни­цей ту, ко­то­рая за­ве­до­мо про­иг­ра­ла? По рас­ска­зам Эди­ка, ко­гда-то она бы­ла при­вле­ка­тель­ной и энер­гич­ной, но ко­гда ро­ди­ла, с ней про­изо­шла стран­ная пе­ре­ме­на: по­сте­пен­но жен­щи­на пре­вра­ти­лась в «до­маш­нюю ку­ри­цу». То есть его же­на от­ка­за­лась от ка­рье­ры и соб­ствен­ных ам­би­ций, по­свя­ти­ла се­бя до­маш­не­му оча­гу, на­пя­ли­ла ста­рое пла­тье, стоп­тан­ные та­поч­ки, утра­ти­ла ин­те­рес к му­жу и по­стель­ным ра­до­стям... «Ну и за­чем та­кую жа­леть? У жен­щи­ны есть то, че­го она хо­те­ла», — ду­ма­ла я. Нет, я не пы­та­лась оправ­дать­ся в соб­ствен­ных гла­зах — про­сто счи­та­ла, что все нор­маль­но, все в по­ряд­ке. У нее был вы­бор, и она его сде­ла­ла са­ма. Ве­че­ром я при­го­то­ви­ла ужин, на­ве­ла кра­со­ту, за­жгла све­чи... Ожи­дая лю­би­мо­го, рас­смат­ри­ва­ла фо­то­гра­фии. Вот мы осе­нью в Кра­ко­ве, а это зим­няя по­езд­ка в го­ры, а здесь — уик-энд в Ка­мен­це-По­доль­ском... «Ко­ман­ди­ров­ки» Эди­ка — вер­сии для его се­мьи. Мне же не нуж­но бы­ло ни­че­го ни­ко­му объ­яс­нять. С тех пор как я ста­ла са­мо­сто­я­тель­ной и уеха­ла в дру­гой го­род, с ро­ди­те­ля­ми ви­де­лась изред­ка. А дру­зьям и зна­ко­мым не от­чи­ты­ва­лась, как, с кем и где про­во­жу сво­бод­ное вре­мя. Лю­би­мый не хо­тел го­во­рить жене о на­ших от­но­ше­ни­ях — счи­тал, что ее нуж­но к это­му под­го­то­вить. И де­тям что-то ска­зать... Я по­ни­ма­ла и не да­ви­ла. По­ка хо­ро­шо так, как есть: буд­ни и празд­ни­ки, по­все­днев­ность и по­лет... Все по­ров­ну: ей — каж­до­днев­ную се­рость, мне — неча­стый, но празд­ник. Имею пра­во! Услы­шав зво­нок, со­рва­лась с ди­ва­на. По­пра­ви­ла во­ло­сы, от­кры­ла. — Здрав­ствуй­те, пре­крас­ная незна­ком­ка, — ска­зал Эдик с по­ро­га. С этих слов на­ча­лось на­ше зна­ком­ство пол­го­да на­зад в ба­ре мод­но­го клу­ба. Они ста­ли на­шим па­ро­лем, на­шим сиг­наль­ным «сло­веч­ком». — При­вет, — улыб­ну­лась я. — Я при­го­то­ви­ла ро­ман­ти­че­ский ужин... — Ужин — по­том, — про­бор­мо­тал Эдик. Его гу­бы уже сколь­зи­ли по мо­ей шее, спус­ка­ясь к пле­чу, а ру­ки... Я по­чув­ство­ва­ла, как ме­ня охва­ты­ва­ет воз­буж­де­ние, и шеп­ну­ла: «Ско­рее...» Он од­ним дви­же­ни­ем стя­нул с ме­ня пла­тье... По­сле вы­ход­ных, про­ве­ден­ных с Эди­ком, я летела на ра­бо­ту буд­то на крыльях. Мир был пре­кра­сен, а жизнь так про­ста! Мо­жет, по­это­му я толь­ко по­сле обе­да за­ме­ти­ла: с Та­тья­ной про­ис­хо­дит что-то нелад­ное... Обыч­но энер­гич­ная, она си­де­ла в этот день по­ник­шая. Гла­за крас­ные, нос рас­пух­ший... — У те­бя все в по­ряд­ке? — спро­си­ла. — Ко­неч­но, — про­бор­мо­та­ла она. — Вот толь­ко ал­лер­гия за­му­чи­ла. Та­ня не хо­те­ла про­дол­жать раз­го­вор. В кон­це кон­цов, мы все­го лишь кол- ле­ги. Прав­да, от­но­ше­ния на­ши бы­ли до­ста­точ­но дру­же­ски­ми, но до на­сто­я­щих от­кро­ве­ний бы­ло еще да­ле­ко. В чет­верг си­ту­а­ция не из­ме­ни­лась. Та­ня с каж­дым днем вы­гля­де­ла все несчаст­нее. Обыч­но ухо­жен­ная и эле­гант­ная, она вдруг ста­ла при­хо­дить­при­хо­дит на ра­бо­ту бог весть в чем, без кос­мет кос­ме­ти­ки... Ни­кто уже не со­мне­вал­ся: у нее с се­рьез­ные непри­ят­но­сти. На­ко­нец я не вы­дер­жа­ла. — Что с Та­ней? — спро­си спро­си­ла Свет­ку, пой­мав ее в ко­ри­до­ре. — А ты как ду­ма­ешь? — Го­во­ри­ла, что ал­лер­гия...ал­лер­гия — Ал­лер­гия! — фырк­ну­ла­фырк­нул Све­та. — Ну и име­на по­шли... Ее муж за­вел се­бе лю­бов­ни­цу! Боль­ше ни­че­го­ни­чег не знаю. Та­тья­на мол­чит, как в рот во во­ды на­бра­ла. Но­вость ме­ня оша­ра­ши­ла.оша­ра­ши­ла Та­ня не

со­от­вет­ство­ва­ла со­здан­но­му мной об­ра­зу до­маш­ней ку­ри­цы, то есть жен­щи­ны, ко­то­рая за­слу­жи­ва­ет из­ме­ны му­жа. — Нуж­но уго­во­рить ее, что­бы при­шла на встре­чу в пят­ни­цу, — до­ба­ви­ла Све­та. — Мы мо­жем на те­бя рас­счи­ты­вать? — Ко­неч­но, — от­ве­ти­ла я, хо­тя еще недав­но ид­ти на встре­чу не со­би­ра­лась. «По­че­му? Ну по­че­му?» — ду­ма­ла я по до­ро­ге до­мой. Мне все­гда ка­за­лось, что Та­ня су­ме­ла со­еди­нить то, что со­еди­нить уда­ет­ся да­ле­ко не всем жен­щи­нам: она бы­ла за­бот­ли­вой же­ной, неж­ной ма­те­рью, при­вле­ка­тель­ной жен­щи­ной и непло­хим ра­бот­ни­ком. Я лю­би­ла слу­шать, как она рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей се­мье: о сыне-со­рван­це, до­че­ри-под­рост­ке и за­ра­бо­тав­шем­ся, но сим­па­тич­ном му­же. Из этих рас­ска­зов вы­ри­со­вы­вал­ся об­раз бла­го­по­луч­но­го до­ма и счаст­ли­вых лю­дей. Воз­мож­но, не со­всем иде­аль­ных и не ли­шен­ных про­блем, но лю­бя­щих друг дру­га, а ведь это са­мое глав­ное!.. Я по­зво­ни­ла Эди­ку и ска­за­ла, что не мо­гу с ним встре­тить­ся. — Что слу­чи­лось? — он был не­до­во­лен. — Все нор­маль­но, до­ро­гой! Про­сто у нас с со­труд­ни­ца­ми де­вич­ник. — Жаль! Я так со­ску­чил­ся! Точ­но не смо­жешь вы­рвать­ся? — на­ста­и­вал лю­би­мый. — По­жа­луй, не смо­гу, — от­ве­ти­ла я. «Что ме­ня дер­ну­ло? — ру­га­ла се­бя, от­кла­ды­вая труб­ку. — Бу­ду слу­шать от­кро­ве­ния Та­ни... Но я ведь то­же «та, дру­гая» — лгу­нья, раз­ру­ши­тель­ни­ца и пре­да­тель­ни­ца». Од­на­ко хо­те­лось пой­ти. Из лю­бо­пыт­ства? Или из со­чув­ствия? В пят­ни­цу я все-та­ки опоз­да­ла на встре­чу. Из-за Эди­ка, ко­то­рый на­сто­ял, что дол­жен ме­ня уви­деть. У нас бы­ло ма­ло вре­ме­ни, по­это­му секс по­лу­чил­ся бур­ный, но... Что-то бы­ло не так. Ис­чез­ло чув­ство вос­тор­га, по­ле­та... Вме­сто то­го что­бы на­сла­ждать­ся мгно­ве­ни­я­ми бли­зо­сти, я пы­та­лась пред­ста­вить се­бе, как вы­гля­дит же­на Эди­ка, и дей­стви­тель­но ли она се­рая до­маш­няя курица... В ре­сто­ран­чик до­бра­лась на пол­ча­са поз­же. При­го­то­ви­ла от­го­вор­ку, но она не по­на­до­би­лась. При­я­тель­ни­цы да­же не за­ме­ти­ли мо­е­го опоз­да­ния: они, окру­жив Та­ню, слу­ша­ли ее рас­сказ. — Она по­зво­ни­ла мне на про­шлой неде­ле. Ска­за­ла, кто она, — рас­ска­зы­ва­ла Та­ня. — Ее зо­вут На­та­ша. Я зна­ла это имя, слы­ша­ла мно­го раз, как муж с ней раз­го­ва­ри­вал. Толь­ко ду­ма­ла, что это се­кре­тар­ша его ше­фа — он так ее на­зы­вал. «У них всех од­ни и те же при­е­мы! Эдик то­же вну­шил жене, что я его со­труд­ни­ца», — по­ду­ма­ла я с го­ре­чью. — Она ска­за­ла, что уста­ла быть «дру­гой», — рас­ска­зы­ва­ла даль­ше Та­ня. — Про­си­ла, что­бы я не сто­я­ла на пу­ти к их сча­стью и на­ко­нец да­ла Ле­ше раз­вод... — Что? — удив­лен­но спро­си­ла Све­та. — Он го­во­рил ей, что не мо­жет уй­ти от ме­ня, по­то­му что я не даю ему раз­вод. Пред­став­ля­е­те? На­та­лья ска­за­ла, что нуж­но сде­лать это по­ско­рее, так как она бе­ре­мен­на... — Та­ня опу­сти­ла го­ло­ву. — Мер­за­вец! — вы­рва­лось у Ал­лы. — Ты по­го­во­ри­ла с ним? — Вна­ча­ле он от все­го от­пи­рал­ся. За­тем про­сил про­ще­ния. Утвер­ждал, что это все­го лишь неболь­шое увле­че­ние, толь­ко все вы­шло из-под кон­тро­ля. Го­во­рил, как-ни­будь ула­дит это де­ло... — Как дол­го это про­дол­жа­ет­ся? — спро­си­ла Та­тья­ну Ал­ла. — Эта жен­щи... На­та­лья утвер­жда­ет, что они вме­сте уже по­чти два го­да, — про­шеп­та­ла Та­ня с тос­кой. — Да уж, дей­стви­тель­но «ма­лень­кий» пры­жок в сто­ро­ну, — иро­нич­но бро­си­ла Све­та. — Что со­би­ра­ешь­ся де­лать? — Не знаю. Неде­лю на­зад у ме­ня был муж и счаст­ли­вая жизнь, а се­год­ня... —

Го­лос Та­ни за­дро­жал, в гла­зах по­яви­лись сле­зы. — Бо­же мой, я толь­ко не по­ни­маю по­че­му? За что? Что я сде­ла­ла не так? Чем я пло­ха? Чем та, дру­гая, луч­ше? — Та­ня уже не сдер­жи­ва­ла слез. — По­плачь, не держи это в се­бе, — Све­та об­ня­ла ее. — Ты не долж­на при­ни­мать по­спеш­ных ре­ше­ний. Мо­жет, еще мож­но все на­ла­дить? Ма­ло ли что бы­ва­ет... — Брось его, — неожи­дан­но про­из­нес­ла я. — И не об­ма­ны­вай се­бя. Ес­ли он один раз пре­дал те­бя, пре­даст сно­ва! Дев­чон­ки изум­лен­но по­смот­ре­ли на ме­ня. Не знаю, что на ме­ня на­шло... Я ведь са­ма из ка­те­го­рии «та, дру­гая», и не мне да­вать со­ве­ты. Но ко­гда я слу­ша­ла Та­ню, ка­за­лось, что я знаю ее му­жа. Ее Ле­ша в те­че­ние двух лет об­ма­ны­вал и Та­ню, и свою лю­бов­ни­цу. По­че­му? Ему так бы­ло удоб­но. С од­ной сто­ро­ны — же­на, ко­то­рая со­зда­ет ему теп­лый на­деж­ный тыл, а с дру­гой — лю­бов­ни­ца, поз­во­ля­ю­щая от­дох­нуть от буд­ней. Все это я ска­за­ла со­труд­ни­цам, а за­тем по­про­ща­лась и ушла. У ме­ня бы­ло чув­ство, что ес­ли оста­нусь еще хо­тя бы на ми­ну­ту, то про­сто за­дох­нусь. В гор­ле сто­ял ком. «Во вся­ком слу­чае мои от­но­ше­ния с Эди­ком чест­ны. Мы зна­ем, че­го ожи­дать друг от дру­га». Но я оши­ба­лась... Это бы­ло пе­ред са­мым Но­вым го­дом. На празд­ник вы­па­ло все­го три дня, по­это­му я не по­еха­ла к ро­ди­те­лям. Мне бы­ло немно­го груст­но, ведь не очень при­ят­но про­во­дить вы­ход­ные в пол­ном оди­но­че­стве. Лю­би­мый ска­зал, что, к со­жа­ле­нию, вы­рвать­ся не смо­жет: к ним при­ез­жа­ют род­ствен­ни­ки же­ны — се­мей­ное тор­же­ство и все та­кое про­чее... Что­бы хоть как-то уте­шить­ся, ре­ши­ла устро­ить се­бе пир. По­еха­ла в ги­пер­мар­кет за по­куп­ка­ми. Тол­пы бы­ли страш­ные! Мож­но по­ду­мать, на­се­ле­ние все­го го­ро­да со­бра­лось в этом ма­га­зине... Ко­гда я на­ко­нец про­тис­ну­лась к при­лав­ку со сдо­бой, за мою курт­ку ухва­тил­ся ка­кой­то ма­лыш. — Мам, хо­чу та­кое пи­рож­ное! Как у те­ти! — Ми­шень­ка, ты его по­лу­чишь, толь­ко пусть сна­ча­ла до нас дой­дет оче­редь! — жен­щи­на, взяв ре­бен­ка за руч­ку, ми­ло мне улыб­ну­лась. «Сим­па­тич­ная, — по­ду­ма­ла я. — Да­же кра­си­вая». У нее бы­ли гу­стые чер­ные во­ло­сы и по­тря­са­ю­щая жен­ствен­ная фи­гу­ра — строй­ная и округ­лая од­но­вре­мен­но. Сре­ди нерв­ной тол­пы по­ку­па­те­лей, ал­чу­щих то­ва­ров, спо­кой­ная свет­лая улыб­ка этой жен­щи­ны про­из­ве­ла на ме­ня при­ят­ное впе­чат­ле­ние. Мо­жет, по­это­му, ко­гда я взя­ла пи­рож­ные и дви­ну­лась даль­ше, то огля­ну­лась и... остол­бе­не­ла: к жен­щине по­до­шел мой Эдик! Взял за ру­ку ма­лы­ша, а жен­щи­ну так об­нял за та­лию... Не знаю, как объ­яс­нить. Бы­ло в этом же­сте что-то неж­ное, ин­тим­ное — их бли­зость скво­зи­ла во всем: в дви­же­ни­ях, во взгля­дах... Я по­чув­ство­ва­ла се­бя уни­жен­ной. В го­ло­ву при­шла мысль, что мой лю­бов­ник, соб­ствен­но, ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от Та­ни­но­го му­жа! Он же не за­бо­тит­ся во­об­ще ни о ком, кро­ме са­мо­го се­бя! Для сво­ей вы­го­ды бу­дет врать на­пра­во и на­ле­во, ина­че за­чем бы рас­ска­зы­вать мне о непри­вле­ка­тель­но­сти же­ны? И для че­го ри­со­вать мрач­ные кар­ти­ны се­мьи на гра­ни раз­во­да? Я от­ка­за­лась от по­ку­пок и ушла из ма­га­зи­на. Празд­ни­ки про­ве­ла в по­сте­ли. Ду­ма­ла о се­бе, об Эди­ке, о на­ших от­но­ше­ни­ях и о том, че­го хо­чу от жиз­ни. Рань­ше меч­та­ла, что од­на­жды он все-та­ки при­мет ре­ше­ние, — и, ра­зу­ме­ет­ся, в мою поль­зу. Мы нач­нем все с чи­сто­го ли­ста. Вер­нее, он нач­нет. А я бу­ду стро­ить свою жизнь так, как все­гда меч­та­ла: ни­ка­кой бы­то­вой ру­ти­ны, ни­ка­ких бес­фор­мен­ных ха­ла­тов и се­рых лиц! Мой лю­би­мый все­гда бу­дет ви­деть ме­ня ухо­жен­ной, кра­си­вой, ве­се­лой, что­бы ему да­же близ­ко не при­шло в го­ло­ву сме­нить ме­ня на дру­гую! Ку­ри­цам — вой­на! Но это бы­ло рань­ше. Нет, я не из­ме­ни­ла сво­им жиз­нен­ным ори­ен­ти­рам, про­сто по­ня­ла од­ну ба­наль­ную ис­ти­ну: тот, кто лжет, неиз­ле­чим. Что­бы оправ­дать свою тя­гу к непо­сто­ян­ству, неко­то­рые муж­чи­ны при­ду­ма­ли от­го­вор­ку: мы-де охот­ни­ки, нам на­до мно­го ди­чи... Чушь! Они все­го лишь оправ­ды­ва­ют соб­ствен­ную неспо­соб­ность к люб­ви и пре­дан­но­сти. Мне та­кой муж не ну­жен! Луч­ше остать­ся од­ной. Ко­гда во втор­ник я вы­шла на ра­бо­ту, то уже зна­ла, как по­ступ­лю. И что ска­жу Эди­ку ве­че­ром. Не хо­чу боль­ше лгать! Хва­ти­ло од­но­го сло­ва — «ухо­ди»... Как-то во вре­мя пе­ре­ры­ва ко мне по­до­шла Та­ня, спро­си­ла: — Хо­чешь ко­фе? — Ко­неч­но, — от­ве­ти­ла я. Для мел­ких ко­фей­ных пе­ре­ры­вов в ко­ри­до­ре на­ше­го учре­жде­ния уста­нов­лен ав­то­мат с на­пит­ка­ми: чай и ко­фе, все­гда го­ря­чие — это очень удоб­но. — Зна­ешь, я хо­чу те­бя по­бла­го­да­рить, — ска­за­ла Та­ня, по­да­вая мне пла­сти­ко­вый ста­кан­чик с ко­фе. — Мне очень по­мог­ло то, что ты мне ска­за­ла в ре­сто­ране. Нель­зя вер­нуть­ся к про­шло­му. Как там у древних муд­ре­цов? Нель­зя вой­ти в од­ну и ту же во­ду два­жды? Моя без­об­лач­ная се­мей­ная жизнь уплыла с этой во­дой. Я ре­ши­ла уй­ти от Леш­ки. Не мо­гу жить с ним под од­ной кры­шей! Не мо­гу на­хо­дить­ся в ат­мо­сфе­ре об­ма­на, пре­да­тель­ства. По­ни­ма­ешь, ведь де­ло не в том, что он раз­лю­бил ме­ня и по­лю­бил дру­гую, — об­ма­ны­вал нас обе­их! И да­же не это глав­ное... Муж вы­став­лял ме­ня в ее гла­зах ко­ро­вой, а мне те­перь го­во­рит вся­кие га­до­сти о ней! А это уже обык­но­вен­ная под­лость. Я по­ня­ла: раз­лю­бил, по­лю­бил — ухо­ди, но толь­ко не лги! С ма­те­ри­аль­ной сто­ро­ной я справ­люсь: за­ра­ба­ты­ваю непло­хо. Он бу­дет пла­тить на де­тей. Глав­ное — за­кон­чит­ся на­ко­нец эта ложь, эта грязь... Про­жи­вем как­ни­будь и без него! Я при­смот­ре­лась к ней вни­ма­тель­нее. Та­тья­на вы­гля­де­ла зна­чи­тель­но луч­ше. Прав­да, она бы­ла все еще блед­на, по­ху­де­ла на несколь­ко ки­ло­грам­мов, но к ней воз­вра­ти­лась уве­рен­ность в се­бе, по­явил­ся блеск в гла­зах, и вновь воз­ник ин­те­рес к жиз­ни, к окру­жа­ю­ще­му ми­ру. — Ко­неч­но спра­вишь­ся! — от­ве­ти­ла я. — Но на са­мом де­ле это я долж­на те­бя бла­го­да­рить, — вне­зап­но вы­рва­лось у ме­ня. — За что? — уди­ви­лась Та­ня. — Ты по­мог­ла мне при­нять ре­ше­ние. — Ка­кое? — спро­си­ла она. — Ко­гда-ни­будь рас­ска­жу... — Да­вай устро­им ма­лень­кий де­вич­ник для дво­их у ме­ня до­ма? — улыб­ну­лась Та­ня. — С хо­ро­шим ви­ном и кон­фе­та­ми. — С удо­воль­стви­ем, — от­ве­ти­ла я и по­ду­ма­ла: «По­рой, те­ряя что-то, мы при­об­ре­та­ем нечто го­раз­до боль­шее — на­сто­я­щих дру­зей».

Моя кол­ле­га Та­неч­ка в по­след­нее вре­мя вы­гля­де­ла несчаст­ной – по­блед­не­ла, по­ху­де­ла, ча­стень­ко ста­ла гру­стить. Ин­те­рес­но, что же та­кое с ней при­клю­чи­лось?

Празд­нич­ные дни про­ве­ла в тяж­ких раз­ду­мьях – о на­ших с Эди­ком от­но­ше­ни­ях, об их аб­со­лют­ной бес­пер­спек­тив­но­сти и амо­раль­но­сти.

О том, че­го же на са­мом де­ле я хо­чу от жиз­ни. И при­ня­ла ре­ше­ние!

Ино­гда те­ряя что-то, ка­жу­ще­е­ся нам по­на­ча­лу очень важ­ным, вза­мен мы при­об­ре­та­ем нечто го­раз­до бо­лее зна­чи­тель­ное – на­сто­я­ще­го вер­но­го дру­га...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.