● Ли­бо день­ги все­рьез, ли­бо сча­стье все­рьез

Каж­дая ма­лень­кая де­воч­ка, ед­ва на­учив­шись го­во­рить и при­ме­рять ма­ми­ны туфли, точ­но зна­ет, кем хо­чет стать. У ме­ня то­же бы­ла своя меч­та: я хо­те­ла стать бо­га­той...

Vdvojem - - Хиты номера -

Не слиш­ком ро­ман­тич­ное же­ла­ние для ре­бен­ка, не так ли? Но ро­ман­ти­кой и сказ­кой в мо­ей жиз­ни на тот мо­мент не пах­х­ло пах­ло вво­все, во­все, да и от­ку­да им взять­ся в мрачн­ном мрач­ном оод­но­этаж­ном од­но­этаж­ном ба­ра­ке на краю го­ро­даа,го­ро­да, ср­ра­зу сра­зу за ар­ма­тур­ным за­во­дом, где жи­и­ли­жи­ли про­стые за­вод­ские ра­бо­чие в ожи­да­а­ни­и­ио­жи­да­нии боль­ших и свет­лых квар­тир, ко­то­ры­ыеко­то­рые гго­су­дар­ство го­су­дар­ство вско­ре им по­да­рит по­да­рит. Но гос­су­да го­су­дар­ство взя­ло и раз­ва­ли­лось, и ра­бо­чи­ие ра­бо­чие ос оста­лись жить в ком­му­нал­ках, где час­сто­ча­сто о от­клю­ча­ли свет и во­ду, кух­ня бы­ла ообщ об­щей, на ней во­ня­ло та­бач­ным ды­мом, и бе­га­ли­бег боль­шие ры­жие та­ра­ка­ны. Я рос­л­ла рос­ла в кро­хот­ной ком­на­туш­ке, в ко­то­роой ко­то­рой м мы юти­лись вчет­ве­ром с ба­буш­кой, и пот по­то­му, на­вер­ное, неуди­ви­тель­но, что по­ока­по­ка в все мои по­друж­ки меч­та­ли о боль­ш­шой боль­шой л люб­ви и прин­цах, я про­си­ла на деннь день ро рож­де­ния бо­лее при­зем­лен­ные ве­щи: нап на­при­мер, но­вую коф­точ­ку или теп­лы­ые теп­лые бо бо­тин­ки, ес­ли ста­рые со­всем из­на­шив­ва­ли на­ши­ва­лись. — Сча­а­стье Сча­стье не в день­гах, доч­ка, — го­во­рил па­апа, па­па, ино­гда по ве­че­рам са­жая ме­ня на ко­ле­ни и рас­ска­зы­вая од­ни и те же ис­то­рии про то, как он был лет­чи­ком или как они по­зна­ко­ми­лись с ма­мой, — я зна­ла их на­изусть, но все рав­но каж­дый раз слу­ша­ла, от­крыв рот. — Вот у ме­ня, на­при­мер, ни­ко­гда не бы­ло мно­го де­нег, за­то есть ты и ма­ма —и я счаст­лив. А кто зна­ет, воз­мож­но, будь я бо­га­тым, то не был бы та­ким счаст­ли­вым? Ялю­би­лаЯ лю­би­ла па­пу и его ис­то­рии ис­то­рии, но не мог­ла до кон­ца по­ве­рить ему. У дру­гих дев­чо­нок бы­ли но­вые пла­тья, кра­си­вые кук­лы, мяг­кие плю­ше­вые иг­руш­ки с бле­стя­щи­ми бу­си­на­ми вме­сто глаз, и мне ка­за­лось, что будь у ме­ня все это, я ста­ла бы са­мой счаст­ли­вой де­воч­кой на све­те. «Куп­лю се­бе все, что за­хо­чу, ко­гда вы­рас­ту!» — по­обе­ща­ла се­бе то­гда. От­ку­да же мне бы­ло знать в том неж­ном воз­расте, что са­мых глав­ных ве­щей за день­ги не ку­пишь?.. Ко­гда мне ис­пол­ни­лось два­дцать два, я пе­ре­еха­ла от ро­ди­те­лей, сняв на дво­их с по­друж­кой не­боль­шую квар­тир­ку в од­ном из спаль­ных рай­о­нов го­ро­да. Я окон­чи­ла ин­сти­тут, но на ми­зер­ную

зар­пла­ту гос­слу­жа­ще­го, как мои ро­ди­те­ли, про­зя­бать не со­би­ра­лась. Кри­сти­на, моя по­друж­ка, пред­ло­жи­ла устро­ить­ся вдво­ем тан­цов­щи­ца­ми в по­пу­ляр­ный в го­ро­де ноч­ной клуб — ни­ка­кой эро­ти­ки или об­на­жен­ки, про­сто хо­рео­гра­фи­че­ские но­ме­ра. Пла­ти­ли

хо­ро­шо, и нам с Кри­сти­ной это очень да­же под­хо­ди­ло — зря, что ли, мы с ше­сто­го клас­са хо­ди­ли в школь­ную тан­це­валь­ную сту­дию? Имен­но на сцене это­го клу­ба ме­ня впервые уви­дел Та­рик... Для всех, прав­да, он был Та­ри­э­лом Гу­ра­мо­ви­чем. — Де­вуш­ки, ку­да вы спе­ши­те? Ве­чер толь­ко на­чал­ся, а вы уже убе­га­е­те! — У нас сроч­ные де­ла! — де­жур­но улыб­ну­лась я, про­скаль­зы­вая ми­мо муж­чи­ны, пе­ре­го­ро­див­ше­го нам вы­ход. За несколь­ко ме­ся­цев ра­бо­ты в клу­бе мы с Кри­сти­ной при­вык­ли к вни­ма­нию по­се­ти­те­лей. Но этот пер­со­наж ока­зал­ся из на­стой­чи­вых. — Нет-нет, я так бы­ст­ро вас не от­пу­щу! — Нам за­пре­ща­ет­ся от­ды­хать в клу­бе, в ко­то­ром мы ра­бо­та­ем, — при­зна­лась Кри­стин­ка. — А мы и не бу­дем от­ды­хать в этом клу­бе! Мой босс очень за­ин­те­ре­со­ван в том, что­бы с ва­ми по­зна­ко­мить­ся, и при­гла­ша­ет вас обе­их на ве­че­рин­ку в свой за­го­род­ный до­мик. Я га­ран­ти­рую, вы не по­жа­ле­е­те! Я с со­мне­ни­ем оки­ну­ла взгля­дом пар­ня: ши­кар­ный ко­стюм, до­ро­гие ча­сы, по­блес­ки­ва­ю­щие на за­пястье... Ду­ма­ла, это он нас «кле­ит», а ока­за­лось, про­сто вы­пол­ня­ет по­ру­че­ние бос­са! Лю­бо­пыт­ство по­бе­ди­ло... — Окей, — со­гла­си­лась я, коротко по­со­ве­то­вав­шись с по­дру­гой, — мы по­едем с ва­ми, но для на­ча­ла я за­пи­шу но­мер ва­ше­го ав­то и пе­ре­дам на­ше­му ад­ми­ни­стра­то­ру... — В этом нет ни­ка­кой нуж­ды, — снис­хо­ди­тель­но улыб­нул­ся незна­ко­мец, об­на­жив ряд иде­аль­но бе­лых зу­бов.— Ме­ня тут все зна­ют. И он мах­нул ру­кой Игорь­ку, охран­ни­ку, сто­яв­ше­му в тот ве­чер на фейс-кон­тро­ле. Тот при­вет­ствен­но улыб­нул­ся и кив­нул нам: мол, все в по­ряд­ке. На пар­ков­ке мо­ло­дой че­ло­век га­лант­но рас­пах­нул пе­ред на­ми две­ри ав­то: — При­са­жи­вай­тесь, кра­са­ви­цы. Се­год­ня я бу­ду ва­шим лич­ным во­ди­те­лем. Он сно­ва ши­ро­ко улыб­нул­ся, и да­же в све­те туск­ло­го улич­но­го фо­на­ря я за­ме­ти­ла, ка­ко­го уди­ви­тель­но­го цве­та у него гла­за — тем­но-ка­рие, по­чти шо­ко­лад­ные, как ла­ки­ро­ван­ное де­ре­во.«Или дра­го­цен­ные кам­ни», — по­ду­ма­ла то­гда. Спу­стя два­дцать ми­нут мы уже подъ­ез­жа­ли к за­го­род­но­му до­му, свер­ка­ю­ще­му ог­ня­ми, как но­во­год­ний Дис­ней­ленд, — ве­че­рин­ка бы­ла в раз­га­ре. Наш «лич­ный во­ди­тель», ко­то­рый пред­ста­вил­ся Оле­гом, про­вел нас в го­сти­ную — зна­ко­мить­ся с бос­сом. — Та­ри­эл Гу­ра­мо­вич, для вас — про­сто Та­рик, — улы­ба­ясь и це­луя нам ру­ки, пред­ста­вил­ся муж­чи­на. Я узна­ла его, ведь он был по­сто­ян­ным по­се­ти­те­лем на­ше­го клу­ба. Хо­ди­ли слу­хи, что вла­де­ет од­ной из круп­ней­ших в стране ад­во­кат­ских кон­тор и за­ни­ма­ет­ся по­ли­ти­кой, и, гля­дя на ин­те­рьер его, как вы­ра­зил­ся Олег, «за­го­род­но­го до­ми­ка», я го­то­ва бы­ла по­ве­рить, что Та­рик бо­гат как Крез. Прав­да, был да­ле­ко не мо­лод, ско­рее го­дил­ся нам с Кри­сти­ной в от­цы,

чем в уха­же­ры, но раз­ве это име­ло та­кое уж важ­ное зна­че­ние? — Олег от­ве­зет те­бя до­мой, ко­гда за­хо­чешь, — шеп­нул мне на ухо Та­рик, ко­гда Кри­сти­на ото­шла. — Но я очень хо­тел бы, что­бы ты оста­лась. От него пах­ло си­га­ра­ми, до­ро­гим пар­фю­мом и чем-то еще неуло­ви­мым, но очень при­тя­га­тель­ным... Мне по­на­до­би­лось со­всем немно­го вре­ме­ни, что­бы по­нять: так пах­нут день­ги... В ту ночь я оста­лась у Та­ри­ка — как и в сле­ду­ю­щую, и мно­гие но­чи поз­же. Он был га­лан­тен со мной, за­да­ри­вал по­дар­ка­ми и ни­ко­гда ни в чем не от­ка­зы­вал — и это по­мо­га­ло мне за­быть о том, ка­ким по­тас­кан­ным вы­гля­дит его ли­цо при днев­ном све­те... Та­ри­эл снял для ме­ня про­стор­ную квар­ти­ру в цен­тре, я уво­ли­лась из клу­ба и ве­ла празд­ную жизнь со­дер­жан­ки — ведь те­перь ни день­ги, ни сво­бод­ное вре­мя не бы­ли для ме­ня про­бле­мой. Ино­гда по но­чам, ле­жа без сна на шел­ко­вых про­сты­нях, я ду­ма­ла о том, что моя дет­ская меч­та на­ко­нец осу­ще­стви­лась, и я мо­гу поз­во­лить се­бе ку­пить все, что за­хо­чу... Но что-то все-та­ки бы­ло не так, и я не мог­ла по­нять, где имен­но до­пу­сти­ла про­счет... До­ста­точ­но ча­сто уез­жая по де­лам, Та­рик остав­лял в мое рас­по­ря­же­ние сво­е­го лич­но­го во­ди­те­ля Оле­га. Олег во­зил ме­ня по ма­га­зи­нам, со­став­лял ком­па­нию, ко­гда не с кем бы­ло схо­дить в кино, и в кон­це кон­цов я на­ча­ла за­ме­чать, что пи­таю к нему го­раз­до бо­лее силь­ную при­вя­зан­ность, чем сле­до­ва­ло бы... Од­на­жды, остав­шись но­че­вать у Та­ри­ка в его за­го­род­ном до­ме, утром я об­на­ру­жи­ла за­пис­ку, в ко­то­рой он со­об­щал, что­бы я ни­ку­да не уез­жа­ла, а ве­че­ром он по­ста­ра­ет­ся вер­нуть­ся к ужи­ну. Про­ва­ляв­шись до обе­да в кро­ва­ти, я по­не­жи­лась в джа­ку­зи, а уже под ве­чер ре­ши­ла вый­ти про­гу­лять­ся по ле­су, ко­то­рый на­чи­нал­ся сра­зу за во­ро­та­ми. Стем­не­ло до­ста­точ­но бы­ст­ро, и я са­ма не за­ме­ти­ла, как за­блу­ди­лась — и хо­ро­шо, что у ме­ня в кар­мане ока­зал­ся мо­биль­ный, на ко­то­ром был уста­нов­лен GPS, с по­мо­щью ко­то­ро­го я и до­бра­лась об­рат­но. На подъ­езд­ной до­рож­ке бы­ло пу­сто, и я не без об­лег­че­ния по­ня­ла, что Та­рик еще не при­е­хал, — он не лю­бил ждать. — Где ты бы­ла? — Олег си­дел на лест­ни­це хму­рый, вы­ра­же­ние его ли­ца не пред­ве­ща­ло ни­че­го хо­ро­ше­го. — Твой мо­биль­ный не от­ве­ча­ет, и… те­бя не бы­ло це­лых два ча­са! — Я гуляла, — ото­ро­пе­ло оста­но­ви­лась я пе­ред ним. — В та­кое вре­мя? Од­на? Настя, это ведь не парк раз­вле­че­ний, а на­сто­я­щий лес! Я при­се­ла на сту­пень­ку ря­дом с ним. — Эй, я ведь взрос­лая де­воч­ка, — по­про­бо­ва­ла от­шу­тить­ся, пы­та­ясь раз­гля­деть в по­лу­мра­ке его гла­за. Я по­ни­ма­ла, что он от­ве­ча­ет за мою без­опас­ность, но в его вол­не­нии яв­но бы­ло нечто лич­ное... — Ты не пред­став­ля­ешь, как я пе­ре­жи­вал за те­бя, — ти­хо ска­зал он. Я не ви­де­ла его ли­ца, но по­чув­ство­ва­ла, как из­ме­ни­лось настро­е­ние. Кра­ем бед­ра, ко­то­рым ка­са­лась его но­ги, вдруг ощу­ти­ла ис­хо­дя­щий от его те­ла жар... И он, слов­но элек­три­че­ский раз­ряд, мгно­вен­но пе­ре­дал­ся мне. В ти­шине, на­ру­ша­е­мой лишь ти­ка­ньем ча­сов в го­сти­ной, я услы­ша­ла, как сби­ва­ет­ся ритм мо­е­го серд­ца и уча­ща­ет­ся ды­ха­ние Оле­га. Его ла­донь необык­но­вен­но неж­но кос­ну­лась мо­ей ще­ки, и в сле­ду­ю­щую се­кун­ду на­ши гу­бы встре­ти­лись, роб­ко и осто­рож­но про­буя друг дру­га на вкус. В гру­ди то­ми­тель­но и слад­ко ще­ми­ло, он об­хва­тил ме­ня од­ной ру­кой, дру­гую за­пу­стив в мои во­ло­сы, я, не ды­ша, рас­тво­ря­лась в его объ­я­ти­ях, а мир сжи­мал­ся и сжи­мал­ся, сузив­шись в ито­ге до этих губ и рук, до это­го мгно­ве­ния, и не су­ще­ство­ва­ло боль­ше ни­че­го во­круг. Я при­жа­лась к нему всем те­лом, слов­но пы­та­ясь впи­тать каж­дой кле­точ­кой те­ла его си­лу и страсть, его за­пах, его са­мо­го… — По­жа­луй­ста…— шеп­та­ла я, са­ма не по­ни­мая, о чем про­шу: то ли оста­но­вить­ся, то ли не оста­нав­ли­вать­ся ни­ко­гда. Он немно­го осла­бил объ­я­тия, уткнув­шись но­сом в мое ухо, ды­ша пре­ры­ви­сто и ча­сто, об­жи­гая ме­ня сво­им ды­ха­ни­ем. — Настя, — про­шеп­тал он, за­ры­ва­ясь ли­цом в мои во­ло­сы, — я люб­лю те­бя… Мне вдруг по­ка­за­лось, что это не я си­жу на лест­нич­ной сту­пень­ке в объ­я­ти­ях Оле­га, не я ка­са­юсь его во­лос, и не мне он при­зна­ет­ся в люб­ви… Я слов­но от- де­ли­лась от те­ла и, лег­кая и бес­те­лес­ная, на­блю­да­ла за всем со сто­ро­ны и точ­но так же со сто­ро­ны услы­ша­ла, как эхом от­зы­ва­юсь: — Я то­же те­бя люб­лю... — Да­вай бу­дем вме­сте, — с вне­зап­ной го­ряч­но­стью пред­ло­жил он. — Ты ведь для него все­го лишь иг­руш­ка, у него по несколь­ку та­ких в каж­дом го­ро­де... Остань­ся со мной... Мы мо­жем уехать вдво­ем — моя ма­ма жи­вет на юге, там у нее ма­лень­кий дом, за­то свой, и у ме­ня есть немно­го сбе­ре­же­ний... Дер­жа мои ла­до­ни в сво­их, он рас­ска­зы­вал мне, как счаст­ли­во мы за­жи­вем вдво­ем, на­ро­жа­ем де­ти­шек, но пе­ред мо­и­ми гла­за­ми сто­я­ла толь­ко од­на кар­тин­ка — кро­хот­ная ком­му­наль­ная ком­на­туш­ка с уз­ким ок­ном, за­си­жен­ным му­ха­ми, и боль­шие ры­жие та­ра­ка­ны на кухне... На сле­ду­ю­щий день я по­про­си­ла Та­ри­ка ку­пить нам с Кри­сти­ной пу­тев­ку в Еги­пет — мол, зим­няя де­прес­сия, на­до раз­ве­ять­ся. Ко­гда вер­ну­лась, Олег уже не ра­бо­тал на него. — Ска­зал, что у него кто-то умер и он дол­жен вер­нуть­ся на ро­ди­ну, — по­жал пле­ча­ми Алек­сей, но­вый во­ди­тель Та­ри­ка, встре­чав­ший ме­ня в аэро­пор­ту. Я се­ла на зад­нее си­де­нье, от­вер­нув­шись к ок­ну. Ле­ша вы­ру­лил с пар­ков­ки, на хо­ду вклю­чая ра­дио. «И при­шел тот час, ко­гда встал во­прос: Ли­бо день­ги все­рьез, ли­бо сча­стье все­рьез», — с над­рыв­ной хри­пот­цой за­пел из ко­ло­нок Ма­ка­ре­вич. — Включи двор­ни­ки, — ти­хо по­про­си­ла я во­ди­те­ля, не по­во­ра­чи­вая го­ло­вы. — Дождь уже дав­но за­кон­чил­ся, — так же ти­хо от­ве­тил тот и про­тя­нул мне но­со­вой пла­ток...

Та­ри­эл Гу­ра­мо­вич был немо­лод, бо­лее то­го – ско­рее го­дил­ся нам с Кри­сти­ной в от­цы, неже­ли в уха­же­ры, од­на­ко раз­ве воз­раст име­ет

та­кое уж се­рьез­ное зна­че­ние, ко­гда муж­чи­на бо­гат как Крез?

В тот са­мый день, ко­гда я по­ня­ла, что боль­ше уже ни­ко­гда не уви­жу Оле­га, что-то во мне над­ло­ми­лось, и вне­зап­но при­шло чет­кое

осо­зна­ние: я толь­ко что сде­ла­ла са­мый невер­ный вы­бор в сво­ей жиз­ни. Од­на­ко из­ме­нить что-ли­бо я так и не ре­ши­лась...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.