ОД­НО СЛО­ВО – И Я ТВОЙ

По­те­ряв лю­би­мую жен­щи­ну, я по­нял, что жизнь моя бес­смыс­лен­на, что, ес­ли мне не удаст­ся ее вер­нуть, все бу­дет пло­хо...

Vdvojem - - Первая Страница -

Не пом­ню, как ме­ня за­нес­ло на по­каз мод в но­вом тор­го­вом цен­тре. За­шел за по­куп­ка­ми, а там му­зы­ка, ба­рыш­ни с при­гла­си­тель­ны­ми: де­скать, про­сим в на­ше ате­лье на празд­ник. Из лю­бо­пыт­ства по­шел, все рав­но по пу­ти. И тут уви­дел ее. Вот это де­вуш­ка! Та­кая ми­лая, с неж­ным цве­том ли­ца и со­всем не по­хо­жа на ма­не­кен­щи­цу. Не раз­ду­мы­вая слиш­ком дол­го, я по­до­шел. — Де­вуш­ка, по­че­му вы не там, на по­ди­у­ме? — А что, долж­на? — от ее улыб­ки у ме­ня в ду­ше что-то пе­ре­вер­ну­лось. — Ко­неч­но! Вы са­мая кра­си­вая. Она рас­сме­я­лась, и тут я уже за­был обо всем на све­те. —Я в ате­лье ра­бо­таю, шью на­ря­ды. А там и без ме­ня кра­со­ток хва­та­ет. Ко­гда му­зы­ка ста­ла со­всем гром­кой, я ото­шел. Но ме­ня охва­тил азарт. Ка­за­лось, упу­стить эту жен­щи­ну — все рав­но что упу­стить что-то очень важ­ное. Я до­ждал­ся, по­ка за­кон­чит ра­бо­ту, по­до­шел, на­звал­ся и при­гла­сил ее зай­ти со мной ку­да-ни­будь, по­си­деть. Она лег­ко со­гла­си­лась и до­ба­ви­ла: — Ме­ня зо­вут Ка­тя. Мы гу­ля­ли, серд­це сту­ча­ло в гру­ди на­ба­том, я го­во­рил, шу­тил, а Ка­тя сме­я­лась так, что я про­сто по­те­рял го­ло­ву. Ме­ня прон­зи­ло ощу­ще­ние, что уже ко­гда-то слы­шал этот го­лос, этот смех, что все вот это — мое, и она то­же. Не пом­ня се­бя, я при­влек ее к се­бе и по­це­ло­вал. Она от­ве­ти­ла на по­це­луй... Все сле­ду­ю­щие дни бы­ли по­то­ком бес­ко­неч­но­го, осле­пи­тель­но­го сча­стья. Я ни­че­го не за­ме­чал во­круг. Ка­кая там ра­бо­та, ка­кие кон­так­ты! Я от­клю­чил звук те­ле­фо­на, а го­ло­ву так и не вклю­чил. Мы с Ка­тей не рас­ста­ва­лись, дня­ми не вы­хо­ди­ли из мо­ей квар­ти­ры. Неж­ность пе­ре­пол­ня­ла нас, мы не мог­ли на­сы­тить­ся друг дру­гом. — Посмот­ри, что тут про­ис­хо­дит, Ром­ка! — по­зва­ла она ме­ня од­на­ж­ды к ок­ну. Ока­зы­ва­ет­ся, на пе­ре­крест­ке по­ста­ви­ли ка­кой-то памятник, и да­же иг­рал неболь­шой ор­кестр. — А я-то га­дал, что за му­зы­ка, — ска­зал, об­ни­мая Ка­тю. — Мне ка­за­лось, это не­бес­ные ан­ге­лы нам ак­ком­па­ни­ру­ют... В ско­ром вре­ме­ни мы вер­ну­лись на свои ра­бо­ты, и по­все­днев­ная жизнь по­тек­ла даль­ше. Но в мо­ей жиз­ни по­яви­лась Ка­тя. Прав­да, то­чил серд­це ка­кой-то чер­вя­чок, при­вкус бе­ды, но я от­ма­хи­вал­ся, за­кры­вал гла­за. Я за­кры­вал гла­за во­об­ще на все — кро­ме мо­ей Ка­ти... Од­на­ж­ды дол­го плес­кал­ся в ван­ной, а ко­гда вы­шел, моя лю­би­мая си­де­ла с по­чер­нев­шим ли­цом. — Твой те­ле­фон зво­нил, я ду­ма­ла, важ­ный зво­нок, взя­ла труб­ку. Это бы­ла твоя же­на. Из Гер­ма­нии. У ме­ня все пе­ре­вер­ну­лось внут­ри, та­ким рав­но­душ­ным, чу­жим го­ло­сом она это ска­за­ла. Я схва­тил­ся за го­ло­ву: бол­ван, по­че­му не от­клю­чил звук, как обыч­но?! Ка­тя мол­ча на­ча­ла со­би­рать­ся, я си­дел оглу­шен­ный и чув­ство­вал се­бя мерз­ко. На ме­ня буд­то вы­ли­ли вед­ро во­ды. Да, я врал — и ей, и са­мо­му се­бе, и немец­кой жене. Но мне хо­те­лось про­сто под­ста­вить ли­цо лу­чам сча­стья и ни о чем не ду­мать — не­уже­ли это так мно­го?.. — Кать, по­до­жди, — я взял ее за ру­ку, ко­гда она уже сто­я­ла у две­ри. — Про­сти, по­жа­луй­ста... Да­вай по­го­во­рим, я сей­час те­бе все объ­яс­ню. Она от­ве­ла мою ру­ку и вы­шла. Ла­донь ее бы­ла ле­дя­ной. По­тя­ну­лись со­вер­шен­но оди­на­ко­вые пу­стые дни. Ни­ко­гда еще до сей по­ры я не по­па­дал в та­кую труд­ную си­ту­а­цию, не чув­ство­вал се­бя на­столь­ко от­вра­ти­тель­но. И, что глав­ное, сам же во всем ви­но­ват! Ни­что не ра­до­ва­ло, жизнь по­те­ря­ла крас­ки и смысл. Те­перь я не знал, что де­лать, как быть. Слов­но прыг­нул с па­ра­шю­том, а он не рас­крыл­ся. По­не­мно­гу до ме­ня до­шло, что вме­сте с Ка­тей из мо­их жил ушла жизнь. Я зво­нил, она сбра­сы­ва­ла зво­нок. Же­на по те­ле­фо­ну тре­бо­ва­ла объ­яс­не­ний, я тя­нул, мед­лил. На­ко­нец при­ле­тел, вы­слу­шал упре­ки, по­лу­чил ве­ли­ко­душ­ное про­ще­ние и на­каз: «Но что­бы боль­ше ни­ко­гда!» Мне бы­ло тош­но от нее, про­сто фи­зи­че­ски. Я про­дол­жал мо­тать­ся по ра­бо­те в Гер­ма­нию и об­рат­но, там сло­нял­ся по ком­на­там особ­ня­ка мо­ей «фрау», как я про се­бя на­зы­вал же­ну, здесь си­дел в хо­ло­стяц­кой квар­ти­ре, без­дум­но гля­дя в экран те­ле­ви­зо­ра. Мне бы­ло труд­но ды­шать, и лег­че не ста­но­ви­лось. Чем даль­ше, тем от­ча­ян­нее де­ла­лись мыс­ли. — Ты дол­жен в кон­це кон­цов при­нять ре­ше­ние, — ска­зал я се­бе, с от­вра­ще­ни­ем гля­дя в зер­ка­ло. — Или рас­про­щать­ся со спо­кой­ным бра­ком без люб­ви, или рас­стать­ся с лю­бо­вью. О тре­тьем ва­ри­ан­те, где я оста­вал­ся один, ду­мать не хо­те­лось со­всем. Я съ­е­хал из особ­ня­ка су­пру­ги. В один из ве­че­ров Ка­тя от­ве­ти­ла на зво­нок. — Нам на­до встре­тить­ся... По­го­ди, не пе­ре­би­вай! Я по­дал на раз­вод, че­рез ме­сяц до­ку­мен­ты офор­мят. А по­ка хо­чу те­бя ви­деть. Ты нуж­на мне! — Не знаю, мож­но ли те­бе ве­рить, — от­ве­ти­ла она по­сле дол­гой па­у­зы. Уже в са­мо­ле­те, в по­ры­ве ка­ко­го-то ги­бель­но­го вдох­но­ве­ния, я на­пи­сал сти­хо­тво­ре­ние. Ско­ро празд­ник, Вось­мое мар­та — по­здрав­лю Ка­тю, хо­чет она то­го или нет. Ед­ва за­ско­чив до­мой, сра­зу по­бе­жал на по­чту, ку­пил от­крыт­ку и на­пи­сал на ней свой стих. А по­том, по­ка не пе­ре­ду­мал, — к Ка­те, ведь ско­ро ве­чер, она вер­нет­ся с ра­бо­ты. От­крыт­ку су­нул в поч­то­вый ящик и на­стро­ил­ся де­жу­рить на лест­нич­ной клет­ке... Вот и она! До­ста­ла от­крыт­ку, дол­го чи­та­ла, ше­ве­ля гу­ба­ми. Я мыс­лен­но чи­тал вме­сте с ней: «Ты — явь, ты — сон, ты — ночь, ты — день, ты — мысль, ты — те­ло, ты — мой иде­ал. Ты — небо, ты — ад, ты — луг, ты — дом, ты — де­ре­во, ты — цве­ток, ты — весь мой мир... Од­но твое сло­во — и я бу­ду жить или умру...» — Ка­тень­ка, — по­звал я. Она вздрог­ну­ла и по­вер­ну­лась ко мне. Я спро­сил: — Что ска­жешь? — О чем? — Ка­ким бу­дет твое сло­во? Ко­гда па­у­за сде­ла­лась по­чти невы­но­си­мой, она про­шеп­та­ла: — Остань­ся...

Мы гу­ля­ли, мое серд­це на­ба­том сту­ча­ло в гру­ди, я что-то го­во­рил,

шу­тил, а Ка­тя сме­я­лась так, что я про­сто по­те­рял го­ло­ву. Я при­влек ее к се­бе и по­це­ло­вал.

И она от­ве­ти­ла на по­це­луй!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.