Раз­вод очень кста­ти

Со­вер­шен­но на­прас­но жу­ли­ки пы­та­лись ме­ня пу­гать! Я – ка­лач тер­тый, опыт­ный, а по­то­му та­кие ве­щи со мной дав­но уже не про­хо­дят...

Vdvojem - - Первая Страница -

Осо­бой люб­ви меж­ду на­ми не на­блю­да­лось, но хо­зяй­ка она бы­ла от­мен­ная, да и в по­сте­ли рав­ных ей не встре­чал. О ее про­шлом я не до­пы­ты­вал­ся, да и ме­ня она не рас­спра­ши­ва­ла. По­го­вор­ка про «стер­пит­сяс­лю­бит­ся» ока­за­лась вер­на – я по­чти по­лю­бил ее...

Ча­ще все­го мои по­пыт­ки влю­бить­ся за­кан­чи­ва­лись, ко­гда я слы­шал «МОЁ день рож­де­ние», «не люб­лю горь­кое ко­фе» или «ложь» — в ви­де гла­го­ла по­ве­ли­тель­но­го на­кло­не­ния. Вся моя фи­ло­ло­ги­че­ская сущ­ность бур­но вос­ста­ва­ла, и при этом вся вос­став­шая муж­ская сущ­ность свой пыл утра­чи­ва­ла. В кон­це кон­цов, ме­ня ча­сто бе­си­ло безвкусное и негра­мот­ное от­но­ше­ние этих фе­мин к одеж­де. Ста­но­вить­ся из-за это­го мо­на­хом в мои пла­ны не вхо­ди­ло, но и со­зер­цать одеж­ную без­вку­си­цу при жад­ном по­гло­ще­нии эк­ле­ров бы­ло вы­ше мо­их сил. При­шлось ис­кать вме­ня­е­мых ди­зай­не­ров, спо­соб­ных по­нять, что уже «ни­кто не во­ю­ет в од­но­борт­ном», и что «свободная ли­ния пле­ча» — еще не реглан, и... в ито­ге от­кры­вать соб­ствен­ный ма­га­зин одеж­ды. Ра­зу­ме­ет­ся, ис­кать шан­хай-по­шив не хо­те­лось, и, дви­жи­мый пат­ри­о­ти­че­ским уга­ром в плане раз­ви­тия оте­че­ствен­но­го биз­не­са, я пе­ре­брал несколь­ко де­сят­ков по­став­щи­ков и про­из­во­ди­те­лей. На­ко­нец на од­ном из скла­дов на­шел. Там бы­ли по­чти все нуж­ные мне ви­ды одеж­ды — от лет­них пла­тьев и са­ра­фа­нов до зим­них паль­то. За­ве­до­ва­ла им оча­ро­ва­тель­ная ша­тен­ка с боль­ши­ми гла­за­ми и при­ят­ны­ми фор­ма­ми. — Ин­га, — пред­ста­ви­лась она при пер­вой встре­че. — Олег, — от­ре­ко­мен­до­вал­ся я. — Хва­ли­тесь! Мне вас по­со­ве­то­ва­ли как хо­ро­ше­го опто­ви­ка. — Я хо­ро­ша не толь­ко как опто­вик, — па­ри­ро­ва­ла она и рас­сме­я­лась. — Смот­ри­те, вот на­ши усло­вия ра­бо­ты. Мы по­лу­ча­ем то­ва­ры из раз­ных мест... По­сте­пен­но на­ши раз­го­во­ры ста­ли за­тра­ги­вать не толь­ко биз­нес, а мы ка­са­лись уже не толь­ко ча­ше­чек на сто­ле во вре­мя ко­фе­пи­тий, и вско­ре

по­ня­ли, что нам все труд­нее рас­ста­вать­ся и все ра­дост­нее быть вме­сте. Тем не ме­нее пе­рей­ти грань, от­де­ля­ю­щую биз­не­спарт­нер­ство от бли­зо­сти, мне бы­ло непро­сто. Все ре­ши­лось — как это ча­сто бы­ва­ет — в ко­ман­ди­ров­ке, на неде­ле вы­со­кой мо­ды, в од­ном из го­ро­дов За­пад­ной Ев­ро­пы. Но­мер нам до­стал­ся один на дво­их, с ши­ро­чен­ной по­сте­лью. — Ну, что де­лать бу­дем? — я рас­те­рян­но смот­рел на кро­вать с од­ним оде­я­лом. — Для на­ча­ла — при­ни­мать душ. Воз­ра­же­ний нет? В са­мом де­ле, в са­мо­ле­те бы­ло жар­ко­ва­то, да и день в до­ро­ге вы­дал­ся весь­ма уто­ми­тель­ным. — Да, душ бу­дет в са­мый раз. А по­том по­ищем, где бы нам по­ужи­нать. Ха­ла­ты бы­ли пу­ши­стые, по­ло­тен­ца мохнатые, ге­ли для ду­ша па­ху­чие, да и ночь по­лу­чи­лась жгу­чая — на ужин мы с Ин­гой так и не вы­бра­лись... Неде­ля вы­со­кой мо­ды про­шла. За­пис­ная книж­ка пол­ни­лась за­мет­ка­ми, ви­зит­ни­ца опу­сте­ла, а гру­да чу­жих ви­зи­ток за­пол­ни­ла порт­фель. — А ты зна­ешь, мне по­нра­ви­лось с то­бой... — ска­за­ла она, по­ло­жив го­ло­ву мне на пле­чо и гля­дя в ил­лю­ми­на­тор, за ко­то­рым ви­се­ла по­ло­ви­на Лу­ны. — А ты зна­ешь, мне то­же, — ру­ка при­выч­но лег­ла на ее пле­чо и вско­ре мы уже спа­ли, по­ка тол­чок и лег­кий удар шас­си не воз­ве­стил о по­сад­ке. Срок арен­ды квар­тир ис­те­кал у обо­их, и сле­ду­ю­щую мы уже ис­ка­ли вме­сте. Вско­ре рас­пи­са­лись, и на­ша жизнь и ра­бо­та по­шли па­рал­лель­но. Осо­бой люб­ви, прав­да, не на­блю­да­лось, но хо­зяй­ка она бы­ла от­мен­ная, да и в по­сте­ли рав­ных ей я не встре­чал. О ее про­шлом не до­пы­ты­вал­ся, но по­ни­мал, что она все­му это­му на­учи­лась не на за­оч­ных кур­сах. Да и ме­ня она не рас­спра­ши­ва­ла. Так и жи­ли. По­го­вор­ка про стер­пит­ся-слю­бит­ся ока­за­лась вер­на — я по­чти по­лю­бил ее. Де­ла на­ши шли в го­ру, я в ма­га­зине рас­ши­рял ас­сор­ти­мент, для че­го ис­кал дру­гих по­став­щи­ков. И од­на­ж­ды на­шел. Это бы­ла па­роч­ка от­пе­тых жу­ли­ков, из­вест­ных в на­шей сре­де тем, что они по­став­ля­ют от­лич­ный то­вар по бро­со­вым це­нам. Сек­рет был прост: их тре­тий кол­ле­га в Ки­тае за­ку­пал лиш­нее сы­рье, и часть про­дук­ции шла на рын­ки, о су­ще­ство­ва­нии ко­то­рых за­каз­чи­ки да­же не по­до­зре­ва­ли. К то­му же и за­во­зи­лось это все по ле­вым схе­мам. В ито­ге до­воль­ны бы­ли все — и та­мо­жен­ни­ки, и про­дав­цы, и, са­мо со­бой ра­зу­ме­ет­ся, по­ку­па­те­ли. Я вы­ехал к ним на пе­ре­го­во­ры, в шум­ный пор­то­вый го­род. Ме­ня пре­ду­пре­ди­ли, что­бы дер­жал ухо вост­ро и не вел­ся на раз­ные улов­ки. Тем не ме­нее все про­шло спо­кой­но. Они на­зва­ли свою це­ну, я — свою, мы по­сме­я­лись, и за ка­ких-ни­будь че­ты­ре ча­са спо­ров, шу­ма и хло­па­нья две­рью по­чти что при­шли к об­ще­му зна­ме­на­те­лю. Оба жу­ли­ка пе­ре­гля­ну­лись: — Так, этот пи­жон мне на­до­ел... — Да! С ним невоз­мож­но иметь де­ло — у него нет серд­ца, а в го­ло­ве арифмометр! — При­хо­ди­те зав­тра утром, и мы все ре­шим окон­ча­тель­но. Гостиница вам за­ка­за­на, Оля вас от­ве­зет. Еще во вре­мя пе­ре­го­во­ров я об­ра­тил вни­ма­ние на хо­ро­шень­кую ре­фе­рент­ку «глав­но­го по та­ре­лоч­кам». Ее глу­бо­кое де­коль­те неволь­но при­тя­ги­ва­ло взгляд, а дви­же­ния длин­ных ног вы­зы­ва­ли вполне объ­яс­ни­мое же­ла­ние. Ре­а­ли­зо­ва­лось оно са­мым есте­ствен­ным об­ра­зом, а на­ут­ро до­го­вор был под­пи­сан. При­мер­но пол­го­да мы от­ра­бо­та­ли по це­нам, о ко­то­рых то­гда до­го­во­ри­лись, а по­том один из них мне по­зво­нил. — Как здоровье, до­ро­гой? Пус­кать­ся в дол­гие пе­ре­го­во­ры не хо­те­лось — кри­зис ру­бил все. — Мы мо­жем без эки­во­ков. — То­гда так. Мы под­ни­ма­ем це­ну. — Это что за раз­вод? У нас в кон­трак­те все рас­пи­са­но чер­ным по бе­ло­му, вклю­чая кур­со­вые раз­ни­цы... В об­щем, при­шлось сно­ва ехать к ним. В ком­на­те бы­ли один из парт­не­ров и... Оля. Он на­чал без пре­ди­сло­вий: — Мне жаль, но за­ку­поч­ная це­на для те­бя те­перь та­кая, — и мол­ча черк­нул на лист­ке бу­ма­ги несколь­ко цифр. — По­слу­шай, что из­ме­ни­лось? Мне в ар­бит­раж ид­ти неохо­та, да­вай ре­шать. — Ха! Ну да­вай. Из­ме­ни­лось мно­гое. Да­же... По­чти все — на­чи­ная от кур­са ев­ро и за­кан­чи­вая твоим по­ве­де­ни­ем. Я по­нял все. Эле­мен­тар­ная, ста­рая как мир, ловушка. Как же я... — Итак, ли­бо ты по­ку­па­ешь по но­вым це­нам, ли­бо твоя же­на узна­ет — тут он по­вер­нул ко мне но­ут­бук, и я уви­дел па­мят­ную ком­на­ту в го­сти­ни­це. — Зна­ешь, раз­вод бу­дет кста­ти. Мне нра­вит­ся Оля, и я обо­жаю до­маш­нее ви­део. Мо­жем да­же по­вто­рить на бис — тут свет не очень ров­но ле­жит... Ка­кую-то ми­ну­ту мы смот­ре­ли в гла­за друг дру­гу. По­том оба по­смот­ре­ли на Олю, за­стыв­шую в крес­ле. — Да-а... Мо­ло­дец, па­рень. Ра­бо­та­ем по ста­рой цене. Уже про­ща­ясь, жу­лик на­кло­нил­ся к мо­е­му уху: — Про Штир­ли­ца я то­же чи­тал...

Во вре­мя пе­ре­го­во­ров я об­ра­тил вни­ма­ние на хо­ро­шень­кую ре­фе­рент­ку «глав­но­го». Ее де­коль­те неволь­но при­тя­ги­ва­ло взгляд, а дви­же­ния длин­ных ног вы­зы­ва­ли вполне объ­яс­ни­мое же­ла­ние...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.