Сколь­ко сто­ит из­ме­на

В по­след­нее вре­мя Ки­рилл очень силь­но из­ме­нил­ся: ра­бо­тал до­позд­на, вы­пи­вал, ма­ло со мной об­щал­ся и во­об­ще стал на се­бя не по­хож...

Vdvojem - - Первая Страница -

В по­след­нее вре­мя муж при­хо­дил позд­но, уста­лый и злой. Мне хо­те­лось по­го­во­рить, хо­те­лось, что­бы он де­лил­ся про­бле­ма­ми, и мы бы вме­сте об­суж­да­ли их и при­хо­ди­ли к вы­во­ду, что все это ме­ло­чи и су­е­та, а глав­ное – на­ша се­мья, наш дом, на­ша лю­бовь...

Яот­кры­ла кон­верт с пе­ча­тью бан­ка. Из пись­ма сле­до­ва­ло, что уже три ме­ся­ца мы не вно­си­ли пла­ту по кре­ди­ту, по­это­му банк уве­дом­лял о на­чис­ле­нии пе­ни и на­ме­кал на ско­рое су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство, ес­ли мы не по­га­сим все за­дол­жен­но­сти. — Это ка­кая-то ошиб­ка, — про­бор­мо­та­ла я. По­зво­ни­ла му­жу, но у него был вы­клю­чен те­ле­фон. Пла­те­жа­ми в на­шей се­мье за­ни­мал­ся Ки­рилл, мне и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло кон­тро­ли­ро­вать, внес ли муж оче­ред­ную сум­му. — На ваш счет уже три ме­ся­ца ни­че­го не по­сту­па­ло. Нуж­но опла­тить за­дол­жен­ность, ина­че, со­глас­но до­го­во­ру, мы пе­ре­да­дим де­ло в суд, — объ­яс­нил мне слу­жа­щий бан­ка. Я по­обе­ща­ла свя­зать­ся с ни­ми позд­нее и по­ло­жи­ла труб­ку. По­пы­та­лась за­нять­ся обычными до­маш­ни­ми де­ла­ми, но все ва­ли­лось из рук. В это вре­мя просну­лась На­та­ша, за­ка­приз­ни­ча­ла. Со­би­рая доч­ку на про­гул­ку, я про­дол­жа­ла раз­мыш­лять над воз­ник­шей про­бле­мой. И о чем муж толь­ко ду­ма­ет? Кре­дит в бан­ке мы взя­ли, что­бы ку­пить необ­хо­ди­мую до­маш­нюю тех­ни­ку. При зар­пла­те мо­е­го Ки­рил­ла по­га­шать его бы­ло неслож­но. И тем не ме­нее вот оно — пись­мо о дол­гах! Я не мог­ла до­ждать­ся Ки­рил­ла с ра­бо­ты. Рань­ше он все­гда воз­вра­щал­ся в шесть, но вот уже несколь­ко ме­ся­цев при­хо­дил в де­вять ве­че­ра, а то и поз­же, уста­лый и злой. У него по­сто­ян­но ка­кие-то де­ла: то парт­не­ры при­е­ха­ли, то от­чет на­до сда­вать, то до­го­вор «го­рит». Мне хо­те­лось по­го­во­рить, хо­те­лось, что­бы он де­лил­ся про­бле­ма­ми, мы бы вме­сте об­суж­да­ли их и при­хо­ди­ли к вы­во­ду, что все это ме­ло­чи и су­е­та, а глав­ное — на­ша се­мья, наш дом, на­ша лю­бовь. Но по­доб­ные раз­го­во­ры по­чти пре­кра­ти­лись. Ки­рилл без­раз­лич­но съе­дал ужин и за­ва­ли­вал­ся спать. В по­след­нее вре­мя муж все ча­ще пил: то об­мы­вал ка­кую-то сдел­ку, то кто-то из его со­труд­ни­ков от­ме­чал день рож­де­ния. В тот ве­чер он то­же при­шел позд­но. Но я ста­ра­лась сдер­жать раз­дра­же­ние: ну­жен се­рьез­ный раз­го­вор, а не скан­дал. Спро­си­ла спо­кой­но: — Где за­дер­жал­ся на этот раз? — В офи­се, — по­жал пле­ча­ми муж. — Нуж­но бы­ло за­кон­чить сроч­ную ра­бо­ту, — от­ве­тил Ки­рилл, не гля­дя в гла­за. Жал­кая по­пыт­ка на­ве­сить лап­шу на уши. Я разо­зли­лась: — Бу­дешь спать се­год­ня в го­сти­ной. Ме­ня тош­нит от пе­ре­га­ра, — про­вор­ча­ла и

ушла в спаль­ню, хлоп­нув две­рью. По­пы­та­лась вспом­нить, ко­гда же мы в по­след­ний раз бы­ли близ­ки. По­жа­луй, та­кой при­ят­ный ве­чер про­ве­ли вме­сте еще вес­ной… Оста­ви­ли на­шу ма­лыш­ку с ня­ней, ко­то­рую по­ре­ко­мен­до­ва­ли со­се­ди, и по­е­ха­ли с дру­зья­ми на шаш­лы­ки. Ве­се­ли­лись и тан­це­ва­ли до са­мо­го утра… Вер­ну­лись на рас­све­те. Ки­рилл то­гда еще по­ехал от­во­зить ня­ню до­мой... Ка­жет­ся, имен­но то­гда он из­ме­нил­ся. Стал мол­ча­лив, уча­сти­лись позд­ние воз­вра­ще­ния до­мой. А те­перь вот еще история с кре­ди­том! Утром Ки­рилл ушел из до­му очень ра­но, да­же не по­про­щав­шись. Слов­но сбе­жал. Мне бы­ло обид­но, но я за­ня­лась до­чур­кой, и на­стро­е­ние под­ня­лось. Вдруг за­зво­нил те­ле­фон. Я взя­ла труб­ку, и но­ги под­ко­си­лись. Зво­ни­ли из боль­ни­цы — де­жур­ная от­де­ле­ния трав­ма­то­ло­гии. Ска­за­ла, что мо­е­го му­жа из­би­ли, и он сей­час на­хо­дит­ся у них. Оста­вив На­таш­ку на со­сед­ку, я по­мча­лась ту­да. Ки­рилл был в со­зна­нии, да­же шу­тил с мед­сест­рой, но, уви­дев ме­ня, стал се­рьез­ным. Я мгно­вен­но за­бы­ла все свои оби­ды. — Ки­рюш... — сло­ва за­стря­ли в гор­ле, я за­пла­ка­ла. — Поль, не плачь, все обо­шлось. Они хо­те­ли де­нег, — ска­зал мне муж. — Кто — они? Кто? Ки­рилл, во что ты вля­пал­ся? — вос­клик­ну­ла я в ужа­се. Муж по­гла­дил ме­ня по ру­ке: — Да­вай до­ма по­го­во­рим. Не бой­ся, ни­че­го страш­но­го. Прав­да. Он по­явил­ся до­ма под ве­чер, с пе­ре­бин­то­ван­ной ру­кой, си­ня­ком под гла­зом, жал­кий и несчаст­ный. — Ки­рилл, я хо­чу знать, что про­ис­хо­дит! Ска­жи мне, в чем де­ло, или… — Или что?! Раз­ве­дешь­ся? — вдруг огрыз­нул­ся он. — Да­вай... Я про­пу­сти­ла про­во­ка­ци­он­ную ре­пли­ку ми­мо ушей, да­же в глу­бине ду­ши не до­пус­кая та­кой воз­мож­но­сти, и про­дол­жи­ла «до­прос с при­стра­сти­ем»: — Ты позд­но воз­вра­ща­ешь­ся до­мой, ча­сто пья­ный. Кре­дит не опла­чи­вал­ся уже три ме­ся­ца, вот пись­мо из бан­ка. Не раз­го­ва­ри­ва­ешь со мной, что-то скры­ва­ешь… Я не знаю, что ду­мать. И эта дра­ка! С кем, из-за че­го? — я по­вы­си­ла го­лос. Ки­рилл глу­бо­ко вздох­нул, как че­ло­век, ко­то­рый ре­ша­ет­ся на труд­ный шаг, по­смот­рел мне в гла­за и спро­сил: — Пом­нишь по­езд­ку на шаш­лы­ки? — Ко­неч­но, пом­ню, но что об­ще­го… — Ко­гда мы воз­вра­ти­лись до­мой, ты оста­лась укла­ды­вать ма­лыш­ку спать, а я по­ехал от­во­зить ня­ню. — Пом­ню, ты еще то­гда про­ко­лол ко­ле­со ма­ши­ны. Ну и что? — Мо­жешь не пе­ре­би­вать?! — Ки­рилл нерв­но за­хо­дил по ком­на­те, до­стал бу­тыл­ку вис­ки, но на­ли­вать не стал. — В тот ве­чер я из­ме­нил те­бе! Да­же не пред­став­ля­ешь, как мне труд­но в этом при­знать­ся… Про­сти… Кровь при­хлы­ну­ла к мо­е­му ли­цу. — Ты шу­тишь? — про­шеп­та­ла я. Мож­но бы­ло пред­по­ло­жить что угод­но: про­бле­мы на ра­бо­те, азарт­ные иг­ры… Но — из­ме­на?! Мне бы­ло до то­го тош­но, что хо­те­лось за­выть. Од­на­ко на­до бы­ло на­кор­мить доч­ку, уло­жить ее спать. Ки­рилл с ви­дом по­би­той со­ба­ки мол­ча си­дел в уг­лу го­сти­ной. На­ко­нец На­таш­ка усну­ла. Нуж­но все-та­ки за­кон­чить раз­го­вор. — Кто она? Как дол­го это про­дол­жа­ет­ся?! — Это та нянь­ка, — Ки­рилл пре­рвал мои во­про­сы. — Пом­нишь, я по­вез ее до­мой, а она… Я ни о чем та­ком и не ду­мал. Ко­гда она при­тя­ну­ла ме­ня к се­бе, я… сам не знаю, как это по­лу­чи­лось. На­вер­ное, на­стро­е­ние бы­ло та­кое… по­сле по­езд­ки. Хо­те­лось че­го-то необыч­но­го... Люб­ви… — Люб­ви? Ты прыг­нул в кой­ку к пер­вой по­пав­шей­ся шлю­хе и на­зы­ва­ешь это лю­бо­вью?! А у нас с то­бой что бы­ло? Про­из­вод­ствен­ное со­ве­ща­ние? — По­ля, по­го­ди, я ко­неч­но, по­сту­пил как ско­ти­на, но это не са­мое глав­ное, — оста­но­вил ме­ня Ки­рилл. — Ей со­всем не ну­жен был секс со мной. Она ста­ла ме­ня шан­та­жи­ро­вать. Де­воч­ка с дру­зья­ми под­ра­ба­ты­ва­ет та­ким спо­со­бом на косметику, хлеб с мас­лом и ко­ньяк. У нее на ха­те ви­део­ка­ме­ра, со­общ­ни­ки сде­ла­ли ком­про­ме­ти­ру­ю­щие фото. По­тре­бо­ва­ли де­нег. Я дал — не хо­тел, что­бы сним­ки по­па­ли в твои ру­ки. Но они при­шли сно­ва. На этот раз я их по­слал, и они ме­ня из­би­ли. Про­сти... Я те­бя очень люб­лю и не хо­чу по­те­рять… — Ка­жет­ся, ты уже ме­ня по­те­рял, — су­хо от­ве­ти­ла я и на сле­ду­ю­щий день уеха­ла к ро­ди­те­лям, за­брав ма­лыш­ку с со­бой. Не хо­те­лось ни ви­деть му­жа, ни го­во­рить с ним. Но шло вре­мя, я по­ня­ла, что со­ску­чи­лась. Ки­рилл очень по­ху­дел и вы­гля­дел со­вер­шен­но несчаст­ным. Схва­тил На­таш­ку на ру­ки, при­жал­ся к ней, а на ме­ня и смот­реть не осме­ли­вал­ся. — А па­па пла­чет, — вдруг удив­лен­но ска­за­ла На­таш­ка. — Раз­ве па­пы плачут? Они же дя­ди! Ки­рилл пла­кал, и я по­чув­ство­ва­ла, что и по мо­им ще­кам те­кут сле­зы. — Про­сти ме­ня, — про­шеп­тал он. — За обид­ные сло­ва, за то, что из­ме­нил… — Еще раз вы­ки­нешь та­кой фор­тель, боль­ше не уви­дишь ни ме­ня, ни На­таш­ку, — ска­за­ла я. Муж опу­стил го­ло­ву, еще креп­че при­жи­мая к се­бе ма­лыш­ку, а мне ста­ло не­лов­ко. Вот уж не ду­ма­ла, что при­дет­ся при­бег­нуть к та­ко­му: все­гда пре­зи­ра­ла жен­щин, ко­то­рые шан­та­жи­ру­ют муж­чин детьми... В тот день мы дол­го го­во­ри­ли, пы­та­ясь вновь най­ти ни­точ­ку, ко­то­рая нас ко­гда-то со­еди­ни­ла. Ведь я по-преж­не­му лю­би­ла это­го иди­о­та. Мы ста­ли про­во­дить вме­сте боль­ше вре­ме­ни, и я по­чти про­сти­ла его. Ну и еще кое-что... Эта псев­до­ня­ня­шан­та­жист­ка не вы­да­вит из нас боль­ше ни ко­пей­ки. Мы по­е­ха­ли к ней вме­сте с Ки­рил­лом, и я ска­за­ла, что знаю обо всем, и ни­че­го она от нас она уже не по­лу­чит. Де­ви­ца ве­ла се­бя наг­ло, сме­я­лась в ли­цо, но я пре­ду­пре­ди­ла ее — мы идем в ми­ли­цию! К со­жа­ле­нию, у нас нет до­ка­за­тельств пре­ступ­ле­ния, раз­ве что ее друж­ков мож­но при­влечь за дра­ку... И тем не ме­нее за­яв­ле­ние мы оста­ви­ли, мо­жет быть, этот сиг­нал по­слу­жит ей предо­сте­ре­же­ни­ем! Тот ужас­ный слу­чай на­учил нас важ­ной ис­тине: глав­ное в бра­ке — ис­крен­ность. Луч­ше са­мая горь­кая прав­да, чем ложь или неопре­де­лен­ность. Ес­ли лю­бишь — смо­жешь по­нять...

Ня­ню ре­ко­мен­до­ва­ли

со­се­ди. Она ока­за­лась бой­кой

де­вуш­кой и со­блаз­ни­ла мо­е­го

му­жа!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.