ЛЮБ­ЛЮ се­бя сно­ва

Я ис­кренне счи­та­ла се­бя са­мой несчаст­ной и жда­ла ото всех по­ни­ма­ния. Но, как ока­за­лось, мне про­сто нуж­на бы­ла хо­ро­шая встряс­ка моз­га!

Vdvojem - - Право На Ошибку -

Те­бе ни­ко­гда нет до ме­ня де­ла! Ко­неч­но, я уже не та­кая, как бы­ла ко­гда-то, — злые сле­зы при­выч­но сда­ви­ли гор­ло. — Ме­ня устра­и­ва­ет то, что есть, — то ли ска­зал, то ли про­мы­чал муж, не от­ры­ва­ясь от ком­пью­те­ра. — А ме­ня не устра­и­ва­ет! — То­гда ты и де­лай что-ни­будь. — Зна­чит, все-та­ки в этом при­чи­на?! — я пе­ре­шла на крик. — По­это­му ты ко мне рав­но­ду­шен? — О гос­по­ди... На­ча­лось... Ви­тя схва­тил­ся за го­ло­ву, я схва­ти­лась за серд­це, сы­ну­ля схва­тил­ся за стул, не удер­жал­ся, рух­нул, воз­му­щен­но за­ве­ре­щал, чем и пре­рвал на­шу обы­ден­ную ссо­ру. — Вот так все­гда, — про­дол­жа­ла я, ус­по­ка­и­вая Де­нис­ку. — Ре­бе­нок упал, а ты да­же не ше­вель­нул­ся! — Во­об­ще-то, ты бы­ла воз­ле него че­рез се­кун­ду, — воз­ра­зил муж. — А по­че­му не ты? — Ло­рик, я те­бя умо­ляю, хва­тит. При­хо­дя до­мой, я хо­чу рас­сла­бить­ся, а вме­сто это­го по­лу­чаю оче­ред­ной скан­дал. — Ну, из­ви­ни! Вот та­кая вот го­ря­чая у те­бя же­на! Хо­тя те­бе и это не по ду­ше. О хо­лод­ной меч­та­ешь? Ви­тя при­крыл гла­за и про­мол­чал. Моя ду­ша тре­бо­ва­ла про­дол­же­ния, но на это мож­но бы­ло не рас­счи­ты­вать. Ес­ли уж его на­крыл мол­чун, то все... Ни зву­ка. А мне еще столь­ко нуж­но бы­ло ему ска­зать! Чур­бан бес­чув­ствен­ный! Не вы­слу­шал да­же! Как же я уста­ла...

Ку­да по­де­ва­лась ро­ман­ти­ка? Муж боль­ше не сле­дит за мной взгля­дом, не пре­ду­пре­жда­ет мои же­ла­ния, не вос­хи­ща­ет­ся, как рань­ше... — А ты? — спро­си­ла ме­ня как-то моя ма­ма, ко­то­рой я по­жа­ло­ва­лась. — Мне неко­гда! Я вся, ну про­сто вся в де­лах-за­бо­тах! Один Де­нис­ка сколь­ко сил от­ни­ма­ет, а еще ведь дом на мне! — Ты од­на та­кая несчаст­ная, да, Лар? — Не знаю, — я на­ча­ла злить­ся. — Доч­ка, пре­кра­щай ду­рить. Это мой те­бе ма­те­рин­ский со­вет. — Мам, во мне, что ли, де­ло?! Он боль­ше не лю­бит ме­ня! Я, ви­ди­те ли, по­пра­ви­лась. И всхлип­ну­ла от жа­ло­сти к се­бе. — Ты дей­стви­тель­но по­пра­ви­лась, но все в тво­их ру­ках. — И ты ту­да же? Я не мо­гу! У ме­ня нет вре­ме­ни на спорт­зал! Я уби­ва­юсь до­ма и с ре­бен­ком. И по­мочь неко­му. Ду­ма­е­те, ма­ми­на со­весть просну­лась? Ха! Как бы не так. Бро­ви при­под­ня­ла и из­де­ва­тель­ски за­цо­ка­ла язы­ком. Вид­но, с ней Вить­ка по­ра­бо­тал. Не мо­жет же род­ная мать свою кро­ви­ноч­ку не по­жа­леть! Чув­ству­ет­ся в этом де­ле муж­ни­на во­ло­са­тая ру­ка... Тя­же­ло все это ока­за­лось... Брак в смыс­ле. А ведь пре­ду­пре­жда­ли ме­ня жен­ские жур­на­лы и ге­ро­и­ни ток-шоу! «Не то­ро­пись!» — взы­ва­ли пси­хо­ло­ги­че­ские те­сты. Не по­слу­ша­лась. Вер­нее, ма­му по­слу­ша­лась, ее «на­до схо­дить за­муж» и «ес­ли лю­бишь, вы­хо­ди». Те­перь она же и осуж­да­ет! А я что? Все­го лишь уста­ла. Труд­но мне! По­сле то­го раз­го­во­ра с ма­мой я боль- ше не де­ли­лась с ней сво­и­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми. Она то­же не стре­ми­лась к об­ще­нию. За­то с Ви­тей мо­им — слов­но два го­луб­ка! Как ни зай­ду в ком­на­ту, а там — гуль-гуль-гуль — чи­ри­ка­ют на ди­ване! Нет, чи­ри­ка­ют во­ро­бьи, а у ме­ня ж го­лу­би... А! Кур­лы­ка­ют! Кур­лы­ка­ют жу­рав­ли... Впро­чем, суть та же. От­де­ли­лись от ме­ня, пре­да­те­ли! И что ха­рак­тер­но, по­сле их по­си­де­лок Ви­тя еще хо­лод­нее ко мне стал от­но­сить­ся. Ес­ли рань­ше я его на ка­кой-то диа­лог про­во­ци­ро­ва­ла, то сей­час во­об­ще ни гу-гу, мол­чит, как пар­ти­зан. — Это что ж та­кое ма­мень­ка на ме­ня на­го­ва­ри­ва­ет? — спро­си­ла я нена­ро­ком, про­хо­дя ми­мо од­на­ж­ды. — Ни­че­го. Те­ща у ме­ня — зо­ло­то. — Ко­неч­но! Ку­да уж до нее жене?! Мол­чит су­пруг, не воз­ра­жа­ет. Пи­рож­ком те­щи­ным с ка­пу­стой за­ку­сы­ва­ет. Я бе­сить­ся на­ча­ла, а он сле­ду­ю­щий пи­ро­жок бе­рет и опять ни сло­ва, а по­том фи­ло­соф­ски так про­тя­нул: — Да-а-а, Ла­роч­ка. Не по­лу­ча­ет­ся у нас сов­мест­ное про­жи­ва­ние. Как ни ста­рал­ся, да, ви­ди­мо, при­дет­ся нам... — и за­мол­чал, па­ра­зит, на са­мом ин­те­рес­ном ме­сте! — Что при­дет­ся? — по­хо­ло­де­ла я. — Ты уж са­ма до­ду­май. Хо­тя че­го тут тай­ны пло­дить? Те­бе без ме­ня го­раз­до лег­че бу­дет. И Де­нис­ку я не бро­шу, по­мо­гать бу­ду. — Я... че-то не пой­му... Ви­тю­ня! О чем ты го­во­ришь?! За­чем по­мо­гать?! — Те­бе же тя­же­ло со мной, са­ма го­во­ри­ла. Про­кор­мить му­жи­ка — не по си­лам те­бе. С твоим-то хруп­ким здо­ро­вьем. Опять же, вни­ма­ния не уде­ляю. Как ни кру­ти, а од­ной лег­че. — П... п...по­че­му? — за­и­ка­лась я, пы­та­ясь унять че­чет­ку, ко­то­рую от­би­ва­ли зу­бы. — Мне не тя­же­ло со­всем. — Не ве­рю, Ла­роч­ка. Это ты ме­ня жа­ле­ешь сей­час. Я ведь точ­но знаю, как те­бе труд­но. Про­сти, что так дол­го те­бя му­чил. За­то к те­бе ма­ма пе­ре­едет, по­мо­гать бу­дет. И, зна­е­те, как услы­ша­ла я этот по­след­ний ар­гу­мент, как пред­ста­ви­ла ма­му вме­сто лю­би­мо­го му­жа — так и от­пу­сти­ло ме­ня! Сра­зу же. Ма­ги­че­ски. Мо­мен­таль­но! — Не-е-ет!!! — за­во­пи­ла я и упа­ла на грудь су­пру­га. — Не ухо­ди! Не бро­сай! Бу­ду с ра­до­стью те­бя кор­мить, хоть шесть раз в день. Кля­нусь свя­ты­ми теф­тель­ка­ми! И сло­ва по­пе­рек не ска­жу, — по­обе­ща­ла я. — И жа­ло­вать­ся на жизнь пе­ре­ста­нешь? И жа­леть се­бя круг­лые сут­ки? — Угу, — про­мы­ча­ла я. — Как-то неубе­ди­тель­но. — Не бу­ду, — вы­да­ви­ла я. — Толь­ко у ме­ня то­же прось­ба. — Озву­чи­вай, — раз­ре­шил муж. — Полюби ме­ня сно­ва, — ска­за­ла я. — Это невоз­мож­но. — Как?! — я чуть в об­мо­рок не упа­ла. — По­то­му что лю­бил, и люб­лю, и бу­ду лю­бить все­гда. Боль­ше уже про­сто невоз­мож­но. Де­ло не во мне, а в те­бе. Полюби се­бя са­ма, Ла­роч­ка. — Я же тол­стая, — за­ка­ню­чи­ла я. — За­бы­ла клят­ву? Не ныть! Как же твои свя­тые теф­тель­ки? На­ру­ша­ешь! Клят­ву я сдер­жа­ла. Кста­ти, это моя ма­ма ему идею под­ска­за­ла! Зна­ла, чем ме­ня «вы­ле­чить». Я боль­ше не ною и ра­ду­юсь жиз­ни. К сло­ву, и по­ху­де­ла при­лич­но. Гим­на­сти­ка и хо­ро­шее на­стро­е­ние тво­рят чу­де­са!

Я за­ме­ти­ла, что ма­ма ста­ла ча­сто шеп­тать­ся с мо­им му­жем. Как по­дой­ду – за­мол­чат. Пре­да­те­ли, за­те­я­ли за­го­вор... Нет что­бы по­жа­леть ме­ня, несчаст­ную!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.