Не мо­гу дер­жать та­кой грех

Vdvojem - - Скелет В Шкафу -

Убью, су­ка! — крик, ис­пол­нен­ный от­нюдь не дру­же­лю­бия, до­нес­ся до ме­ня от две­рейй су­пер­мар­ке­та. Там про­ис­хо­дил се­мей­ный кон­фликт. Ста­дия вто­рая. От пер­вой ста­дии — ти­хой ссо­ры — от­ли­ча­ет­ся гром­ко­стью зву­ка и ве­ро­ят­но­стью пе­ре­хо­да к ста­дии №3 — мор­до­бою. А мор­до­бой уже, меж­ду про­чим, чре­ват ста­тьей за на­не­се­ние лег­ких или тяж­ких, а то и несов­ме­сти­мых с жиз­нью те­лес­ных по­вре­жде­ний... Вот не люб­лю я, ко­гда лю­ди друг дру­га бьют! Тем бо­лее — убивают. У ме­ня это

про­фес­си­о­наль­ное, по­то­му как мне же по­том это все рас­пу­ты­вать при­хо­дит­ся (за­был ска­зать: я ра­бо­таю в ми­ли­ции, в убой­ном от­де­ле). По­се­му, при­ки­нув об­щую дис­по­зи­цию, ре­шил за­дать уточ­ня­ю­щий во­прос, бла­го обе сто­ро­ны нена­дол­го при­молк­ли. — Ку­да труп де­вать бу­дешь? Му­жик обер­нул­ся, его гла­за при­об­ре­ли бо­лее осмыс­лен­ное вы­ра­же­ние, за­то в бой немед­лен­но ри­ну­лась жен­щи­на — оче­вид­но, же­на: — А те­бе-то че­го на­до? Ва­ли сво­ей до­ро­гой, ко­зел! — Де­ло се­мей­ное, иди ку­да шел, — про­ба­сил му­жик. — Я-то пой­ду, а вы все же по­лег­че. А то вон бор­дюр сза­ди ка­мен­ный. Трях­нешь ее, не удер­жишь и по­лу­чишь по 115-й ста­тье. За убий­ство. От се­ми лет до по­жиз­нен­но­го. Оно те­бе на­до? Услы­шав мою ти­ра­ду, оба по­до­фи­ге­ли и, ка­жет­ся, ед­ва ли не впер­вые за­ду­ма­лись над соб­ствен­ны­ми по­ступ­ка­ми… Ду­мать во­об­ще не вред­но, а иной раз да­же крайне по­лез­но. Вздох­нув, я вновь вер­нул­ся к де­лам се­го­дняш­ним. История, слу­чив­ша­я­ся бук­валь­но на днях, по­ста­ви­ла на уши ку­чу лю­дей — к нам явил­ся с по­вин­ной мо­ло­дой муж­чи­на и ска­зал, что убил свою же­ну. Убий­ство слу­чи­лось… три го­да на­зад. Все эти три го­да он без­вы­лаз­но про­вел в Бе­ла­ру­си, опа­са­ясь аре­ста. Ра­зу­ме­ет­ся, учи­ты­вая тя­жесть со­де­ян­но­го, де­жур­ный при­нял ре­ше­ние его «за­крыть», од­на­ко до­прос по­ка­зал слиш­ком мно­го неяс­но­стей… Кар­ти­на, что на­зы­ва­ет­ся, бы­ла пи­са­на мас­лом. Жи­ли се­бе муж и же­на. Же­на от­ли­ча­лась нра­вом лег­ким и по­ве­де­ни­ем, су­дя по все­му, при­мер­но та­ким же. А вот муж ее… Как бы по­точ­нее вы­ра­зить­ся… на­про­тив — нра­ва спо­кой­но­го.

Фи­зи­че­ски крепок, си­лен. На­по­ми­нал мед­ве­дя — эта­кий вро­де бы доб­ро­душ­ный ува­лень, ко­то­ро­го бо­ят­ся все охот­ни­ки. Он до­воль­но дол­го смот­рел на за­ки­до­ны сво­ей же­нуш­ки сквозь паль­цы, па­ру раз пы­тал­ся с ней по­го­во­рить, и од­на­ж­ды что-то в его го­ло­се ее на­пу­га­ло: она при­тих­ла. Увы, ти­ши­на про­дли­лась очень не­дол­го. Вско­ре муж стал за­ме­чать, что же­на за-

дер­жи­ва­ет­ся по­сле ра­бо­ты, а ее те­ле­фон ока­зы­ва­ет­ся то раз­ря­жен­ным, то вне зо­ны дей­ствия се­ти. На­ко­нец он уви­дел их сво­и­ми гла­за­ми — в ка­ком-то ка­фе, где па­роч­ка по­пи­ва­ла ко­фе, влюб­лен­но по­гля­ды­вая друг на дру­га. — Ты по­ни­ма­ешь, у ме­ня внут­ри все обо­рва­лось. Не пом­ню, как до до­ма до­шел. Иду, а сам ду­маю: ну как же так? Ведь обе­ща­ла же не гу­лять! Мо­жет, при­ки­ды­ваю, это ее брат, ста­рый друг, од­но­класс­ник ка­кой… В об­щем, при­хо­дит она до­мой, а от нее ви­ном пах­нет! Ну, тут я уже и не вы­дер­жал… — си­дя­щий пе­ре­до мной муж­чи­на сжал ку­ла­ки, каж­дый раз­ме­ром с неболь­шой ар­буз. Я пред­ста­вил се­бе, что он мог со­тво­рить с жен­щи­ной, и неволь­но по­ежил­ся, хо­тя за го­ды ра­бо­ты по­ви­дал вся­кое. — Не вы­дер­жал, и что? В гла­зах мо­е­го ви­за­ви мельк­ну­ла мол­ния, ко­то­рая, прав­да, быст­ро по­гас­ла. — Что... Да дви­нул я ее так, что в стен­ку влип­ла, да свер­ху на нее еще пол­ка книж­ная упа­ла... — Что даль­ше? — Даль­ше? Не ды­шит, пуль­са нет, кровь на го­ло­ве… Сло­вом, убил! Точ­но­го чис­ла да­же и не пом­ню… Стран­но­сти на­ча­лись сра­зу же. По свод­кам, «бес­хоз­ных» тру­пов в тот пе­ри­од не бы­ло. Спря­тал? Но мой под­след­ствен­ный бо­жил­ся, что труп не вы­тас­ки­вал и не хо­ро­нил — про­сто сбе­жал из до­му, при­хва­тив пас­порт и ка­кую-то на­лич­ность. Сра­зу дви­нул на вок­зал и на по­езд, а от­ту­да — в Минск, по­ка, зна­чит, гра­ни­цу не пе­ре­кры­ли. — Еду, а сам тря­сусь: а ну как уже до погранцов до­шло? Од­на­ко обо­шлось, при­е­хал я к то­ва­ри­щу ста­ро­му, устро­ил­ся там по спе­ци­аль­но­сти, сле­са­рем. Так вот три го­да и про­шло. Пер­вые дни от каж­до­го шо­ро­ха вздра­ги­вал, а по­том вдруг при­сни­лась она мне. Го­ло­вой ка­ча­ла уко­риз­нен­но... Ко­ро­че, не мо­гу я боль­ше грех та­кой на ду­ше дер­жать! С тем и уве­ли его об­рат­но в ка­ме­ру, а мы вновь ста­ли под­ни­мать де­ла трех­лет­ней дав­но­сти. Вы­хо­ди­ло, что ни один из тру­пов не под­хо­дил под опи­са­ние его же­ны. Но ведь нет те­ла — нет и де­ла. Ре­ши­ли для очист­ки со­ве­сти съез­дить по то­му ад­ре­су, что был ука­зан в де­ле. При­е­ха­ли с по­мощ­ни­ком. Обыч­ная пя­ти­этаж­ка-хру­щев­ка. Кир­пич­ный дом, у подъ­ез­да ба­буль­ки. Спра­ши­ваю их, кто сей­час жи­вет в два­дца­той квар­ти­ре на вто­ром эта­же. Ба­буль­ки, услы­шав, что мы из ми­ли­ции, за­го­мо­ни­ли: — Да кто жи­вет? Кто жил, те и жи­вут. Оль­га с сы­ниш­кой, маль­чи­ку три го­ди­ка ско­ро, в са­дик хо­дит. Веж­ли­вый та­кой, и она спо­кой­ная. Муж у нее был — уехал ку­да-то на за­ра­бот­ки да и сги­нул там… Ба­буш­ки го­во­ри­ли на­пе­ре­бой, по­ка вне­зап­но не умолк­ли все ра­зом — по до­рож­ке к подъ­ез­ду шла жен­щи­на лет трид­ца­ти с неболь­шим, во­ло­сы за­че­са­ны на пра­вый ви­сок, так, слов­но при­кры­ва­ют шрам или ро­ди­мое пят­но. Сло­вес­ный порт­рет с тем, что дал си­дя­щий в ка­ме­ре муж, вро­де бы сов­па­да­ет. Чест­но го­во­ря, мне ста­ло как-то не по се­бе, но де­лать бы­ло нече­го — ра­бо­та есть ра­бо­та. Я шаг­нул ей на­встре­чу: — Вы Оль­га? Про­сти­те, но мне при­дет­ся за­дать вам несколь­ко во­про­сов… Все ока­за­лось эле­мен­тар­но: по­сле уда­ра она по­те­ря­ла со­зна­ние, про­ле­жа­ла так всю ночь, а утром при­ш­ла в се­бя. От­де­ла­лась шиш­кой на го­ло­ве и рас­се­чен­ным пра­вым вис­ком, шрам на ко­то­ром и пря­та­ла те­перь под при­чес­кой. Му­жа да­же ис­кать не пы­та­лась, ре­шив, что он ее бро­сил... Мы про­шли в дом, где Оль­гу ждал умень­шен­ный до раз­ме­ров трех­лет­не­го маль­чи­ка вто­рой эк­зем­пляр си­дя­ще­го у нас муж­чи­ны. В об­щем, итог ока­зал­ся при­мер­но та­ков: де­ло за от­сут­стви­ем тру­па по­про­сту за­кры­ли, а муж… Муж вер­нул­ся в се­мью — к жене и сы­ну. Очень жаль, что та­кие вот ис­то­рии за­кан­чи­ва­ют­ся счаст­ли­во да­ле­ко не все­гда...

До­ма Оль­гу ра­дост­но встре­тил маль­чиш­ка – умень­шен­ная ко­пия то­го са­мо­го му­жи­ка, ко­то­рый си­дел у нас в СИЗО...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.