Мы Мы­бе­ре­менн бе­ре­мен­ны? ЭТО ВРЕ­МЕН­НО!

Му­жи­ки, к вам есть во­прос: вы уже ро­жа­ли? Нет, вы не по­ня­ли! Я имею в ви­ду, пе­ре­жи­ва­ли ли вме­сте с су­пру­гой бе­ре­мен­ность и ро­ды? И как впе­чат­ле­ния? А вот у ме­ня, ка­жет­ся, на­ча­лось…

Vdvojem - - Первая Страница -

Вод­но пре­крас­ное утро моя Юль­ка, вой­дя на кух­ню с гор­до под­ня­той го­ло­вой, за­яви­ла: — Все, Вов­чик, ты по­пал, го­товь­ся! — В ка­ком смыс­ле? — осто­рож­но по­ин­те­ре­со­вал­ся я. Эта ее бо­е­вая стой­ка мне как-то сра­зу не по­нра­ви­лась. — Я за­ле­те­ла. Так что ско­ро ты ста­нешь па­поч­кой! Я по­же­вал фра­зу, пы­та­ясь втолк­нуть ее в свое со­зна­ние, но оно от­ча­ян­но со­про­тив­ля­лось. — Ты... уве­ре­на? — На все сто! Во-пер­вых, ме­ня тош­нит по утрам… — тут, долж­но быть, для пу­щей убе­ди­тель­но­сти Юль­ка рез­ко по­блед­не­ла и, при­кры­вая ла­до­ня­ми рот, рва­ну­ла в ван­ную. Вер­нув­шись ми­нут че­рез пять, плюх­ну­лась на

та­бу­рет­ку и, гля­дя на ме­ня гла­за­ми ко­тен­ка-най­де­ны­ша, про­шеп­та­ла: — Во-вто­рых, три раз­ных те­ста врать не мо­гут… Это же не чи­нов­ни­ки. Вов­ка, я так бо­юсь, — и, уткнув­шись го­ло­вой в мой жи­вот, за­дум­чи­во до­ба­ви­ла: — Я ре­ши­ла, что ро­жать бу­дем по ста­рин­ке. — Это как? — ис­пу­гал­ся я, вспом­нив из­вест­ные при­ме­ры из клас­си­че­ской ли­те­ра­ту­ры — от Булгакова до Шевченко. — Ну, как... Не в во­де, не си­дя на кор­точ­ках и да­же не на йо­га-мат… — за­ме­тив мой оша­ра­шен­ный взгляд, Юль­ка неж­но по­гла­ди­ла ме­ня по ще­ке. — А как все, на крес­ле в род­до­ме и с ане­сте­зи­ей. Я по­кла­ди­сто кив­нул, пе­ре­сох­шим гор­лом сгла­ты­вая слю­ну. — Ви­жу, ты в этом пол­ный про­фан, — со вздо­хом ре­зю­ми­ро­ва­ла же­на. — На­до бы те­бе что-ни­будь по­чи­тать на эту те­му. Это я и без Юль­ки по­нял! Срод­нив­шись с мыс­лью о том, что ско­ро ста­ну от­цом, ужас­но воз­гор­дил­ся и ре­шил по­дой­ти к де­лу со всей свой­ствен­ной мне се­рьез­но­стью и от­вет­ствен­но­стью. На сле­ду­ю­щий же день при­об­рел в «Медк­ни­ге» фун­да­мен­таль­ное по­со­бие по аку­шер­ству, па­роч­ку бро­шю­рок на те­му бе­ре­мен­но­сти и с упо­е­ни­ем по­гру­зил­ся в изу­че­ние. Вот это, ска­жу я вам, ли­те­ра­тур­ка — по­хле­ще лю­бо­го ужа­сти­ка! Я во­об­ще-то че­ло­век спокойный, не нерв­ный, но тут… Уже че­рез две неде­ли при ви­де Юль­ки, за­пи­ва­ю­щей све­жий огу­рец мо­ло­ком, я чув­ство­вал бур­ное слю­но­от­де­ле­ние, а за­пах фран­цуз­ских ду­хов на­шей сек­ре­тар­ши Та­неч­ки вы­зы­вал во мне тош­но­ту и го­ло­во­кру­же­ние. За­бро­сив обе­ден­ные пе­ре­ку­ры с му­жи­ка­ми (от за­па­ха си­га­рет ме­ня то­же тош­ни­ло), я все боль­ше вре­ме­ни про­во­дил в ка­фе ря­дом с офи­сом — в ком­па­нии мо­ло­дых и не очень ма­маш, об­суж­дая с ни­ми на­сущ­ные про­бле­мы, узна­вая по хо­ду мно­го но­во­го «из жиз­ни жен­щин» и по­сте­пен­но про­ни­ка­ясь их непро­сты­ми за­бо­та­ми. В це­лом бе­ре­мен­ность про­те­ка­ла нор­маль­но, но слу­ча­лись и ка­зу­сы. Как-то Юль­ка сло­ма­ла но­готь. — Что, — вспо­ло­шил­ся я, — но­го­ток сло­ма­ла? — и бро­сил­ся уте­шать ее. — Это все от недо­стат­ка каль­ция — тво­рог нуж­но есть, ина­че ма­лыш ро­дит­ся сла­бень­ким, род­ни­чок дол­го за­рас­тать не бу­дет, по­том зуб­ки бу­дут пло­хие… Увлек­шись, я стал рас­ска­зы­вать жене, что бы­ва­ет с ре­бен­ком от недо­стат­ка же­ле­за и йо­да в ор­га­низ­ме ма­те­ри, чем чре­ва­ты для пло­да фи­зи­че­ские пе­ре­груз­ки и как из­бе­жать тяжелых ане­мий от недо­стат­ка кис­ло­ро­да или вслед­ствие пло­хой эко­ло­гии. Каж­дый раз ви­дел пе­ред гла­за­ми смор­щен­ное, стра­да­ю­щее ли­чи­ко мо­е­го ре­бен­ка, рас­пла­чи­ва­ю­ще­го­ся за бес­печ­ность ро­ди­те­лей, и в кон­це кон­цов это ви­де­ние вы­зва­ло во мне та­кое от­ча­я­ние, что я рас­пла­кал­ся. Юль­ка, ты­ча мне ста­кан с ва­ле­ри­а­но­вы­ми кап­ля­ми, то­же вы­ти­ра­ла гла­за. — Юлеч­ка, что со мной? — всхлип­нул я. — Ни­че­го, Во­воч­ка, ты толь­ко не рас­стра­и­вай­ся — это прой­дет... Про­сто мы бе­ре­мен­ные, но это вре­мен­но… На трид­цать вто­рой неде­ле Юль­ки­ной бе­ре­мен­но­сти мне при­шлось взять от­пуск за свой счет: я стал пу­тать циф­ры в от­че­тах и во­об­ще за­бы­вать, где ка­кие фай­лы ле­жат. Гля­дя на мои за­пав­шие ще­ки и чер­ные кру­ги под гла­за­ми, шеф без лиш­них ком­мен­та­ри­ев под­пи­сал за­яв­ле­ние… К то­му же у нас на но­су бы­ло оче­ред­ное и по­след­нее пе­ред ро­да­ми УЗИ — к нему сто­и­ло под­го­то­вить­ся се­рьез­но. …Я во­шел в ка­би­нет неуве­рен­ной по­ход­кой, дер­жа Юль­ку за ру­ку, — она пе­ре­дви­га­лась враз­ва­лоч­ку, под­дер­жи­вая дру­гой ру­кой уже до­воль­но вну­ши­тель­ный жи­вот. Врач си­де­ла к нам спи­ной, что-то быст­ро за­пи­сы­вая в жур­на­ле. — Ва­ша фа­ми­лия? — не огля­ды­ва­ясь, спро­си­ла она. Юль­ка на­зва­ла. С утра она, как по­ло­же­но, вы­пи­ла мно­го во­ды и те­перь ед­ва сдер­жи­ва­лась, пе­ре­ми­на­ясь с но­ги на но­гу. А тут, ойк­нув, не вы­дер­жа­ла: — Я на ми­ну­точ­ку, — писк­ну­ла мне на ухо и вы­ско­чи­ла из ка­би­не­та. — Сколь­ко недель? — стро­го про­дол­жа­ла рас­спрос врачиха. — Трид­цать две, — про­шеп­тал я пе­ре­сох­ши­ми от вол­не­ния гу­ба­ми. — Сни­май­те верх и ло­жи­тесь, — не огля­ды­ва­ясь, ве­ле­ла она. Я по­слуш­но снял ру­ба­ху, рас­сте­лил взя­тое из до­му по­ло­тен­це и лег на ку­шет­ку. — Ну что, ро­жать ско­ро бу­дем? — по­вер­ну­лась на­ко­нец-то она и с недо­уме­ни­ем уста­ви­лась на мой во­ло­са­тый, слег­ка за­пав­ший от «ток­си­ко­за» жи­вот. — Бу­дем… ско­ро, — под­твер­дил я, невоз­му­ти­мо гля­дя ей в гла­за. Ро­ды — вот-вот… Я в па­ни­ке ме­чусь меж­ду Юль­кой, ра­бо­той и ма­га­зи­на­ми, пло­хо сплю по но­чам… У нас все го­то­во к при­е­му ма­лы­ша: ко­ляс­ка, кро­ват­ка, пе­лен­ки-рас­па­шон­ки-бу­ты­лоч­ки. В ко­ри­до­ре сто­ит сум­ка, упа­ко­ван­ная для род­до­ма: что­бы не те­рять вре­ме­ни, ко­гда все нач­нет­ся. То, что Юль­ка спра­вит­ся са­ма, я уже по­нял. Но ме­ня про­дол­жа­ет му­чить во­прос: му­жи­ки, что мне де­лать, ко­гда у же­ны нач­нет­ся лак­та­ция?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.