НЕЗНА­КОМ­КА в мо­ей по­сте­ли

Что мо­жет быть ху­же, чем проснуть­ся с жут­ко­го по­хме­лья? Я вам от­ве­чу: проснуть­ся с де­вуш­кой, о ко­то­рой ни­че­го не пом­нишь!

Vdvojem - - Первая Страница -

Быст­ро и лег­ко Ма­ша шла впе­ре­ди ме­ня, и в сгу­ща­ю­щих­ся лет­них су­мер­ках не бы­ло вид­но ее за­го­ре­лых рук и ног — лишь рас­пу­щен­ные по пле­чам свет­лые во­ло­сы ве­ли ме­ня, слов­но маяк. Я шел и ду­мал о том, что, по­жа­луй, это луч­шая по­езд­ка в мо­ей жиз­ни — ведь год на­зад, влю­бив­шись в Ма­шу, я и по­ду­мать не мог, что в эти выходные, ко­гда мы всей на­шей друж­ной компанией вы­бра­лись к Се­ре­ге на да­чу, у нас на­ко­нец что-то по­лу­чит­ся. Вне­зап­но Ма­ша оста­но­ви­лась в несколь­ких мет­рах от ме­ня. Во­круг ца­ри­ла пол­ная ти­ши­на — ни стре­ко­та ци­кад, ни шу­ма вет­ра, ни го­ло­сов дру­зей, остав­ших­ся во дво­ре. Толь­ко сей­час стран­ная нере­аль­ность про­ис­хо­дя­ще­го на­ча­ла до­хо­дить до ме­ня, но бы­ло уже позд­но. Тро­нув де­вуш­ку за пле­чо, я буд­то в за­мед­лен­ной съем­ке ви­дел, как она раз­во­ра­чи­ва­ет­ся, и вме­сто ли­ца, та­ко­го кра­си­во­го и лю­би­мо­го мною, ока­зы­ва­ет­ся лишь сма­зан­ное бе­ле­сое пят­но... Я шум­но вы­дох­нул и проснул­ся. Яр­кий сол­неч­ный свет бил в ок­но, про­зрач­но на­ме­кая на то, что бли­зит­ся пол­день. Рез­ко сел на по­сте­ли и мгно­вен­но об этом по­жа­лел — го­ло­ву буд­то сжа­ло в тис­ках. «Эх, не на­до бы­ло вче­ра так на­ле­гать на те­ки­лу, да еще за­пи­вать ее пи­вом», — тоск­ли­во по­ду­мал, но тут слу­чи­лось то, что за­ста­ви­ло ме­ня еще силь­нее об этом по­жа­леть. На по­душ­ке ря­дом со мной кра­со­ва­лись две строй­ные жен­ские нож­ки с ро­зо­вым ла­ком на ног­тях, и са­мое страш­ное бы­ло то, что я по­ня­тия не имел, ко­му они при­над­ле­жа­ли! Воз­мож­но, я по­сту­пил непра­виль­но — ско­рее все­го, так и бы­ло, ведь мно­го поз­же я осо­знал, что то­гда сэко­но­мил бы себе трил­ли­он нерв­ных кле­ток, но сра­бо­тал глав­ный муж­ской ин­стинкт: на­тво­рил — бе­ги. Вы­скольз­нув из кро­ва­ти, я в охап­ку сгреб раз­бро­сан­ные по по­лу ве­щи и мет­нул­ся из спаль­ни вон. — О, Ле­ха! — оклик­нул ме­ня яв­но об­ра­до­ван­ный Се­ре­га, ко­гда я, уже оде­тый, вы­хо­дил из ван­ной. — Хо­ро­шо, хоть ты уже проснул­ся, а то я ищу, кто бы мне дров по­мог на­ру­бить для ман­га­ла, а все дрых­нут еще! Се­ре­га — от­лич­ный па­рень и мой друг, имен­но он по­звал всех нас на да­чу сво­их ро­ди­те­лей от­ме­тить на­ча­ло ле­та. «Меж­ду про­чим, бу­дет Ма­ша», — крас­но­ре­чи­во под­миг­нул он, рас­ска­зы­вая, кто со­би­ра­ет­ся ехать. Ко­неч­но, я бы по­ехал и так, но при­сут­ствие де­вуш­ки, по ко­то­рой я так дол­го сох, ста­ло ре­ша­ю­щим фак­то­ром: мо­жет, я на­ко­нец призна­юсь ей, что влюб­лен... Но те­перь все эти пла­ны ру­ши­лись к чер­тям со­ба­чьим. С кем я вче­ра ушел, ко­гда бы­ла вы­пи­та по­след­няя бу­тыл­ка те­ки­лы? И как те­перь сде­лать так, что­бы об этом не узна­ла Ма­ша? Я пом­нил толь­ко, как мы иг­ра­ли в «Ма­фию», и каж­дый вы­ле­тев­ший из иг­ры дол­жен был вы­пи­вать по рюм­ке те­ки­лы. Я вы­ле­тал ча­ще дру­гих... «Раз мы с Ма­шей не вме­сте, по­лу­ча­ет­ся, я ей и не из­ме­нил, пра­виль­но?» — убеж­дал я са­мо­го себя. Так-то оно, ко­неч­но, так, но од­но­вре­мен­но я по­ни­мал, что ес­ли она узна­ет об этой но­чи, то ни­че­го у нас не по­лу­чит­ся. Мои шан­сы на успех в дан­ный мо­мент та­я­ли стре­ми­тель­нее, чем ко­ти­ров­ки на нефть на меж­ду­на­род­ных рын­ках... — Хел­лоу! — из до­ма вы­шла Ди­а­на, млад­шая сест­ра Се­ре­ги, и уста­ло раз­ва­ли­лась на шез­лон­ге. — Бо­же, как тре­щит баш­ка! Ка­жет­ся, у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло та­ко­го жут­ко­го по­хме­лья! — Что ты зна­ешь о похмелье? — про­бур­чал я. — У ме­ня вот та­кое чув­ство, буд­то го­ло­ву сжа­ли тис... — я умолк на по­лу­сло­ве, уста­вив­шись на но­ги де­вуш­ки. Страш­ная до­гад­ка стре­лой прон­зи­ла мой и без то­го не слиш­ком здо­ро­вый мозг — ног­ти на но­гах Ди­а­ны бы­ли на­кра­ше­ны тем са­мым ро­зо­вым ла­ком... — Пой­ду вы­пью во­ды, — ляп­нул я и сно­ва по ста­но­вив­шей­ся уже тра­ди­ци­ей при­выч­ке убе­жал. «Черт, вот за­са­да! — об­ре­чен­но ду­мал я. — Ма­ло то­го что те­перь Ма­ша точ­но обо всем узна­ет (ведь они с Ди­а­ной луч­шие по­друж­ки), так еще и с Се­ре­гой рас­со­рюсь! На­до же — из всех дев­чо­нок умуд­рил­ся вы­брать его сест­ру, что­бы по пьян­ке за­та­щить в по­стель. Мо­ло­дец, Але­ша, ты про­сто неудач­ник го­да!» Весь день я ста­рал­ся из­бе­гать дру­зей, осо­бен­но Ди­а­ны. Си­дел на­вер­ху, ссы­ла­ясь на го­лов­ную боль. Лишь од­на­ж­ды в мою дверь ти­хонь­ко по­сту­ча­ли, и за­тем в про­еме по­ка­за­лась го­ло­ва Ма­ши: — Леш, ты как во­об­ще? Все в по­ряд­ке? — Да, — со­врал я. — Мо­жет, спу­стишь­ся? Мы на реч­ку со­бра­лись... — Нет, я луч­ше по­ле­жу еще немно­го. Неваж­но что-то мне. — По­нят­но, — де­вуш­ка как-то стран­но взгля­ну­ла на ме­ня, буд­то хо­те­ла что-то ска­зать, но вдруг передумала. — Лад­но, от­ды­хай. Я по­бе­гу, ре­бя­та ждут. Я про­си­дел в ком­на­те еще пол­дня, уси­лен­но пы­та­ясь вы­звать в го­ло­ве хоть од­но вос­по­ми­на­ние о про­шлой но­чи — на­до бы­ло по­нять, что де­лать. Но все без­ре­зуль­тат­но. На ум при­шли папины сло­ва: «Су­мел на­го­ро­дить — су­мей и раз­гре­сти». Я дол­жен по­го­во­рить с Ма­шей! Ве­че­ром все со­бра­лись в бе­сед­ке, Се­ре­га до­стал от­цов­скую ги­та­ру, пе­ли что-то из Цоя. Ма­ша си­де­ла на по­душ­ке, по­ту­рец­ки под­жав но­ги и по­ка­чи­ва­лась в такт му­зы­ке, длин­ные свет­лые во­ло­сы рас­пу­ще­ны по спине... — Маш, мож­но те­бя на ми­ну­точ­ку? — по­про­сил я. — Да, ко­неч­но, — она лег­ко под­ня­лась и по­шла вглубь са­да, ве­дя ме­ня за со­бой в сгу­ща­ю­щих­ся су­мер­ках, и у ме­ня воз­ник­ло стран­ное де­жа­вю. — Слу­шай, я дав­но хо­тел с то­бой по­го­во­рить, — на­брав­шись сме­ло­сти, на­чал я, и тут вдруг Ма­ша ска­за­ла: —И я, Леш. Це­лый день иска­ла по­во­да, но ты как буд­то из­бе­гал ме­ня. — Да, и на это есть при­чи­на... — Знаю, — кив­ну­ла де­вуш­ка, и в туск­лом све­те са­до­во­го фо­на­ри­ка я с удив­ле­ни­ем уви­дел, как за­рде­лись ее ще­ки. — Я ведь то­же не хо­те­ла, что­бы все по­лу­чи­лось имен­но так, по­то­му что, ес­ли чест­но, ты мне дав­но нра­вишь­ся... Но уже вы­шло так, как вы­шло, и те­перь ни­че­го не из­ме­нишь. Мо­жет, по­про­бу­ем на­чать все-та­ки с на­ча­ла, а не с...? — она сму­щен­но улыб­ну­лась, на­кло­ни­лась и по­пра­ви­ла бо­со­нож­ку, из ко­то­рой тор­ча­ли неж­ные паль­чи­ки, но­гот­ки на ко­то­рых бы­ли по­кры­ты... ро­зо­вым ла­ком! А я сто­ял, оглу­шен­ный стрекотом слов­но с ума со­шед­ших ци­кад и ощу­ще­ни­ем вне­зап­но на­хлы­нув­ше­го сча­стья...

Уже це­лый год я был влюб­лен в Ма­шу, но не осме­ли­вал­ся ей при­знать­ся. И ес­ли рань­ше мог хоть на что-то на­де­ять­ся, сей­час мои шан­сы та­я­ли да­же быст­рее,

чем ко­ти­ров­ки на нефть...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.