Вы­ве­ду те­бя на чи­стую во­ду

По­зна­ко­ми­лись сту­ден­та­ми, по­же­ни­лись, и все у нас бы­ло про­сто за­ме­ча­тель­но, по­ка в мою ду­шу ядо­ви­той зме­ей не вполз­ла рев­ность...

Vdvojem - - Право На Ошибку -

Чест­но го­во­ря, я ни­ко­гда не от­ли­ча­лась брос­кой внеш­но­стью и да­же осо­бой ми­ло­вид­но­стью, од­на­ко ни­чуть из-за это­го не пе­ре­жи­ва­ла. Од­на­ж­ды да­же моя ма­ма, на­блю­дая, как я лю­бу­юсь со­бой в зер­ка­ле, со­би­ра­ясь на дис­ко­те­ку, со­кру­шен­но по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Да уж... В кон­кур­се кра­со­ты те­бя, Настю­ха, вряд ли ко­гда-ни­будь при­гла­сят по­участ­во­вать... В от­вет на не слиш­ком удач­ную ма­му­ли­ну ре­пли­ку я лишь хмык­ну­ла: — Про­тив ге­нов не по­прешь, ма­моч­ка! Я столь же кра­си­ва, как ты, и так же ост­ро­ум­на! — от­ве­ти­ла, ста­ра­тель­но под­кра­ши­вая гу­бы.

Долж­но быть, имен­но бью­щая че­рез край жиз­не­ра­дост­ность, а так­же па­то­ло­ги­че­ский оп­ти­мизм и чув­ство юмо­ра при­вле­ка­ли нема­ло по­клон­ни­ков — на их недо­ста­ток я не жа­ло­ва­лась. Но ко­гда на мо­ем го­ри­зон­те по­явил­ся Ан­тон... — Дев­чон­ки, мы про­па­ли! Сей­час сю­да вой­дет вы­ли­тый Ке­вин Костнер! — на всех па­рах вле­тая в ауди­то­рию, за­ве­ре­ща­ла Ляль­ка. — Ма-а-а-а-ама до­ро­гая...— Ириш­ка мед­лен­но сполз­ла под пар­ту, ко­гда па­рень во­шел в ауди­то­рию. И вправ­ду, меж­ду про­чим, бы­ло от че­го обал­деть: Ан­тон ока­зал­ся не про­сто кра­сав­чи­ком, а кра­сав­чи­ком с ха­риз­мой, к то­му же ум­ным, оба­я­тель­ным и ве­се­лым. В него немед­лен­но влю­би­лись все сту­дент­ки ву­за, а он... вы­брал ме­ня! Мы с ним до та­кой сте­пе­ни сов­па­да­ли по жиз­нен­ным си­ну­со­и­дам, что бы­ло да­же немно­го страш­но: не­уже­ли та­кое во­об­ще бы­ва­ет на све­те?! По­сле окон­ча­ния уни­ве­ра по­же­ни­лись. Я бы­ла вне себя от сча­стья и на­де­я­лась, что Ан­тош­ка то­же. По­вто­рю: на­де­я­лась, а не зна­ла точ­но. По­жа­луй, впер­вые в жиз­ни я ис­пы­ты­ва­ла неуве­рен­ность. По­то­му что в ду­шу ядо­ви­той зме­ей впол­за­ла рев­ность. Несмот­ря на на­ли­чие об­ру­чаль­но­го коль­ца, жен­щи­ны про­дол­жа­ли вис­нуть на мо­ем Ан­тоне, слов­но иг­руш­ки на но­во­год­ней ел­ке. Да­же ес­ли мы при­хо­ди­ли в го­сти к ка­ким-ни­будь дру­зьям вдво­ем, эти хищ­ни­цы аб­со­лют­но не стес­ня­лись с ним за­иг­ры­вать! — А вы зна­е­те, что по­хо­жи на ки­но­ак­те­ра? — том­но за­ка­тив гла­зен­ки, про­мур­лы­ка­ла да­моч­ка, си­дев­шая сле­ва от Ан­то­на за сто­лом. — На­де­юсь, вы по­да­ри­те мне та­нец? — С удо­воль­стви­ем, ес­ли моя су­пру­га не бу­дет про­тив, — га­лант­но от­ве­тил бла­го­вер­ный. «С удо­воль­стви­ем по­лу­чит­ся до­ро­же!!!» — хо­те­лось рявк­нуть мне, од­на­ко, со­брав во­лю в кулак, я про­це­ди­ла сквозь зу­бы: — Да ко­неч­но, тан­цуй­те сколь­ко угод­но, ни­ка­ких про­блем... Не хва­та­ло еще толь­ьк толь­ко, что­бы на­ши дру­зья ре­ши­ли, что Ант­то Ан­тош­ка под ка­б­лу­ком у рев­ни­вой же­ны! Во вре­мя тан­ца да­мо­оч да­моч­ка разо­шлась не на шут­ку — толь­ко ч что шта­ны с мо­е­го му­жа не стас­ки­ва­лаа!стас­ки­ва­ла! А Ан­тош­ка, прав­да, дер­жал себя в рам­ка­ах рам­ках и ее за раз­ные ме­ста не ла­пал, но в м мо­ей ду­ше под­ни­ма­лась бу­ря, раз­ра­зи­ив раз­ра­зив­ша­я­ся сра­зу, как толь­ко мы вер­ну­лис­сь­вер­ну­лись до­мой. — Эта тет­ка так на тте те­бя ве­ша­лась... — дро­жа­щим от вол­нен­ни вол­не­ния го­ло­сом на­ча­ла я, хва­тая бы­ка за ро­га ро­га. — Но я-то ведь к нейй ней н не при­ста­вал! — уди­вил­ся муж. — Ко мне ка­кие во­про­сы? — Но и не от­вер­гал еее ее за­иг­ры­ва­ния! — я со­рва­лась на крик, с ужа­сом осо­зна­вая, что устра­и­ваю от­вра­ти­тель­ную сце­ну. — Те­бе про­сто нра­вит­ся на­блю­дать, как дев­ки с ума схо­дят, а на мои чув­ства со­вер­шен­но на­пле­вать!!! — по­след­ние сло­ва уто­ну­ли в ры­да­ни­ях. Ан­тон мол­ча смот­рел на ме­ня, по­том вдруг улыб­нул­ся и об­нял: — Ты рев­ну­ешь! — по­до­зри­тель­но ра­дост­но вос­клик­нул муж, слов­но его толь­ко что осе­ни­ло. — Рев­ну­ешь, рев­ну­ешь! Лю­бишь, да? — он до­ве­ри­тель­но за­гля­нул в мои гла­за. — Я те­бя то­же люб­лю. Боль­ше жиз­ни! Но я ему не по­ве­ри­ла... И на сле­ду­ю­щий день при­сту­пи­ла к слеж­ке, раз­ра­бо­тав план по­им­ки невер­но­го су­пру­га с по­лич­ным. Сна­ча­ла зво­ни­ла ему на ра­бо­ту в раз­ное вре­мя, по несколь­ку раз в день. Муж не все­гда от­ве­чал, а ино­гда у него да­же был вы­клю­чен те­ле­фон. «Ну ни­че­го, все рав­но вы­ве­ду те­бя на чи­стую во­ду!» — горь­ко ду­ма­ла я. — Настюш, ино­гда я дей­стви­тель­но бы­ваю за­нят, — устав от мо­их бес­ко­неч­ных звон­ков, за­явил муж. — Мне то­же хо­чет­ся те­бя все вре­мя слы­шать, ви­деть и об­ни­мать. Но сей­час я дол­жен ре­шить од­ну важ­ную про­бле­му... «Знаю я твою про­бле­му! На шпиль­ках и в ми­ни-юб­ке»! — зло по­ду­ма­ла я. На сле­ду­ю­щий день ре­ши­ла про­сле­дить за Ан­то­ном. Во вре­мя обе­ден­но­го пе­ре­ры­ва рва­ну­ла к его офи­су и за­ня­ла на­блю­да­тель­ный пост в ка­феш­ке, устро­ив­шись у ок­на с чаш­кой ко­фе. И не на­прас­но: вско­ре мой нена­гляд­ный на­ри­со­вал­ся в две­рях в ком­па­нии оча­ро­ва­тель­ной блон­дин­ки! Бро­сив на стол два­дцат­ку, я вы­бе­жа­ла из ка­фе и столк­ну­лась с па­роч­кой нос к но­су. — Настя? — уди­вил­ся при ви­де ме­ня муж. — Что ты здесь де­ла­ешь? По­зна­комь­ся, это Ма­ри­на, пред­ста­ви­тель на­ших по­став­щи­ков из Тер­но­по­ля. Мы вы­шли по­обе­дать. При­со­еди­нишь­ся? — мо­е­го бла­го­вер­но­го да­же не сму­тил тот акт, что я их за­сту­ка­ла! Ска­зав­шись за­ня­той, по­пле­лась до­мой. На сле­ду­ю­щий день взя­ла от­гул и при­ня­лась раз­мыш­лять, что же де­лать даль­ше. Ан­тон, как обыч­но, по­ехал утром на ра­бо­ту. Че­рез час я по­зво­ни­ла ему в офис. — У него от­гул, — со­об­щи­ли мне. Все яс­но! Я упа­ла на ди­ван и от всей ду­ши раз­ры­да­лась. И в этот са­мый мо­мент раз­дал­ся зво­нок в дверь. От­крыв, я уви­де­ла огром­ный бу­кет роз. — Это для вас, — ска­зал ку­рьер, по­ин­те­ре­со­вав­шись мо­ей фа­ми­ли­ей. В бу­кет бы­ла вло­же­на от­крыт­ка: «Жду в два ча­са на на­шем ме­сте. Твой Ан­тон». «При­гла­ша­ет ме­ня на сви­да­ние? — уди­ви­лась я про себя. — По­сле то­го как из­ме­нил?» Од­на­ко все-та­ки ре­ши­ла пой­ти. — При­шла! — об­ра­до­вал­ся му­же­нек. — По­здрав­ляю те­бя! — С чем?! — я все еще аб­со­лют­но ни­че­го не понимала. — Имен­но в этот день пять лет на­зад мы впер­вые уви­де­ли друг дру­га! Ну на­до же, ка­кой ро­ман­тич­ный муж­чи­на мне до­стал­ся! А я да­же не пом­ни­ла, что это был за день... Но на­вер­ня­ка та­кой же пре­крас­ный, как се­го­дня! И мы с Ан­тош­кой, взяв­шись за ру­ки, от­пра­ви­лись гу­лять по го­ро­ду. Упо­ен­но го­во­ри­ли обо всем на све­те, насла­жда­ясь об­ще­ством друг дру­га. По­том про­го­ло­да­лись и за­бре­ли в не­боль­шой ре­сто­ран­чик. За ужи­ном я ре­ши­ла при­знать­ся лю­би­мо­му, что рев­ную... — Ты что, Насте­на, не ве­ришь мне? — ах­нул лю­би­мый. — Ты та­кой кра­си­вый, — вздох­ну­ла я. — Ба­бы все вре­мя к те­бе при­ста­ют, и од­на­ж­ды бро­ня мо­жет ока­зать­ся не слиш­ком креп­кой... — Слу­шай, а хо­чешь, я пла­сти­че­скую опе­ра­цию сде­лаю? Ста­ну страш­ным, как Ква­зи­мо­до! Жен­щи­ны нач­нут ша­ра­хать­ся, но те­бе, как чест­но­му че­ло­ве­ку, все рав­но при­дет­ся остать­ся со мной. И во­об­ще, ты ведь по­лю­би­ла ме­ня не за кра­со­ту, а за пре­крас­ную ду­шу! — шут­ли­во воз­не­го­до­вал Ан­тон, а я рас­хо­хо­та­лась, ощу­щая, как сва­лил­ся тя­же­лен­ный ка­мень с мо­ей из­му­чен­ной ду­ши, и осо­зна­вая, ка­кая же я все-та­ки иди­от­ка. По­до­зре­вать его?! Мы так лю­бим друг дру­га, что внеш­ние услов­но­сти ни­ка­кой ро­ли не иг­ра­ют... — Да опе­ра­цию, ко­неч­но, сде­лать мож­но, — по­ка­за­ла я му­жу язык. — Но ха­риз­му-то ты ку­да де­нешь? — Ха­риз­му оста­вим как есть, — не остал­ся в дол­гу лю­би­мый. — Но толь­ко ес­ли клят­вен­но по­обе­ща­ешь по ней не бить!

Блон­дин­ка, в об­ще­стве ко­то­рой я за­сту­ка­ла му­жень­ка, ока­за­лась его со­труд­ни­цей...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.