Про­рвем­ся,

Vdvojem - - Родительский -

— Спо­хва­тил­ся, — про­вор­ча­ла тро­ю­род­ная тет­ка. — По­гиб­ла твоя род­ствен­ни­ца, под ма­ши­ну по­па­ла. — Со­бо­лез­ную. По­мощь нуж­на? — Ее муж — пья­ни­ца, ему уже ни­чем не по­мо­жешь. А сы­нок, Олеж­ка, сей­час в при­юте. Па­па­ша, этот без­дель­ник, сра­зу его ту­да сдал. — Сколь­ко лет маль­чи­ку? — спро­сил я вне­зап­но охрип­шим го­ло­сом. — Пять. Не бы­ва­ет та­ких по­дар­ков судь­бы. Но вот же есть! Я по­нял: этот пар­ниш­ка дол­жен стать мо­им сы­ном во что бы то ни ста­ло. Сколь­ко мне при­шлось обой­ти бю­ро­кра­ти­че­ских пре­пон, сколь­ко со­брать спра­вок — это от­дель­ная ис­то­рия. Плюс не­до­воль­ство же­ны: я тра­тил на усы­нов­ле­ние Оле­га уй­му вре­ме­ни и де­нег. Но у ме­ня по­лу­чи­лось! Вна­ча­ле сы­нок был за­мкнут, по­том от­та­ял. А для ме­ня вдруг по­явил­ся смысл в каж­дом дне и дви­же­нии. Утром, от­кры­вая гла­за, я уже знал: по­ве­ду Оле­га в дет­ский сад, дер­жа в ру­ке его теп­лую ла­до­шку. По пу­ти он бу­дет бес­ко­неч­но спра­ши­вать — по­че­му ве­тер, за­чем на све­то­фо­ре три раз­ных ог­ня — а я бу­ду от­ве­чать. Сча­стье! Од­на­ж­ды я за­брал Оле­га из са­ди­ка, мы при­шли до­мой и уви­де­ли, что Ви­ка укла­ды­ва­ет ве­щи в сум­ку. — Ухо­жу, — ска­за­ла она. — Не мо­гу боль­ше ви­деть тво­е­го сы­на! Хо­чу сво­е­го! Ска­за­ла за­паль­чи­во и со зло­стью, как буд­то жда­ла воз­ра­же­ний. Но я мол­чал. — Я по­зна­ко­ми­лась с од­ним муж­чи­ной, бу­ду ро­жать от него, по­ка еще не позд­но. На раз­вод по­дам са­ма! Хлоп­ну­ла две­рью. Я сто­ял в рас­те­рян­но­сти из-за то­го, что... ни­че­го не чув­ствую. — Пап, — гла­за Олеж­ки на­пол­ни­лись сле­за­ми, — что те­перь с на­ми бу­дет? — Не бой­ся, сы­нок! — Я сел на ди­ван и при­влек его к се­бе. — Мы же с то­бой муж­чи­ны, зна­чит, про­рвем­ся! Я ни­ко­гда те­бя не бро­шу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.